Кунград

На сайте:

История › Библиотека › Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей › Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей III

Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей III


Часть I
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗВЕСТИЯ


СОЛОНЧАКИ

Чтобы дать понятие о солончаках, повторим то, что говорит об них г. Эверсман в упомянутом уже нами журнале своего путешествия в конце 1825 и начале 1826 годов:

"Солончаки (по-киргизски "шур", или "сур", а по выговору иных — "сор"), находящиеся преимущественно • западной части киргизской степи, суть более или менее болота, или тинистые пространства, которые по количеству содержащейся в них соли, или по причине вытягиваемой оною из воздуха сырости, летом высыхают весьма медленно, а иногда и вовсе не сохнут, зимою же весьма мало или совсем не замерзают, и, таким образом, путешественнику представляют непреодолимые преграды".

"Впрочем, это относится не ко всем солончакам вообще — многие из оных в летние жары более или менее высыхают, и получают от соли, остающейся на их поверхности, белизну ослепительную. Сии последние можно назвать соляными сушами, или сухими солончаками. Они почти без растений и только края их покрыты солеными травами, принадлежащими почти исключительно к породам сольника (salicornia) и солянки (salsola). Заманиха (nitraria) преимущественно любит сухие и соленые плоскости. У иных солончаков даже и поверхность покрывается сольником. Составные части грунта сих болот суть глина, песок и соль. Соль предпочтительно состоит из сернокислой магнезии (горькой соли) и поваренной соли. При точнейшем химическом разложении, может быть, откроются и другие соли".

"Сколько я мог изведать по опытам, соленые озера, солончаки и соленые пространства происходят трояким образом:

Во-первых, могут в глубине находиться флецы каменной соли, кои, рождая соленые ключи, образуют посредством их разной величины соленые озера. К сему роду не принадлежат озера, содержащие чистую, поваренную соль, годную к употреблению в пищу, и не называемые солончаками (сор), хотя, впрочем, сие последнее название дают иногда горько-соляным озерам.

Во-вторых, соляные озера и солончаки могут быть остатками сбежавшего моря, как выше объяснено, при описании морских берегов.

К третьему роду, встречающемуся весьма нередко в южной части пройденной нами степи, могут быть отнесены солончаки, лежащие в таких местах, где поверхность степи неровно волнистая, отчего местами образуются плоские углубления, или низменности, окруженные возвышеннейшими местами или плоскими холмами. В сих местах дождевые и снеговые воды, стекая с возвышений, растворяют соль, повсеместно проникающую почву степей, и, собираясь в углублениях или низменностях, составляют озера, или солончаки, которые по причине собравшейся в них соли и по свойству ее всасывать в себя сырость также во весь круглый год не мерзнут".

По мнению Палласа, соленость степей, между Тоболом и Иртышом лежащих, должна происходить от соседства флецевых гор, кои наделяют сии места, равно как и всю киргизскую степь, множеством (том 3, с. 51) ключей. В дополнение к сей причине, присовокупляет он, что обыкновение сожигать весною оставшуюся от осени траву, и моча, скотом испускаемая (?), также должны содействовать к умножению соли (т. 1, с. 393) в стране, нами описываемой.

Как бы то ни было, и от чего бы ни происходила соль, но она почти везде встречается в землях киргиз-казачьих. Главные запасы оной — соленые озера, сухие солончаки и каменные соляные пласты. Кроме того, встречается она в водах многих рек, в колодцах, в растениях и даже в росе, падающей на растения. Говоря вообще, воды, нисколько не имеющие соляного вкуса, весьма редки в сем крае, и большею частию встречаются только в песках.

При описании озер, мы объясним, которые из них наиболее производят соли, число всех соляных озер в киргизской степи чрезвычайно велико. В одних соль находится на поверхности в виде коры, в других — осадка ее делается на дне под раствором, или жидкостию, которая часто бывает так густа, что в ней человек не тонет, и чем глубже, тем она более имеет теплоты.

КАМЫШИ

От солончаков должны мы перейти к камышам, покрывающим многие соленые и пресные озера, берега морей и рек. Они замечательны в киргизской степи как по необыкновенной высоте своей (в 3, 4 и даже 5 сажен), так и по обширности занимаемых ими пространств. Уже говорено о камышах, покрывающих берега Каспийского моря. Исчислять все места, на которых они растут, значило бы повторять названия большей части описанных нами озер и потом именовать множество рек. Мы обратим внимание читателя только на камыши, покрывающие устье р. Сыра и вообще юго-восточные берега Аральского моря, на те, которые тянутся, как уверяют киргизы, более нежели на 120 верст к северо-востоку от озера Балхаш, и на окрестности озер Аксакал, поросшие камышами на пространстве нескольких сот квадратных верст.

Польза, извлекаемая киргизами из камышей, заключается в том, что они служат зимою самыми удобными местами для кочевания, защищают от ветров, доставляют корм скоту, и во всякое время заменяют в безлесных местах дрова.

ОБЩИЕ СВОЙСТВА СТЕПЕЙ КИРГИЗСКИХ

Заключим статью сию взглядом на некоторые общие свойства всех степей киргиз-казачьих.

Они отличаются, во-первых, безводием, и происходящею от того чрезвычайною сухостию почвы. Недостаток сей должен быть приписан малому числу дождей, чрезвычайным летним жарам, глинистой почве и ветрам, ее иссушающим. Некоторые путешественники объясняют сие свойство степей существованием близ поверхности земли камня, на котором лежит большая часть глинистой почвы. По их мнению, глубокие снега, растаивая весною, хотя и могли бы заменить дожди, но вода, от них происходящая, не допускается камнем глубоко в недра земли, а потому скопляется большими массами, и быстро стремится в реки, озера, овраги, или в рыхлые пески, не имея времени утучнять пробегаемых ею пространств. Отсюда происходят крутые берега рек и ручьев, множество рытвин и сухость почвы, которая после от солнечного зноя до того высыхает, что дает трещины, имеющие нередко более полуаршина ширины (Г. Шангин пишет, что трещины, им замеченные в киргизской степи, имели фигуру шестиугольников и походили на медовые соты). Тот же камень может препятствовать и происхождению ключей.

От безводия происходит второе, довольно общее свойство степей киргизских,— безлесие.

Третье и самое примечательное свойство той же страны заключается в том, что она во многих местах показывает следы недавнего пребывания своего под волнами морскими. Замечание сие сделано большею частию образованных путешественников; основанием оного служат следующие предметы: а) раковины морские, голыши, округленные водою, белениты и амониты, находимые в далеком расстоянии от моря; b) множество соляных и горьких озер, сухих солончаков и пространств рыхлой глины, оседающей от давления ноги; с) постепенное уменьшение озер, из коих многие уже совсем высохли; d) горький и соленый вкус воды в некоторых реках; е) соленый вкус многих трав; f) соленая роса на оных и даже соленость снега между Каспийским и Аральскими морями; g) наружный вид земной поверхности, состоящей большей частью из пригорков и увалов, представляющих подобие морских волн.

В сем отношении особенно замечательны пески и песчаные холмы, в низменных равнинах намытые и округленные действием воды, наподобие мелей и островов. Г. Шангин пишет, что, верстах в 100 от устья реки Терсе-кана, заметил он круглые возвышения, состоящие из глины, известкового камня, алебастра, валунов, железняка и других горнокаменных пород, проникнутых вообще горькою солью и происшедших от механического раствора осадкою. Люди, достойные вероятия, утверждают, что пространство, заключающееся между озерами Авлиа и рекою Сарытургай, было непременно покрыто водою. Озера На-урзум и Чукса образованы глубокими местами сего водохранилища; край высокой равнины, идущей от речки Чиили до горы Койсал-Мура, был западным его берегом; к востоку видна такая же возвышенность. Почти все пространство сие бесплодно и состоит большею частию из солончаков. Такого же свойства степь Мусбиль, лежащая между Аральским морем и озерами Аксакалбарби. Она ничего не производит; по ней рассеяны морские раковины, белениты, аммониты, округленные кремни и круглые возвышения, кои в отношении к равнине представляют острова. С двух сторон ограничена она горами, а с других открыта: посему, врывающиеся в нее ветры бывают очень сильны и зимою наносят много снегу. С юго-востока предел ее составляют возвышения, известные под именем Кайнарских гор. В них множество провалов и ям, заросших камышом, откуда вода, имеющая серный запах, по замечанию Гавердовского, как будто вытесняется и течет ручьями вниз.

Книга сия уже была давно приготовлена к печати, когда мы получили последнюю книжку журнала Nouvelles annales des voyages, на 1830 год, в которой нашли любопытную статью г. Гумбольта 13о горах и вулканах Средней Азии. Вот что говорит в ней знаменитый естествоиспытатель о киргизской степи: "Пространство, покрытое малыми озерами, в числе которых находятся озера Балекуль (51° 30' широты) и Кумкуль (49° 45' широты), по остроумному предположению г. Генса 14, показывает древнее сообщение обширного водохранилища с морем Аральским и озером Аксакал. Это как будто след потока, который идет на северо-восток далее Омска, между Иши-мом и Иртыш ем, через Барабинскую степь, наполненную озерами; потом на север за Обь к Сургуту, чрез земли березовских остяков, до болотистых берегов Ледовитого моря. Древнее предание, сохранившееся у китайцев, о существовании внутри Сибири большого озера, чрез которое проходит Енисей, относится, может быть, к сему пути, которым воды Каспийского и Аральского морей могли изливаться на северо-восток. Происхождение сего углубления должно быть древнее происхождения гор Уральских".

Мысль эта весьма любопытна; что касается до местоположения упоминаемых здесь озер, то мы об оном ничего положительно сказать не можем.

Глава ЧЕТВЕРТАЯ
НАРУЖНЫЙ ВИД ЗЕМЛИ И ГОРЫ, ЕЕ ПОКРЫВАЮЩИЕ

Название степей, которое даем мы стране, занимаемой киргиз-казачьими ордами, может подать мысль, будто степи сии имеют везде ровную поверхность и составляют одну обширную плоскость, между тем как в самом деле они пересекаются многими горными хребтами и вообще не представляют глазам путешественника гладких и непрерывных равнин, какие встречаются в некоторых других странах. Поверхность большей части степей киргиз-казачьих волниста и испещрена небольшими холмами, имеющими округленные верхи, но поелику возвышения сии не велики, и не покрыты лесом, то название степи довольно приличествует стране, нами описываемой. Прибавим к тому, что она, будучи суха, бедна произрастениями и единообразна, становится утомительна для глаз.

Это не относится к горам, коих вид, величина и свойства различны, почему мы и намерены описать их подробнее.

Многие новейшие географы стараются привести все горы земного шара в системы. Старание сие заслуживает особенного внимания и может родить заключения весьма важные, однако ж, оно не всегда обращается в пользу географическое истины, ибо желание поддержать систему, на общих соображениях основанную в тишине кабинета и стоившую многих трудов, не один раз заставляло самих ученых и почтенных мужей затемнять или изменять вид предметов, не подходивших под общие их правила. Таким образом, и горы часто могут быть относимы к тем классам, к которым они не принадлежат по свойствам своим. Нет сомнения, что классификация оных возможна в странах слишком известных, какова, например, Западная Европа; но полезно ли, и есть ли возможность прибегать к оной в описании Азии или Африки?

Решившись нигде не вводить читателей наших в заблуждение, мы опишем только горы степей киргизских, ныне известные. Из сочинений Палласа и Фалька 15 видно, что горные хребты Уральский и Алтайский оба проходят из России в земли, киргиз-казаками занимаемые, и что первый хребет распространяется в западной, а второй — в восточной части сих земель, но средина их также покрыта горами, превосходящими вышиною все другие. Теперь по недостатку сведений нельзя еще решить, к которому именно хребту принадлежат сии последние горы (Г. Эверсман полагает (там же), что относительный геогностический возраст киргизской степи постепенно уменьшается от востока к западу на всем протяжении от пределов Китая до Каспийского моря. Образованию сему соответствует возвышение степи над поверхностью моря, то есть она постепенно склоняется от востока к западу. Предположение сие в общем обзоре подтверждается частными наблюдениями, особенно в западной части описываемой нами страны: она низка и имеет все признаки новейшего образования. Северо-восточные берега Каспийского моря, продолжает г. Эверсман, так низки и отлоги, что разрез оных на расстоянии 30 верст от моря возвышается над поверхностью воды только на 2 сажени).

А. Уральские горы переходят в степи киргиз-казачьи в двух местах: во-первых, между Ильинского и Орскою крепостями, а особенно около Губерлинской крепости, где оба берега Урала, обнаруживая совершенно одинаковые слои и однообразное склонение оных, показывают, что скалы, по обеим сторонам сей реки лежащие, составляют один и тот же горный хребет. Второе отделение Уральских гор переходит в степи казачьи между вершинами Урала и Уя. Первая из сих двух отраслей на правом берегу Урала известна под названием гор Губерлинских, а на левом, то есть при входе в степь Киргизскую, под названиями Ташкичу и Караултюбя. Отрасль сию Паллас (См.: Первое его путешествие. Т. 2. С. 406) почитает настоящим Уральским хребтом, а потому и принимает оную за естественную границу, отделяющую Европу от Азии, начиная от Ледовитого моря до Каспийского. Ташкичу и Караултюбя круты и довольно высоки при Урале, но верстах в 30 от оного соединяются вместе и составляют равнину, усеянную кремнистыми холмами (Voyage a Boukhara par le Baron de Meyendorff, с 46); к югу равнина сия возвышается и составляет хребет, называемый Уркач, который прилегает к крутым скалам гор Мугоджар, одинаковых с ним по составу и образованию и, следовательно, служащих продолжением оного.

От Уркачского хребта идут две холмистые ветви на запад: одна отделяет реки, впадающие в Урал от тех, кои текут в Илек, а другая, вначале известная под именем Босага (Из того же путешествия видим, что на высотах Босага находятся окаменелости и зубы морских животных), образует несколько малых отраслей, коими разделяются долины, орошаемые реками Хобдою, Утвою, Уилом, Сагизом, и Эмбою, и направляют течение речек и ручьев, в них впадающих. Замечательные в сих отраслях точки суть Корсакбаш и Таш-Горали, находящиеся между Илеком и Хобдою; Туртабаш — между Хобдою и Утвою, горы Кайнар и Иман между Эмбою и Сагизом. Что касается до гор Мугоджар, то оные идут с северо-востока на юго-запад и превосходят высотою прочие горы западной части степей киргизских. Составляя, как выше сказано, часть хребта Уральского, они, с одной стороны, принимают в себя Уркач, а с другой, т. е. с севера — соединяются с горами Караадыр, о коих будем говорить ниже. Горы Мугоджарские состоят из сосцеобразных возвышений, представляющих издали необыкновенные и часто прекрасные виды. Они содержат в себе порфир, серпантин, кварц, зеленый камень, фельдшпат, но гранита в них не находится. Высочайшая точка сих гор есть Айрюрук, отделяющаяся от других и имеющая около 150 сажен высоты от основания (См. то же путешествие). Отрасль, идущая от сей высоты на юг, именуется Ямантаг (то есть дурные горы), а на север простирающаяся — Якшитаг (хорошие горы). Оба названия даны по качеству пажитей. На юг Мугожарские горы простираются недалеко и оканчиваются соединением с плоскою возвышенностию, составляющую перешеек между Каспийским и Аральскими морями, и известную под именем Устюрта. На восток отделяется от них несколько отраслей, из коих известнейшая называется Букенбай; она флецового состава и покрыта красною глиною. Из Мугод-жарского хребта текут реки: Орь, Эмба и много маленьких речек. Прочие незначительные горы в западной части киргизских степей, по мнению Палласа, составляют также отрывки Уральского хребта.

Второе продолжение сего хребта, переходящее из России в степи казачьи, как уже сказано, между вершинами Урала и Уя простирается до вершин реки Иргиза почти прямо на юг. Горы сии носят в начале своем название Октокарагая и Ябиккарагая. Около вершин рек Тогузака и Гумбейки они понижаются и идут до вершин реки Сундук под именем Джавуккарагая. На сем пространстве возвышения опять увеличиваются и пускают от себя многие отрасли на северо-восток и юго-запад. Далее к югу обращаются они в хребет, который, приняв название Караадыр и достигнув вершин реки Иргиз, пускает две главные отрасли. Одна из них, а именно Тополан, идет на восток и оканчивается горами Коттор и Теке-Турмас близ Сарытургая, а другая простирается на запад до Урала, под названием Камышаклы. Самый же хребет Караадыр, приняв направление к юго-западу, соединяется с Мугоджарскими горами.

Отрасль Тополан большею частию состоит из глинистых плоских возвышений. Коттор есть каменистый и обнаженный хребет, коего скалы представляются в виде огромных развалин. На север от них лежат горы Кызбель, одинакового вида и образования с Коттор. В главном хребте Караадыр замечен гранит.

В. Алтайский хребет проходит чрез Иртыш между реками Большою Убою и Нарымом. Первые отрасли его в степи киргизской не высоки и имеют различные названия. Главнейшая из них, с коею соединяются другие, есть каменная гряда Акрычаклы, которая идет с севера на юг, потом поворачивает на восток и образует горы Хей. Продолжение сих последних опять поворачивает на юго-запад и именуется Калыгай-Гологой; оно пересекается или соединяется с горою Калбин, и пускает от себя разные ветви. Одна ветвь идет на запад, образуя горы Алджан-Аркат и Ордан-Чингис, а далее каменистые гряды Каркаралы, Кен-козлан и Буглы (Буглы означает во множ. числе оленей. Говорят, что горы сии получили таковое название от того, что в них водится много маралов (род оленей). См. Оренб. Топографию Рычкова.17), исчезающие в хребте Иремейском. Другая ветвь, простирающаяся по правой стороне Аягуза, называется Кузу-Курпеш. Третья соединяется с высоким Тарбагатайским хребтом, входящим в Китайские владения. Г. Поспелов 16, осмотревший западную часть сих гор, говорит, что ближайшие из них к Иртышу состоят из гранита и сланца, между коими есть агаты.

Далее идущие от Иртыша к югу состоят преимущественно из гранита. За рекою Тундук главные породы: красная и зеленая яшма, агат, порфир. Около реки Нуры идет полоса гор известковых, а за нею роговокаменные и стланцевые с примесью белого кварца; последние высоты, оканчивающиеся в степи Битпак, наполнены агатом и яшмою разных видов.

О составе юго-восточной части продолжения Алтайского хребта мы не имеем достоверных сведений. Равным образом не можем мы сказать ничего определительного о снежных горах Ала, или Усюн-Алатаг, идущих от озера Балхаш на северо-восток в Китайские владения.

С. Горы, находящиеся в середине киргизских степей.

Кроме отраслей хребтов Уральского и Алтайского в киргиз-казачьих владениях, и именно в средине оных, находятся многие другие горы, которых мы не смеем отнести ни к какой системе, а потому и опишем их отдельно одни от других.

Главнейшие из них суть: Улутаг (т. е. большие горы), лежащие между вершинами Тургаев и Кингерей. Большими называются они потому, что, по мнению киргизов, превосходят высотою все прочие горы киргизской степи. Горы Свинцовая и Медная (мыс Таг), исследованные российскими горными офицерами (Описание открытых рудных приисков будет помещено в главе о произведениях ископаемого царства), и находящиеся около вершин Тургая, принадлежат к одному хребту с горами Улу. На северо-восток от оных проходит хребет Илдигий-ский, отделяющий реки, текущие на север, от рек, стремящихся на юг и юго-запад. Название Илдиги, т. е. непрерывный, и рассказы киргизов показывают, что хребет сей почитается одним из главных возвышений киргизской степи. Оный, как говорят, соединяется с отраслями Тарбагатая. Нам кажется, что горы Улу составляют только часть сей цепи гор. Г. Шангин, переходивший чрез хребет Илдигийский, пишет, что северная часть оного состоит из гор гранитных, и что гранит сей, покрытый миндальным камнем, принадлежит ко второму или позднейшему образованию. При горе Кычетау, составляющей часть того же хребта, лежит порфир, которого основная порода темно-кофейная яшма с хрусталями полевого шпата, весьма красива для употребления на изделия. В южной покатости Илдигийского хребта, по словам г. Шангина, гранитные горы встречаются столь редко и столь малой высоты, что в самом деле главною породою сей части хребта должно почесть глинистый первозданный сланец (Столь подробные сведения и наблюдения горного чиновника не позволяют нам согласиться с мнением тех ученых, которые утверждают, будто бы Илдигийский хребет совсем не существует. Мнение сие основано на словах киргизов, которые об одной и той же вещи весьма часто сообщают известия, совершенно противоположные одно другому.).

Иремейские горы, идущие с севера на юг, западными отраслями своими примыкают к боковым ветвям Илдигийского хребта, а с востока принимают в себя горы Буглы, составляющие, как выше сказано, ветвь Алтайского хребта. Из гор Иремейских вытекает река Ишим.

Горы Кукче идут на северо-запад от Иремейских, между Иртышем и Ишимом.

Под названием Актаг, то есть белых гор, находим мы в киргизских степях несколько высоких хребтов. Геогностические признаки ни одной из сих соименных гор нам не известны.

О горе Иман, лежащей близ озера того же имени, на правой стороне Ишима, г. Шангин пишет следующее: "Горы сии состоят из гранита, но они приводят в удивление геогноста и останавливают внимание наблюдателя, быв разделены по всей длине своего протяжения от севера к югу параллельными грядами кремнистого стланца и кварца. Гряды сии изображают как бы остатки стен от 2 до 6 сажен толстотою, и возвышаются над поверхностию гор до двух четвертей. Пространство гранита, оные разделяющего, от 50 до 100 сажен. Я предлагаю здесь одно справедливое наблюдение; новость такового для меня явления, противоречит теориям образования первобытных пород и удерживает от всякого заключения" (Рукописный журнал г. Шангина). Гора сия покрыта густым лесом. В ней заключаются руды, о которых будет говорено в своем месте.

Горы Каратау отделяют степи киргизские с юга от Туркестанских владений. Часть сих гор была осмотрена г. Поспеловым, который нашел, что они состоят из гранита и известкового камня, а частию — из красной железистой яшмы. В одном месте видел он медную руду и признаки древней разработки. Кое-где есть руды железные и свинцовые.

Прочих гор киргиз-казачьих земель мы описывать не будем, ибо они или составляют небольшие части описанных нами хребтов, или слишком мало известны.

КОММЕНТАРИИ

13 Александр Гумбольдт (1769 — 1859). Выдающийся немецкий географ, естествоиспытатель и путешественник. Заложник основы географии растений, сравнительного землеведения и климатологии. В 1829 г. побывал в азиатских владениях России, в том числе на территории Западного и Восточного Казахстана. Результатом научных исследований этих территорий явился знаменитый труд "Центральная Азия: Исследования о цепях гор и по сравнительной климатологии" (перев. с франц. М., 1915).

14 Григорий Федорович Генс (1786 — 1845). Русский государственный деятель, служивший в Оренбурге с 1807 по 1844 гг. В 1825 — 1844 гг. занимал должность председателя Оренбургской пограничной комиссии. На этом посту активно содействовал расширению и улучшению русско-казахских отношений, а также ввел в практику пограничной администрации разностороннее изучение Оренбургского края. В течение многих лет регулярно занимался сбором географической и историко-этнографической информации о Казахстане и Среднеазиатском междуречье. Будучи военным инженером по образованию, составил геолого-географическое описание малоизвестного тогда пространства между реками Тобол и Тургай (см. Личное дело Г. Ф. Генса // ЦГА РК, ф.4, оп. 1, д. 1547, 1579, 2298). В работе А. И. Левшина имеется в виду этот материал.

15 Иоганн Петр Фальк (1727 — 1774). Шведский ученый-натуралист, приглашенный в 1768 г. в Россию Академией наук по рекомендации К. Линнея. Во главе одного из отрядов экспедиции Академии наук в 1768 — 1774 гг. обследовал северо-восточные регионы Казахстана и территорию Юго-Западной Сибири. По его инициативе участник экспедиции врач X. Барданес совершил в 1771 г. самостоятельную поездку в казахскую степь, в ходе которой обследовал территории Центрального и Юго-Восточного Казахстана. Собранный И. Фальком и X. Барданесом обширный географический и этнографический материал о восточных регионах России и казахской степи после смерти ученого был издан И. Г. Георги (см. коммент. 21, разд. II, Ч. 1) в России на немецком языке (см.: Falk I. P. Beytraеge zur topographischen Kenntnis des Russischen Reichs. Band 1 — 3, St.-Petersburg, 1785 — 1787.). Частично труд был переведен на русский язык и издан в XIX в. (см.: ПСУП. Т. VI; Спб., 1824.; Т. VII. Спб., 1825).

16 Михаил Семенович Поспелов (род. в 1774 г.). Чиновник ведомства Колывано-Воскресенских горных заводов. В чине шихтмейстера возглавил совместно с Т. С. Бурнашевым (см. коммент. 35 этого разд.) в 1800 г. посольство в Ташкент, направление по просьбе ташкентского владельца Йунус-ходжи (см. коммент. 26, гл. 4. Ч. II) для оказания помощи в разработке местных природных богатств. Материалы посольства были частично опубликованы в 1818 г. (см.: СВ. Спб., 1818. Ч. 2,3). Более полное издание было подготовлено Я. В. Ханыковым (см.: Поездка Поспелова и Бурнашева в Ташкент в 1800 г. // ВРГО, 1851. Ч. 1. кн. 1, С. 1 — 56).

17 Петр Иванович Рычков (1712 — 1777). Первый член-корреспондент Российской Академии наук, известный экономист, географ и историк Оренбургского края. Большую известность в России получили его труды "История оренбургская" и "Топография, или описание Оренбургской губернии", опубликованные Г. Ф. Миллером (см. коммент. 53, разд. I. Ч. I) в научно-популярном журнале "Ежемесячные сочинения в пользе и увеселению служащие" в 1759 и в 1762 гг. Впоследствии эти работы неоднократно переиздавались в России.

Текст воспроизведен по изданию: Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких гор и степей. Алматы. Санат. 1996. Библиотека сайта  XIII век

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор