Кунград

На сайте:

История › Хорезм › Средняя Азия в 1200-1217 годах › Средняя Азия в 1200-1217 годах часть 2

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В 1200-1217 ГОДАХ часть2


В 604/1207 г. хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммад начал действия, направленные на присоединение Мавераннахра к своим владениям. Однако до начала похода на правобережье Амударьи хорезмшах решил укрепить свои позиции в Хорасане и на землях, только что захваченных у Гуридов. Наместником в Нишапур он назначил эмира Кезлик-хана; ему была выделена часть султанских войск. В город Джам он назначил эмира Изз ад-Дина Джилдака, а эмира Амин ад-Дина Абу Бакра - в город Заузан. В Мерве, Серахсе и других городах хорезмшах также оставил свои гарнизоны.

Однако облеченные его доверием эмиры почти одновременно решили отложиться от Хорезма. Первым неповиновение хорезмшаху проявил вали Герата Изз ад-Дин Хусайн ибн Хурмил. Хорезмшах узнал, что вали арестовал большое число хорезмийских воинов за то, что они жестоко обращались с местными жителями и посягали на их имущество. И хотя Хусайн ибн Хурмил доказывал, что он действовал по справедливости, хорезмшах охладел к своему ставленнику и потребовал, чтобы тот отправил задержанных в Хорезм, а эмиру Джилдаку приказал схватить самого Хусайна ибн Хурмила и доставить его в Гургандж.

По другой версии, Хусайн ибн Хурмил решил воспользоваться тем, что хорезмшах занят подготовкой похода в Мавераннахр, отложиться от него и, договорившись с Гуридами, объявить о своей независимости. Хусайн ибн Хурмил сообщил об этом гуридскому султану Махмуду, арестовал верных хорезмшаху людей и, запретив хутбу и чеканку монет с именем хорезмшаха, приказал оглашать хутбу и чеканить монеты с именем султана Махмуда. Однако вскоре он узнал, что хорезмшах возвратился в Гургандж, и отправил ему письмо с извинением за свои необдуманные действия и просьбой о милости. Этот ход Хусайна ибн Хурмила восстановил против него Гуридов, и они стали искать пути для устранения гератского наместника. Хусайн ибн Хурмил запросил у хорезмшаха подмогу войсками и с помощью хорезмийцев отбил вторжение Гури.

Действия Хусайна ибн Хурмила показались хорезмшаху подозрительными; и он сам, и его люди перестали доверять наместнику в Герате. Приближенные хорезмшаха стали говорить ему о двуличии Хусайна ибн Хурмила и советовали принять в отношении его решительные меры. И хорезмшах приказал убить Хусайна ибн Хурмила.

Это было поручено, как уже было сказано, эмиру Джилдаку, который отправился в Герат с двухтысячным отрядом конников. Везир Хусайна ибн Хурмила Сад ад-Дин Ринди (ходжа ас-сахиб) посоветовал ему не выходить из крепости на встречу с эмиром Джилдаком. Однако Хусайн ибн Хурмил не внял совету, решил соблюсти этикет и был схвачен людьми Джилдака и отправлен в крепость Салумид. Через несколько дней голова Хусайна ибн Хурмила была доставлена из Салумида в Гургандж.

Узнав о пленении Ибн Хурмила, везир Сад ад-Дин Ринди заперся в Герате и отказался сдать его Джилдаку, заявив ему: «Я не сдам крепость ни тебе, ни предателю Ибн Хурмилу. Она принадлежит Гуридам!» Тогда Джилдак написал об этом хорезмшаху, и тот приказал вали Нишапура Кезлик-хану и вали Заузана Амин ад-Дину Абу Бакру отправиться с войсками на осаду Герата. Имея 10 тыс. воинов, эмиры приступили к осаде. Они предложили везиру сдаться самому и сдать крепость, однако тот ответил: "Нет никаких оснований сдать вам такой город, как Герат. Однако если прибудет сам хорезмшах, я сдам город ему".

Попытка взять Герат штурмом потерпела неудачу - Хусайн ибн Хурмил возвел вокруг города четыре ряда мощных стен, окружил его глубоким рвом и залил ров водой. Хорезмшаху отправили сообщение о положении под Гератом и стали ждать ответа. Но ответа не последовало, так как в Мавераннахре произошли события, едва не поставившие под угрозу само существование государства Хорезмшахов.

Дело в том, что в это время (1207 г.) к хорезмшаху Ала ад-Дину Мухаммаду обратились с посланием владетель Самарканда и Бухары султан султанов (хан ханов) Усман и другие знатные люди Мавераннахра, которые просили помощи против кара-хитаев. Кара-хитаи имели в каждом городе Мавераннахра своих наместников, которые со своими подчиненными чинили насилия и обирали население, а награбленное отправляли в Узкенд, Баласагун и Кашгар.

Усман писал хорезмшаху: "Великий Аллах утвердил за тобой все, что он даровал тебе, как владыке. Он умножил твое войско для того, чтобы избавить мусульман и их страну от власти неверных и освободить их от засилья тех, кто посягает на их имущество и на них самих. Мы будем твоими союзниками в войне с кара-хитаями и будем отдавать тебе все то, что раньше отдавали им. Мы будем упоминать твое имя в хутбе и на монетах!"

Хорезмшах, разумеется, не замедлил откликнуться на просьбу Усмана и отправил в Мавераннахр войска. Но прежде чем действовать против кара-хитаев, ему необходимо было усмирить восстание в Бухаре. Здесь, несмотря на присутствие кара-хитайского наместника, подлинными властителями были представители рода Бурхан, которые являлись одновременно имамами, хатибами и раисами города и носили звание садр и джахан. Кара-хитаи всячески поддерживали духовный и административный авторитет бурханидов и заставляли своих представителей в Бухаре прислушиваться к их советам.

К началу похода хорезмшаха в Мавераннахр власть в Бухаре была захвачена восставшим населением, во главе которого стоял некий Санджар, сын торговца щитами (маджан фуруш). Санджар начал преследовать уважаемых людей (асхаб и хурмат) города, изгнал из Бухары садра и его приближенных и приказал конфисковать все их имущество. Предводитель восставших стал именовать себя маликом.

Попытки бурханидов пресечь восстание с помощью кара-хитаев ни к чему не привели (бурханиды пожаловались владыке кара-хитаев, и тот издал несколько приказов, адресованных малику Санджару, однако малик не обратил на них никакого внимания). Тогда садры обратились за помощью к хорезмшаху, который весной 1207 г. двинул войска на Бухару. При содействии знати города хорезмшах овладел Бухарой. Восстание было разгромлено, малика Санджара схватили и отправили в Гургандж, где впоследствии в числе других 27 пленных правителей и владетелей он участвовал в первом исполнении наубы Зу-л-Карнайна в честь хорезмшаха Мухаммада.

Взятие Бухары укрепило влияние хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммада в Мавераннахре, и на его сторону стали склоняться местные владыки. Караханидский владетель Самарканда султан султанов Усман с почестями принял посла хорезмшаха эмира Дорт-Аба, и они договорились о совместном выступлении против кара-хитаев.

Однако потеря Самарканда вовсе не обеспокоила кара-хитаев. Они подготовились к войне с хорезмшахом гораздо серьезнее, чем он сам. Кроме того, гюр-хан сумел подкупить и восстановить против хорезмшаха служившего ему испахбада Рукн ад-Дина Кабуд-Джаму (дядю которого, Нусрат ад-Дина, хорезмшах в свое время приказал казнить), а также самого эмира Дорт-Аба, которого хорезмшах назначил шихной Самарканда. По достигнутому соглашению, гюр-хан в случае поражения хорезмшаха передавал Хорасан во владение испахбада Кабуд-Джамы, а Хорезм - эмиру Дорт-Аба.

Когда началось сражение между войсками хорезмшаха и кара-хитаев, испахбади Дорт-Аба, изменив хорезмшаху, покинули со своими воинами поле битвы. Несмотря на упорное сопротивление, войска хорезмшаха были разгромлены, много воинов Хорезма пало на поле битвы, многие попали в плен. В плену оказался и сам Ала ад-Дин Мухаммад. Вместе с ним был захвачен один из его видных эмиров Фулан ибн Шихаб ад-Дин Масуд.

Остатки войск хорезмшаха вернулись в Хорезм, где сообщили о разгроме войск, но о самом хорезмшахе ничего сообщить не могли. Пошли слухи, что хорезмшах пропал, ранен и даже убит. Именно в это время вали Нишапура эмир Кезлик-хан и вали Заузана эмир Амин ад-Дин Абу Бакр, осаждавшие Герат ожидали от хорезмшаха ответ на их запрос относительно судьбы города.

Сестра Кезлик-хана сообщила ему, что хорезмшах пропал в битве с кара-хитаями, и Кезлик-хан сразу же увел свои войска от Герата в Нишапур, который был сильно укреплен и имел огромные запасы оружия и продовольствия на случай войны. Кезлик-хан уже обдумывал план захвата Хорасана и обретения самостоятельности.

Слух об исчезновении хорезмшаха дошел и до его брата Тадж ад-Дина Али-шаха, который находился в Табаристане. Он объявил себя султаном и прекратил чтение хутбы с именем Ала ад-Дина Мухаммада.

Но в это время хорезмшаху удалось бежать из плена. По версии Джувейни, хорезмшах в сражениях имел привычку надевать одежду вражеских воинов, и поэтому, попав к кара-хитаям, он остался неузнанным и в конце концов сумел бежать из плена.

Конечно же, изменников ожидало жестокое наказание, тем более что Кезлик-хан, изменив хорезмшаху, запустил руки в султанскую казну и конфисковал имущество чинов государственного дивана. Разгневанный хорезмшах тотчас же снарядил войска против Кезлик-хана. Последний, узнав о приближении хорезмшаха, бежал в Ирак, прихватив казну Нишапура. В конце концов Кезлик-хан и его сын были схвачены и обезглавлены, несмотря на заступничество Теркен-хатун.

Что касается Тадж ад-Дина Али-шаха, то он, испугавшись мести брата, бежал в Фирузкух к гуридскому султану Махмуду, который встретил его с почестями и оставил в своей столице.

Очистив Нишапур от сторонников Кезлик-хана, хорезмшах пошел с войсками на Герат, который все еще был осажден его войсками. Он вызвал на переговоры везира Герата Сад ад-Дина Ринди и напомнил ему о его обещании сдать Герат только ему. Однако везир отказал ему и сказал, что сдаст город только султану Махмуду. Разгневанный хорезмшах приказал штурмовать крепость, но взять ее не смог. В Герате, находившемся в осаде более года, начались голод и эпидемии, и жители сами договорились с хорезмшахом о сдаче. Они разрушили две башни и дали войскам хорезмшаха возможность овладеть Гератом. Город был взят в шабане 605 г. х. (июль 1208 г.). Везир был схвачен и казнен. Вали и мукта Герата хорезмшах назначил своего дядю (по матери) Амир-Малика, который оставался на этих постах до падения государства Хорезмшахов.

После подчинения Хорасана и взятия Герата хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммад отбыл в Гургандж, приказав Амир-Малику отправиться с войсками против Гуридов, овладеть их столицей Фирузкухом и захватить султана Махмуда и нашедшего у него убежище Тадж ад-Дина Али-шаха. Узнав об этом, султан Махмуд сообщил Амир-Малику о своем подчинении хорезмшаху и сдался. Амир-Малик арестовал Махмуда и Тадж ад-Дина Али-шаха и отправил их в Хорезм, где они были казнены. Государство Гуридов перестало существовать.

Таким образом, к 605/1208 г. весь Хорасан оказался под властью хорезмшаха. Теперь Ала ад-Дин Мухаммад получил возможность возобновить действия против кара-хитаев. Последней каплей, переполнившей чашу терпения хорезмшаха, стало поведение представителей кара-хитайского гюр-хана, прибывших за очередным взносом денег, который хорезмшахи ежегодно выплачивали кара-хитаям еще со времени правления Атсыза

Когда в 605/1209 г. в Гургандж с этой целью явился представитель гюр-хана Туши, который, пренебрегая этикетом, нагло уселся рядом с хорезмшахом на султанском престоле, терпению хорезмшаха пришел конец. Он приказал изрубить Туши на куски, перебить всех его спутников и выбросить их трупы в Джейхун. Пока гюр-хан, получивший весть о случившемся, готовился принять меры против непокорного хорезмшаха, последний уже выступил в поход против кара-хитаев. Жители городов и селений Мавераннахра благодаря действиям агентов самаркандского хана Усмана и лазутчиков самого хорезмшаха были настроены против "неверных" кара-хитаев и встречали войска Ала ад-Дина Мухаммада как освободителей.

Отряды хорезмшаха переправились через Сырдарью и в Иламышской степи встретились с армией кара-хитаев, которой командовал опытный полководец Тайангу. В результате происшедшего в раби I 607 г. х. (сентябрь 1210 г.) жестокого сражения кара-хитаи были разбиты. Большое число кара-хитаев, в том числе и Тайангу, попало в плен. Во все города и населенные пункты Мавераннахра (вплоть до Узкенда) были назначены наместники и шихны хорезмшаха. Он выдал свою дочь Хан-Султан за самаркандского султана Усмана и оставил его правителем Самарканда, приставив к нему своего шихну эмира Дорт-Аба. Двоюродного брата Усмана, владетеля Отрара Тадж ад-Дина Билге-хана, хорезмшах отправил в ссылку в Насу, где он через два года был убит по его приказу.

Весть о разгроме войск кара-хитаев быстро распространилась повсюду. Отступавшие в беспорядке кара-хитаи все разрушали и грабили на своем пути. Когда толпы отступавших воинов стали стекаться к столице кара-хитаев Баласагуну (на р. Чу), жители города, полагая, что войска хорезмшаха доберутся и сюда, заперли городские ворота и не поддавались на уговоры беглецов. Однако хорезмшах не думал о походе на Баласагун и возвратился в Гургандж. Кара-хитаи 15 дней осаждали свою столицу и, ворвавшись в нее, в течение трех суток истребляли население города. По сведениям источника, погибло 47 тысяч одних только знатных и уважаемых горожан.

И хотя до уничтожения государства кара-хитаев оставалось еще два года, победа хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммада над кара-хитаями была расценена современниками как победа ислама над "безбожием". Эта победа была едва ли не самым большим внешнеполитическим успехом государства Хорезмшахов. В казну государства поступили огромные богатства и драгоценности, войскам досталась большая добыча. Но главное значении победы состояло в том, что хорезмшах наконец добился полной независимости: ни один из правителей региона не мог претендовать на сюзеренитет над Хорезмом; наступило время, когда сам хорезмшах стал вершителем судеб других государств и народов.

Когда Ала ад-Дин Мухаммад возвратился в Гургандж, во все концы мусульманского мира были отправлены гонцы с победными реляциями хорезмшаха, все города и селения были разукрашены, в мечетях читались праздничные проповеди, в которых прославлялось имя "величайшего султана" Ала ад-Дина Мухаммада. Во время этих торжеств плененный командующий войсками кара-хитаев Тайангу был утоплен в Амударье.

Хорезмшах изменил дворцовые церемонии и сделал их еще более торжественными. Присвоив себе после победы над кара-хитаями лакаб Искандар-и Сани ("Второй Александр Македонский"), он ввел для себя наубу Зу-л-Карнайна("Двурогого", т. е. Александра Македонского), для исполнения которой назначил пленных правителей и владетелей. Эту наубу отбивали во время восхода и захода солнца в 27 золотых литавр, палочки которых были украшены различными самоцветами.

Имя Искандар-и Сани хорезмшаху показалось недостаточго высоким, и, хотя поэты уже стали прославлять его под этим именем, он, вспомнив о долголетнем правлении великого сельджукского султана Санджара, присвоил себе имя "султан Санджар" и приказал изготовить тугру для подписи с текстом зилл Аллах фи-л-ард("Тень Аллаха на Земле"). Новое имя хорезмшаха нашло отражение и в титулатуре его сыновей: так, наследник престола хорезмшахов Кутб ад-Дин Узлаг-шах именовался "султан Абу-л-Музаффар Узлаг-шах сын султана Санджара, Помощник Эмира верующих". Султан Джалал ад-Дин Манкбурны подписывал свои письма халифу так: "Его (халифа) послушный слуга Манкбурны, сын султана Санджара".

Вместе с хорезмшахом в Гургандж приехал его зять владетель Самарканда хан ханов Усман и оставался в столице целый год. Он пытался вернуться в Самарканд, но мать хорезмшаха Теркен-хатун держала его при себе, ссылаясь на тюркские обычаи, по которым молодой зять мог вернуться к себе домой только по истечении года.

Тем временем Мухаммад ибн Текиш задумал новый поход против кара-хитаев. Едва самаркандцы узнали, что в свите хорезмшаха нет их владыки хана ханов Усмана, они заподозрили неладное и открыто стали проявлять враждебность к хорезмшаху и его людям. Положение в огромном городе стало весьма напряженным, и хорезмшах послал в Гургандж людей, которые привезли в Самарканд Усмана и его жену Хан-Султан.

Но возвращение хана ханов в Самарканд оказалось не в пользу хорезмшаха. В отсутствие Усмана шихна хорезмшаха эмир Дорт-Аба и его люди вели себя в городе разнузданно и издевались над жителями. И когда Усман вернулся, в город, он приказал немедленно перебить всех хорезмийцев; ненависть жителей Самарканда к ним была настолько велика, что они разрывали трупы хорезмийцев на куски и развешивали на крючьях на базарах и улицах. Сам Усман перебил всех прибывших с ним и его женой хорезмийцев, а ее заставил прислуживать другой его жене - дочери кара-хитайского гюр-хана. Однако Хан-Султан удалось запереться в цитадели Самарканда и отсидеться там до прихода войск хорезмшаха. По видимому, свита Хан-Султан, а возможно, и какое-то число самаркандцев остались верными дочери хорезмшаха.

Покончив с хорезмийцами, хан ханов Усман отложился от хорезмшаха и отправил послов к гюр-хану с известием, что он готов сдать Самарканд кара-хитаям.

Гневу и ярости хорезмшаха не было предела. Едва узнав о действиях Усмана в Самарканде, он в припадке злобы и гнева приказал немеленно умертвить всех чужеземцев, находившихся в Гургандже, однако его мать отговорила хорезмшаха от этого опрометчивого шага, заявив, что в этом случае на голову его падет позор и его осудят во всем мусульманском мире. Собрав огромное войско и ополчение, Ала ад-Дин Мухаммад выступил к Самарканду. Несмотря на отчаянное сопротивление, город был взят хорезмийцами, которые в течение трех дней расправлялись с жителями Самарканда. Согласно Джувейни, было убито 10 тыс. человек. Взятого в плен хана ханов Усмана хорезмшах хотел было помиловать, но по настоянию Хан-Султан он был казнен в 609/1212 г. Были казнены все его родные и близкие; род самаркандских ханов и остальные представители династии Караханидов были уничтожены.

Чтобы пресечь попытки кара-хитаев проникнуть в Мавераннахр, хорезмшах отправил 10-тысячный отряд в Исфиджаб.

Государство кара-хитаев доживало последние дни. Бежавший от Чингиз-хана правитель найманов Кушлу-хан нашел убежище у кара-хитайского гюр-хана и даже женился на его дочери. Собрав бежавших от монголов найманов, Кушлу-хан стал безнаказанно совершать набеги на земли кара-хитаев, так как основная часть их войск была разгромлена хорезмшахом. Вскоре после событий в степи Иламыш и осады Баласагуна Кушлу-хану удалось захватить почти все владения гюр-хана. Формально гюр-хан остался на престоле, но фактическим владыкой стал Кушлу-хан (в качестве советника кара-хитайского правителя).

Хорезмшах потребовал у Кушлу-хана выдачи гюр-хана и всей его казны, однако Кушлу-хан отказался выполнить это требование и предложил султану раздел земель, подвластных кара-хитаям. Дело завершилось тем, что Кушлу-хан после смерти гюр-хана стал правителем земель, принадлежавших кара-хитаям, и оставался таковым до времени вторжения монголов в 612/1215 г.

Разгром государства кара-хитаев позволил хорезмшаху расширить свои владения на востоке. Но, захватив земли Мавераннахра, хорезмшах приказал разрушить многие города этого края (в том числе в Шаше и в Северной Фергане), оправдывая это опустошение угрозой вторжения монголов. Однако ряд средневековых историков считает, что уничтожение хорезмшахом Ала ад-Дином Мухаммадом государства кара-хитаев было величайшей ошибкой, ибо кара-хитаи представляли собой преграду между странами ислама и "неверными" монголами. Печальные для многих стран ислама итоги этого необдуманного шага хорезмшаха дали о себе знать очень скоро, когда путь монголам на запад оказался открыт.

После уничтожения государства кара-хитаев хорезмшах, будучи спокоен за восточные рубежи государства, переключил свое внимание на запад на земли, пограничные с Хорасаном.

Как уже было упомянуто, в 600/1203 г. власть в Ираке Персидском захватил мамлюк атабека Азербайджана Джахан-Пехлевана Шамс ад-Дин Айтогмыш, который, по словам Раванди, "восстановил в стране справедливость и был озабочен приведением дел государства в порядок".

В 602/1205 г. против атабека Азербайджана Абу Бакра восстал его вассал владетель Мараги Корпа-Арслан. Атабек обратился за помощью к Айтогмышу, и тот выступил со своими войсками в Азербайджан. Этим воспользовались некоторые хорезмийские эмиры, и на территорию Ирака Персидского вторгся 10-тысячный конный отряд хорезмийских войск вместе с семьями и обозом. Хорезмийцы добрались до самого Занджана. Здесь их настиг Айтогмыш и разбил, захватив в плен их семьи и имущество.

После этой победы власть Айтогмыша на территории Ирака Персидского укрепилась, и халиф ан-Насир не замедлил присвоить Айтогмышу пышные лакабы "Великий хакан, Величайший падишах, Солнце государства и веры, Поддержка ислама и мусульман, Владыка владык Востока и Запада".

В 607/1210-11 г. умер атабек Азербайджана Абу Бакр, и подвластными ему землями, в том числе и Ираком Персидским, стал управлять его брат атабек Узбек. В это время обстановка в Ираке Персидском снова изменяется: против Айтогмыша выступила группа его сподвижников во главе с мамлюком Насир ад-Дином Менгли. В первом же сражении в шабане 608 г. х. (январь 1212 г.) Айтогмыш был разгромлен и бежал в Багдад. Менгли, овладев Хамаданом, Исфаханом, Реем и соседними областями, провозгласил хутбу и стал чеканить монеты со своим именем.

Из Багдада Айтогмыш отправился к туркменскому племени Иваи, но в мухарраме 610 г. х. (июнь 1213 г.) был убит людьми Менгли, специально посланными для этого. Менгли написал халифу резкое письмо, в котором сообщал об убийстве Айтогмыша и требовал, чтобы халиф перестал вмешиваться в дела Персидского Ирака. Менгли вел себя как независимый правитель, его стал бояться "и владетель Азербайджана Узбек, хотя и был его господином и хозяином".

В это же время в Мазандаране началась междоусобная борьба, в которую был втянут и Менгли. Последний правитель Мазандарана из рода Бавандидов Шах-Гази Рустам ибн Шахрийар оказался игрушкой в руках своего же сарханга Абу Ризы Хусайна. Абу Риза женился на сестре Шах-Гази и, убив его самого, в 606 г. х. объявил себя владыкой Мазандарана. Однако его жена отомстила за смерть брата, и Абу Риза Хусайн был предан мучительной казни.

Когда об этом узнал Менгли, он решил овладеть престолом Бавандидов и их сокровищами и предложил сестре Шах-Гази стать его женой. Однако она отвергла домогательства Менгли и отправила письмо хорезмшаху с предложением стать его женой и передать ему Мазандаран в качестве приданого. Хорезмшах отправил своих людей для сватовства, и вскоре сестра Шах-Гази Рустама была доставлена в Гургандж. Но хорезмшах сразу же отдал ее в жены одному из своих эмиров, а Мазандаран таким образом вошел в число султанских владений без каких-либо военных действий.

Что касается Менгли, то против него выступила коалиция в составе атабека Азербайджана Узбека, халифа ан-Насира и владыки исмаилитов Аламута Джалал ад-Дина Хасана, владения которого Менгли пытался захватить. Халиф ан-Насир обещал разделить Ирак Персидский, которым владел Менгли, на три части, из которых одну он намерен был оставить за собой, а две другие отдать Узбеку и исмаилитам.

В джумада I 612 г. х. (сентябрь 1215 г.) Менгли был разгромлен, схвачен и обезглавлен. Земли Ирака Персидского были разделены, как и предполагалось. Наместником земель, доставшихся атабеку Узбеку, был назначен его мамлюк Сайф ад-Дин Оглымыш, который более всех отличился в войне с Менгли.

Необходимо отметить, что Сайф ад-Дин Оглымыш задолго до этих событий уже состоял на службе у хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммада и теперь, получив согласие атабека Узбека, начал упоминать имя хорезмшаха в хутбе. Историк ан-Насави прямо называет Сайф ад-Дина Оглымыша "наибом хорезмшаха в Ираке".

В 612/1215 г. к владениям Хорезмшахов был присоединен Керман. Это было осуществлено с помощью наместника хорезмшаха в Заузане Амин ад-Дина Абу Бакра. Керманом в это время владел Харб ибн Мухаммад ибн Абу-л-Фадл, который не смог оказать сопротивления войскам, посланным хорезмшахом в распоряжение Амин ад-Дина Абу Бакра.

Захватив Керман, армия хорезмшаха повернула на восток и завладела Белуджистаном и Мекраном. Затем войска вышли на побережье Ормузского пролива и подчинили владетеля Ормуза Макика, который начал читать хутбу с именем хорезмшаха и выплачивать дань. По сообщению Ибн ал-Асира, хутбу с именем Ала ад-Дина Мухаммада стали читать даже в Омане.

Когда Сайф ад-Дин Оглымыш огласил в Ираке Персидском хутбу с именем хорезмшаха, то ни халиф ан-Насир, ни атабек Узбек не выразили протеста по этому поводу, однако халиф воспринял этот факт как посягательство на свои прерогативы и не замедлил предпринять меры для устранения Сайф ад-Дина - официального представителя хорезмшаха в Ираке Персидском. Войдя в контакт с главой исмаилитов Джалал ад-Дином Хасаном, халиф подослал к Огльшышу фидаи, который убил его во время встречи им паломников, возвращавшихся из Мекки.

После убийства Сайф ад-Дина Оглымыша упоминание в хутбе имени хорезмшаха в Ираке Персидском прекратилось. В связи с этим хорезмшах решил не только восстановить положение в Ираке Персидском, но и взять эту страну под свой контроль. Этот шаг им был предпринят еще и потому, что владетель Азербайджана атабек Узбек и его вассал владетель Фарса атабек Сад ибн Занги (каждый в отдельности) решили воспользоваться гибелью Сайф ад-Дина Оглымыша. Оба они отправили войска в Ирак Персидский. Узбек захватил Исфахан и достиг Хамадана, а Сад ибн Занги овладел Реем, Казвином, Хуваром и Семнаном с их округами.

Как пишет ан-Насави, оба атабека решили воспользоваться удобным случаем: "Ведь здесь не было никого, кто мог бы защищать Ирак. Они знали о том, что султан далеко отсюда, что он углубился в страну тюрок, поднялся там на самые высокие вершины и занят устрашением безбожия".

Султан узнал о выступлении Узбека и Сада ибн Занги, находясь в Самарканде. Он немедленно "отобрал самых храбрых мужей и самых отважных богатырей в количестве около 100 тысяч всадников и укрепил основные силы своих войск знатными эмирами и славными людьми из его вельмож из областей Мавераннахра и пограничных местностей тюрок". В Кумисе хорезмшах произвел войскам вторичный смотр и, отобрав 12-тысячный отряд легкой конницы, за короткое время достиг местечка Хейл-и Бузург, близ Рея. Сюда к этому времени подошли войска атабека Фарса Сада ибн Занги, который, полагая, что перед ним войска атабека Узбека, решил атаковать их. Когда же в пылу сражения он увидел шатер хорезмшаха, то понял, что проиграл, и прекратил сражение. Войско его разбежалось, а сам он "спешился и поцеловал землю". Сада взяли в плен и доставили к хорезмшаху, который сначала хотел казнить его, но потом повелел отвезти его связанным в Хамадан.

Атабек Узбек, находясь в Исфахане, узнал о поражении и пленении Сада, и растерявшись, не знал, что ему предпринять: двигаться ли дальше, на восток, на завоевание новых земель, или отступить перед грозной силой хорезмшаха. Везир Узбека Рабиб ад-Дин Дандан предложил ему укрепиться в неприступной крепости Фарразин, но Узбек отказался. Он поручил своему вассалу владетелю Ахара Нусрат ад-Дину Пиш-Тегину отступить со всем войском и имуществом к Табризу, а сам с 200 гулямами скрылся в неприступных горах Азербайджана. Однако войска хорезмшаха настигли Нусрат ад-Дина у Майаниджа и, разбив его, захватили все сокровища атабека Узбека, а самого Нусрат ад-Дина вместе с везиром Данданом взяли в плен.

Хорезмшах отправил к бежавшему атабеку Узбеку своего посла Насир ад-Дина Давлатйара, который от имени хорезмшаха потребовал от атабека признать вассальную зависимость: чеканить монету и читать хутбу с именем хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммада. Узбек выполнил это требование, и "в честь султана провозглашали хутбу с минбаров Аррана и Азербайджана—до самого Дербенда и Ширвана". Кроме того, Узбек "в знак покорности" сдал хорезмшаху крепость Фарразин. Учитывая, что вся казна Узбека оказалась в его руках, хорезмшах освободил Узбека от выплаты дани.

После этого атабек Узбек пожаловался хорезмшаху на вторжение грузин в его земли, и хорезмшах отправил посла к грузинскому царю, "предостерегая его от нападения на его (Узбека) страну, и заявил, что она стала одним из его собственных (хасс) владений, что со всех ее минбаров провозглашают его имя и что ее монеты отмечены его знаком". Одновременно хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммад выделил 50 тыс. всадников для похода на Грузию. Однако в связи с подготовкой похода на Багдад эти войска против грузин посланы не были. Султанский посол вернулся из Грузии с посольством царя, доставившим хорезмшаху подарки "из числа диковинок этого края".

Владетель Фарса атабек Сад ибн Занги также был прощен хорезмшахом, тем более что ему некогда было им заниматься: он готовился к походу на столицу Халифата. Поэтому Саду была дарована свобода. Взамен он передал хорезмшаху две неприступные крепости в Фарсе: Истахр и Ашканаван. Кроме этого хорезмшах женил Сада ибн Занги на своей родственнице и обязал его "ежегодно вносить в султанскую казну одну треть хараджа своей страны".

Таким образом, к 614/1217 г. хорезмшах полностью подчинил себе не только Ирак Персидский, но и Мазандаран, Арран, Азербайджан, Ширван, Фарс, Керман, Мекран, Мангышлак, Кеш, Сиджистан, Гур, Газну и Бамиан и дошел до границ Индии".

Хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммад уже видел себя величайшим владыкой вселенной, ибо, подчинив Азербайджан, Ширван и Арран и подготовив 50-тысячное войско для похода на Грузию, он предполагал после захвата Грузии двинуть войска на Анатолию и Сирию с последующим вторжением в Египет. К исполнению этого замысла хорезмшах так и не приступил, но слухи об этом возможном походе хорезмшаха вызвали немалое беспокойство у владетелей Сирии и Малой Азии.

Став владыкой огромной империи, которая простиралась от Ирака на западе до Индии на востоке и от Аральского моря и Мангышлака на севере до берегов Индийского океана на юге, хорезмшах поставил перед собой задачу заставить халифа ан-Насира признать его светским владыкой всего мусульманского мира и оглашать в столице Халифата Багдаде хутбу с его именем.

Взаимоотношения хорезмшаха и халифа в первое десятилетие султанства Ала ад-Дина Мухаммада, когда последний сталкивался с многочисленными неурядицами внутри государства и пытался расширить его границы, не были осложнены какими-либо конфликтами. Оба владыки ограничивались обменом посланиями, обычными для отношений местных владетелей с правительством халифа — "Высоким диваном".

Одним из послов хорезмшаха, неоднократно бывавшим в столице Халифата, был везир и мунши Ибн ас-Сибаи (ум. в 600/1204 г.), известный своей образованностью и литературной деятельностью. "Его принимали в Багдаде с почетом и уважением, и он удостаивался наград халифа". В свою очередь, халиф ан-Насир в мухарраме 601 г. х. (сентябрь 1204 г.) отправил в Гургандж своего посла Фахр ад-Дина ибн аш-шейха Маджд ад-Дина Йахйу ибн ар-Рабиа—мударриса багдадской медресе ан-Низамийа. В 603/1206 г. халиф направил в Хорезм второго своего посла Насра ибн Асада ал-Хирафи, известного под именем Ибн ал-Асил,— главу войскового дивана Халифата.

В рамадане 602 г. х. (апрель 1206 г.) в Багдад прибыл посол хорезмшаха Низам ад-Дин Мухаммад ибн Абд ал-Карим ас-Самани, который был встречен почетным эскортом. Когда он спешился у халифского дворца, то, согласно церемониалу, должен был облобызать высочайший порог. Однако ас-Самани, имея "от султана завидный чин и высокое положение" и будучи ближайшим советником Ала ад-Дина Мухаммада, высокомерно отказался выполнить обязательную для всех мусульман процедуру. Но его все-таки заставили это сделать, а затем разрешили прочитать проповедь с восхвалением халифа, чем он заслужил похвалу придворных.

В 605/1208 г. халиф ан-Насир отправил послом в Хорезм поэта Имад ад-Дина Джабраила ибн Сарима ибн Ахмада ас-Сади ал-Мысри. С каким поручением ездил в Хорезм ал-Мысри, неизвестно. 19 раби II 605 г. х. (1 октября 1208 г.) он возвратился в Багдад.

В том же году в Багдад прибыл очередной посол хорезмшаха, который был торжественно встречен эскортом халифа. 2 джумада I (12 октября 1208 г.) посла принял везир халифа Фахр ад-Дин Мухаммад. 10 джумада I (22 октября) посол получил от халифа почетную одежду, и ему было разрешено возвратиться в Хорезм. Ни в одном источнике нет сообщений о том, с какой миссией ездили в Багдад послы Ала ад-Дина Мухаммада, и только ан-Насави говорит о подоплеке всех посольств хорезмшаха. Он пишет: "Когда авторитет султана возрос и великим стало его дело... он начал энергично требовать господства и власти в Багдаде, таких же, какие были у рода Сельджука. Он не раз отправлял послов с такой миссией, но не получил согласия на то, о чем просил. Между тем он не оставлял намерения получить то, чего хотел, и считал, что наступит время, благоприятное для осуществления желания и достижения долгожданной цели".

Хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммад твердо решил добиться того, чего не сумел добиться его отец Текиш: заставить халифа признать его султаном ислама и мусульман.

Итак, оба раза миссия доверенного лица халифа и уважаемого в мусульманском мире суфия, каким являлся Шихаб ад-Дина ас-Сухраварди потерпела неудачу и поздней осенью 1217г. Ала ад-Дин Мухаммад бросил свои войска на Багдад. "Он выслал вперед такое количество войск, что ими были заполнены степи и пустыни, но даже и они, при всей своей обширности, не могли их вместить". Численность войск хорезмшаха в этом походе средневековыми авторами определяется по разному. Сибт ибн ал-Джаузи пишет, что у него было 400 и даже 600 тыс. воинов, ан-Насави говорит, что у него было 400 тыс. всадников, в том числе 70 тыс. кара-хитаев, а более поздние авторы определяют численность войск в 300 тыс.

Хорезмшах был совершенно уверен в том, что возьмет Багдад и низложит халифа, поэтому он заранее разделил территорию, подвластную халифу как светскому государю, на отдельные владения икта и подписал соответствующие указы (тауки) об их распределении. Вперед хорезмшах выслал 15-тысячную конную армию под командованием эмира, которому выделил в качестве икта Хулван и который вскоре достиг этого округа. После этого хорезмшах отправил с армией другого эмира, которыи получил в качестве икта область, еще более близкую к Багдаду, и лишь потом выступил в поход сам во главе основных сил.

Но когда войска хорезмшаха достигли Асадабадского перевала, близ Хулвана, пошел густой снег и ударили морозы. "В снег погрузились палатки и шатры, и шел он беспрерывно три дня и три ночи... так что беда стала угрожающей. Белая от снега земля почернела, ибо гибель настигла великое множество людей из числа воинов. Пали все верблюды. Одни воины лишились рук, другие ног. Из-за этого несчастья султан отступил от того, что замышлял, и отчаялся в своем стремлении". Много отступающих хорезмийцев было перебито кочевниками племен Парчам и курдами племени Хаккар.

Свидетелем поражения хорезмшаха Ала ад-Дина Мухамма-да был находившийся при нем посол халифа ан-Насира Шихаб ад-Дин ас-Сухраварди, которого хорезмшах оставил у себя, чтобы продемонстрировать свою мощь и чтобы он был свидетелем захвата им Багдада. После поражения хорезмшах отправил Шихаб ад-Дина в Багдад. Ан-Насави пишет: "Султан раскаялся в том, что совершил ранее, когда утратил стыд и попрал законы справедливости, соблюдение которых обязательно для всякого, кто тверд в вере и здрав рассудком".

По пути на родину хорезмшах, разгромленный и посрамленный, продолжал унижать имя и авторитет халифа. Прибыв в зу-л-када 614 г. х. (февраль 1218 г.) в Нишапур, он приказал хатибу города не упоминать имя халифа в пятничной молитве, заявив, что халиф мертв. В мухарраме 615 г. х. (март 1218 г.) он приказал исключить имя халифа из хутбы в Мерве, затем в Балхе, Бухаре и Сарахсе. Однако в Самарканде, Герате, и, как это ни странно, в самом Хорезме он этого добиться не смог.

После неудачного похода на Багдад хорезмшах возвращается не в Гургандж, где властвовала Теркен-хатун, а в Самарканд, который стал его местопребыванием и столицей, тем более что слухи о надвигающейся с востока грозной опасности становились все более тревожными и настойчивыми.

Источники и литература:

1.Буниятов. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов. М.1986
2.Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави. Жизнеописание султана Джелаль ад-Дина Манкбурны. М.1996
3.Буниятов З.М. Государство атабеков Азербайджана. М.1978
вернуться в начало
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор