Кунград

На сайте:

Аральское море › Экология › Воспоминание о будущем

Воспоминание о будущем


Ю. Камалов. ECOSTAN NEWS N 10/4 (июнь 2003).

Людям, живущим в центре экологической катастрофы мировой известности, кажется, что все уже сказано об этой проблеме, и весь мир знает о ней все. Однако до сих пор то здесь, то там находятся люди, абсолютно ничего не знающие об Аральской беде. Поэтому я вынужден немного остановиться на географических данных, чтобы ввести в курс дела непосвященных читателей.

Аральское море, принадлежавшее Узбекистану и Казахстану, было одним из самых больших континентальных водоемов в мире. Как море, так и реки, впадавшие в него, (Аму- и Сырдарья), обладали высокой экологической ценностью. Совсем немного осталось от этого богатства сегодня. Уровень воды снизился более чем на 20 метров, береговая линия отступила местами на 100 км. Прежняя акватория - 65,000 кв. км, что равно территории Голландии и Бельгии, вместе взятых, - сократилась на 70% и продолжает уменьшаться. Соленость воды в море достигла местами 60 граммов на литр. Маленький остров Возрождения в центре моря превратился в полуостров, что очень опасно, так как на нем проводились испытания биологического оружия. То, что было когда-то морем, сейчас обернулось сухой и грязной пустыней.

Само море окружено тремя пустынями. На востоке это Кызылкумы, на юге - Каракумы, на западе - каменистое плато Устюрт. С севера к морю примыкают казахстанские степи. Скоро уже то место, где было море, будут называть Аралкумами. Население, проживающее в бассейне двух рек - около 45 миллионов человек, из них в дельтах рек, где, собственно, и развивается катастрофа, проживает около 5 миллионов человек.

Если в начале 50-х годов общий сток обоих рек в Арал составлял 100 куб. км в год, то сейчас в Арал попадает только около 2-3 куб. км воды ежегодно. Реки Амударья и Сырдарья и их притоки пересекают границы 6 стран, одна из которых - Афганистан - пока не приступал из-за войны к серьезному использованию вод Амударьи. Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан делят между собой воды Сырдарьи и ее притоков. Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан делят между собой воды Амударьи и ее притоков. Притоки обеих рек формируются в горах Памира и Тянь-Шаня.

Если коротко, то воды обеих рек были разобраны на различные нужды, и Арал, не связанный с другими водоемами, начал высыхать без притоков. Приведу для начала только список проблем, возникших из-за чрезмерного использования вод обоих рек. Прежняя экосистема Аральского моря погибла. Серьезно сократилась фауна и флора во всем бассейне Арала. В дельтах Амударьи и Сырдарьи население испытывает недостаток в количестве и качестве воды, как для орошения, так и для питья. Усилилась миграция из этих зон в более благополучные районы и даже в другие страны. Полностью потеряно рыбопромысловое значение дельт Амударьи и Сырдарьи и самого моря, что привело к безработице среди населения, связанного с рыбным промыслом. Избыточное увлажнение поливных земель вдоль обеих рек привело к росту уровня грунтовых вод, что привело к засолению почвы и опять же требует дополнительной воды для промывки. Вырублены или погибли от недостатка воды тугаи (леса) вдоль обоих рек, даже в горах Памира. Исчезли сотни озер в дельтах обеих рек, но возникли сотни искусственных водоемов в верхних течениях обеих рек. Сам Арал продолжает уменьшаться в размерах. Состояние здоровья людей и сельскохозяйственных животных в дельтах обеих рек резко ухудшилось и продолжает ухудшаться. Изменился климат в Приаралье и в горах Тянь Шаня и Памира. В Приаралье стало суше и жарче летом, холоднее зимой. В горах стало влажнее летом, размеры ледников начали интенсивно уменьшаться. Зима стала еще более мягкой, увеличилось количество дождей в течение всего года. Одной из причин интенсивного таяния ледников ученые считают ветровой перенос солей с бывшего дна Арала. Соли, оказавшись на ледниках, существенно снижают температуру таяния льда. Еще одной проблемой является сброс дренажных вод в Амударью и Сырдарью. Только в Амударью ежегодно, по официальным данным, сбрасывается до 10 куб. км высокоминерализованных, загрязненных дренажных вод. Вы видите, что одно только перечисление проблем заняло целую страницу.

Как же развивались события, которые привели в итоге к такому плачевному результату? Еще в царское время, то есть до 1917 года, российский ученый Воейков предложил полностью разобрать реки Амударья и Сырдарья на орошение, назвав Аральское море бесполезным испарителем воды. Но то, что не успело сделать царское правительство, осуществили коммунисты. "Арал должен умереть, как солдат в бою" - говорил один из руководителей Минводхоза СССР. Легко понять философию этого министерства, если вспомнить, что Министерство Водного Хозяйства СССР было частью ГУЛАГА и отделилось от него только в конце 50-х годов.

Тем не менее, даже Сталин попытался решать проблемы орошения пустынь Центральной Азии на альтернативной основе. Например, было предложено три варианта прокладки Каракумского канала - основного потребителя амударьинской воды на сегодня. Сталин остановился на варианте прокладки от города Тахиаташа, то есть от дельты Амударьи. Это было логично, так как именно в дельте в первую очередь ощущается дефицит воды, и именно население дельты должно было иметь возможность хоть как-то управлять водораспределением. Канал должен был называться Главным Туркменским каналом. Однако после смерти Сталина этот проект был остановлен, и началось строительство Каракумского канала почти от начала Амударьи.

Канал, который Туркменбаши недавно велел называть "Каракум-рекой", почти полностью протекает в песчаном русле. На сегодняшний день именно функционирование этого канала является причиной бесполезной потери около 50 процентов вод Амударьи. Многовековые традиции отношения к воде как к драгоценному божьему дару оказались бессильными перед философией "покорителей" природы. Государство требовало беспрекословного подчинения, вода стала бесплатной, техника могла доставить ее на любую высоту, и психология людей стала постепенно меняться. Отбрасывались любые сомнения по поводу правильности использования воды, самые варварские проекты оправдывались необходимостью скорейшего построения коммунизма во всем мире. Мы готовились к войне, поэтому можно было делать все, чтобы победить, а уж после этого предполагалось исправить поспешные ошибки.

Таким образом, с начала 20-х годов были приняты решения, приведшие впоследствии к катастрофе:

  • Было решено пожертвовать Аральским морем для развития хлопководства.
  • Вода бесплатно отдавалась крестьянам.
  • Каналы не покрывались водоупорным материалом.
  • Предполагалось всегда использовать лиманный способ орошения, при котором поля просто заливались водой.
  • Дренажные воды направлялись обратно в реки.

    Кроме того, к концу 20-х годов закончилось формирование современных Центрально-Азиатских государств, закрепление их границ. Это происходило почти произвольно, никакие экологические факторы при этом не учитывались. Две реки оказались разделенными между пятью странами, и в настоящее время это служит серьезным препятствием при решении проблем вододеления в регионе.

    После начала "перестройки" в СССР проблема Арала перестала быть секретной, и в прессе начали появляться публикации о ней. В регион начали приезжать эксперты различного профиля и из разных стран. Был даже проведен конкурс на лучший проект по спасению Арала, не получивший продолжения из-за развала СССР. После образования новых независимых государств правительство Узбекистана по инициативе Президента Каримова начало планомерно выдвигать на международную арену проблему Арала. Был создан Международный Фонд Спасения Арала (МФСА), имеющий в своем составе Межгосударственную Координационную Водохозяйственную Комиссию и Бассейновые Водохозяйственные Объединения по Сырдарье и Амударье. Мировой Банк, ПРООН, ГЭФ поддержали проекты, разработанные в МФСА.

    Внимание к Аральской проблеме, оказанное правительством и международным сообществом, позволяло надеяться на скорое решение проблемы. Однако, к сожалению, несколько устоявшихся стереотипов продолжают владеть умами многих специалистов и экспертов как внутри Центральной Азии, так и за ее пределами. Я называю эти стереотипы легендами. Одной из легенд является надежды на спасение Арала за счёт части стока сибирских рек, а конкретно - Оби. Этот проект был разработан в нескольких вариантах, и в конце 70-х годов уже начиналось финансирование 1 очереди проекта.

    Однако ни в одном из вариантов поворота части стока не было предусмотрено спасение Арала. Почти вся вода, которая планировалась забираться в Сибири, была предназначена для орошения, и только 2-3 куб. км воды оставлялись Аралу, чтобы поддерживать санитарное состояние рек и озёр в дельте Сырдарьи. В самой идее поворота не было ничего необычного для человека начала 20-го века. Но человек начала 21-го века уже понимает, что такое гигантское строительство может привести к "непредсказуемым" последствиям.

    Почему я взял в кавычки слово "непредсказуемым"? Обычно каждый проект обсуждается более или менее широко, и скептики всегда предупреждают о последствиях. Например, многие последствия Аральского проекта были предсказаны задолго до начала разбора вод обоих рек, однако сейчас находятся люди, утверждающие, что никто не предупреждал о возможных последствиях уничтожения моря. Авторитарный режим просто проигнорировал прогнозы экспертов, что и привело к катастрофе. Тем не менее, сторонники переброски не оставляют надежд на успех.

    Что же может произойти, если будет осуществлен проект переброски части стока сибирских рек в Центральную Азию? Сельхозпродукция, производимая в зоне канала, станет дороже по себестоимости и не сможет впоследствии конкурировать с импортной продукцией. Экономичнее было бы внедрять капельное орошение, другие водосберегающие технологии при использовании вод рек Аму и Сырдарьи, но инерция мышления (или нечто другое?) ведет наши правительства по пути экстенсивной экономики. Весь мир вкладывает средства в развитие высоких технологий, а нам предлагают сохранить технологию 19-го века и остаться отсталой аграрной страной. Значительная часть населения будет привязана к этому каналу, дебет которого не гарантирован в будущем. Не гарантирован, потому, что он пересекает несколько стран, политическая ситуация в которых пока не стабильна.

    Со временем меняются понимание собственности на природные ресурсы. Например, Кыргызстан уже намерен продавать воду нижележащим странам, и это решение даже ратифицировано парламентом (Имеется ввиду Закон "О межгосударственном использовании водных объектов, водных ресурсов и водохозяйственных сооружений", принятый Кыргызстаном 23 июля 2001 года - прим. Редакции).

    На смену административно-командной системе приходит рынок с присущей ему динамикой, быстрыми изменениями. Не посчитает ли следующее поколение российских политиков существование канала невыгодным? Что делать тогда с населением, которое будет жить вдоль канала на территории Узбекистана? Такая зависимость идет вразрез с сегодняшней политикой Узбекистана, всеми способами пытающегося дистанциироваться от России.

    Существование такого большого канала зависит от природных условий вдоль его трассы. В последние годы эти условия нестабильны. Есть данные, что многие сибирские реки пересыхают летом, именно в тот момент, когда вода очень нужна в Центральной Азии. Поскольку вода сибирских рек будет использована прежде всего для освоения новых земель, то большое количество населения, в основном молодёжь, будет переселяться на эти земли.

    Как и в случае освоения новых земель в 60-70е годы в Узбекистане, такое переселение приведёт к вспышке рождаемости. Быстрый рост населения при древних методах орошения опять приведёт к дефициту воды. Как обеспечить водой быстро растущее население? Поворачивать реки Индии? Мы превратимся в народ, полностью зависящий от импорта воды. Вышеизложенная легенда о переброске основывается на другой легенде: "В Центральной Азии существует дефицит пресной воды".

    Простые арифметические действия опровергают эту мысль. Если разделить ежегодный сток рек Аму и Сыр, равный 100 куб. км, на 45-миллионное население бассейна Арала, то получим 2222 куб. метра воды на человека в год. Учитывая, что имеется техническая возможность забирать всю воду из рек, можно сказать, что подобного соотношения нет нигде в мире. Например, в Израиле это соотношение примерно в 7 раз ниже. Таким образом, достигнув хотя бы двукратного снижения потребления воды на душу населения, мы сможем высвободить для Арала 50 куб. км воды в год, что вполне достаточно для спасения его как экосистемы.

    Это можно сделать быстро, так как, в основном, вода из рек идет на пополнение сотен искусственных водоемов, образовавшихся в верхнем и среднем течениях рек Аму и Сыр в течение последних 40-50 лет. Это не водохранилища, а в основном озера, образовавшиеся в концах оросительных каналов. Нужно отказаться впредь заполнять эти водоемы. Кроме того, официально признано, что потери в каналах из-за фильтрации достигают 50% от общего объема воды, протекающего в них. Вышеупомянутое покрытие стен каналов водонепроницаемой пленкой тоже поможет спасти Арал.

    Следующая легенда, которую поддерживают и многие зарубежные эксперты - "замена хлопка на другие культуры спасет Арал". Действительно, хлопок является достаточно влагоемкой и трудоемкой культурой, а главное - государство привыкло зарабатывать на нем сверхприбыли (до 1,000%), покупая сырец его по очень низкой цене у своих колхозников и экспортируя по мировым ценам. Отсюда - государственная монополия на производство и продажу хлопка. Хлопок в Узбекистане запрещено продавать даже на внутреннем рынке. Такая монополия привела к тому, что фермерам стало невыгодно выращивать хлопок, и они всеми правдами и неправдами отказываются от него в пользу риса и других культур, приносящих выгоду.

    Очевидно, что виноват не сам хлопок (тем более что существуют засухоустойчивые сорта, потребляющие в 5 раз меньше воды), а порочная советская система административного принуждения вместо экономического стимулирования. Будучи культурой, продаваемой за валюту, хлопок мог бы стать выгодным для земледельцев и менее вредным для окружающей среды, но для этого государство должно пойти на серьезные реформы. Государь всегда прав?

    На первый взгляд, многие проблемы имеют простые решения. Хлопок должен быть выведен из-под монополии государства, фермерам должна быть дана свобода в выборе наиболее выгодной культуры и рынка для продажи своей продукции. При этом необходимо абсолютно исключить сброс дренажной воды в Амударью. Уже принятые в Узбекистане законы об охране водных ресурсов позволяют прекратить такой сброс. Прекращение сброса дренажных вод в Амударью должно привести к резкому сокращению объема риса, выращиваемого в верхнем течении реки. Там просто нет незаполненных водой понижений, а дренажную воду с рисовых полей надо куда-то девать.

    Так что и без административно-командных методов, если не нарушать законы об охране природы, можно оптимально разместить сельхозкультуры вдоль Амударьи. Однако, в жизни не все так просто. Социалистическая система оправдывала существование объектов, требующих дополнительных затрат для своего функционирования. В нашем случае таким объектом является Каршинский канал, поднимающий воду Амударьи на 132 метра, чтобы оросить Каршинскую степь. Кто теперь платит за 450 МВт электрической мощности для поднятия воды? По-прежнему государство, то есть все налогоплательщики Узбекистана. Как сельхозпродукция Каршинской степи будет конкурировать на рынке, если таковой будет создан в Узбекистане и фермеры станут свободными? Без государственных дотаций при рыночной системе фермерство в Каршинской степи обречено на упадок.

    Почти в таком же состоянии находятся хозяйства, привязанные к Аму-Бухарскому каналу. Здесь также вода поднимается на высоту электрическими насосами, чтобы оросить поля. Государство будет просто вынуждено дотировать работу насосов в этих двух случаях, чтобы избежать социального взрыва. Вопрос в том, как долго продлится такое состояние. Готово ли правительство постоянно выделять из бюджета средства на заведомо убыточное производство? Другой пример связан с деятельностью нашей организации. Мы подали в суд на Министерство сельского и водного хозяйства, грубейшим образом нарушившее Закон об особо охраняемых территориях: через территорию заповедника Бадай-Тугай, в котором запрещена любая хозяйственная деятельность, проложен дренажный коллектор, собирающий отравленную воду с полей 3-х районов Каракалпакстана. Мы надеялись, что суд удовлетворит наш иск, так как нарушение закона было слишком явным. Однако суд решил дело не в нашу пользу. Наши апелляционная и кассационная жалобы были отклонены со ссылкой на статьи Закона, которые как раз говорили о нашей правоте. То есть, если выразить суть решения очень коротко, то оно прозвучало бы так: вы не правы, потому что вы правы! (См. статью "Судебное дело об особо охраняемом коллекторе", "Ecostan News", выпуск 9, No 1, октябрь 2002). Такое случилось не потому, что судьи и прокуроры неграмотны, а потому, что они выросли в тоталитарной стране, в которой главенствовала презумпция правоты государства. Рожденный рабом не примет свободы!

    Давайте жить дружно Все мировые проблемы, связанные с использованием воды, подобны происходящему в бассейне Арала. Например, нехватка и избыток воды одновременно; загрязнение и перенаселенность речных долин; разрушенные экосистемы и низкая эффективность водопользования; дискуссии о правах на воду и несоблюдение прав людей, живущих ниже по течению рек. Полностью отсутствует понятие рынка воды, а права Природы не принимаются во внимание. Развал СССР уменьшил возможность интеграции стран Центральной Азии.

    Существующее недоверие между странами усилилось из-за объявления речных вод неотъемлемой собственностью каждой из стран. В результате каждая страна стремится сконцентрировать на своей территории максимальное количество воды. Налицо конфликт вокруг водных ресурсов, несмотря на наличие воды, достаточной как для экономики стран, так и для спасения моря. Международное сообщество все еще предпринимает попытки координировать усилия Центрально-Азиатских стран по решению проблемы Арала. Был подписан ряд совместных деклараций. Был создан также Международный Фонд Спасения Арала с программой действий, основанной на следующих положениях:

    • разработка общей водной стратегии;
    • создание системы мониторинга;
    • повышение эффективности использования воды;
    • борьба с бедностью и другими последствиями катастрофы.

    Несмотря на хорошее финансирование программ, они продвигаются довольно слабо и, прежде всего, в самой важной части - разработке общей водной стратегии для стран Центральной Азии. Причин этому много, но наиболее важная - это отсутствие понятия рынка в области совместного использования природных ресурсов даже среди тех, кто как раз и разрабатывает данную стратегию.

    Дело в том, что правительства стран Центральной Азии направили в МФСА бывших министров или заместителей, бывших главных специалистов - водников. Это именно те люди, чья деятельность и привела к катастрофе. Их прежний опыт основывался на пренебрежении рыночными законами, на игнорировании прав Природы, на лозунге: "Чем больше проект, тем лучше". Советское правительство заранее согласилось с гибелью моря и вовлечением сибирских вод. Сейчас невозможно преодолеть этот "советский" стереотип мышления.

    Самый яркий пример такого стереотипа - это проект Туркменистана по строительству водохранилища на севере Каракумов, так называемое "Озеро золотого века". Предполагаемый объем - 132 куб. км, площадь - 3460 кв. км и стоимость - 6 миллиардов долларов. Из истории предшественника "Золотого озера" - Сарыкамыша - мы знаем, что очень часто пресная вода из Амударьи попадает в озеро, хотя планировалось сбрасывать туда только дренажные воды. Есть опасения, что и в Туркменское озеро будет попадать не только дренажная вода. Поэтому строительство нового озера тревожит жителей Узбекистана, проживающих в нижнем течении Амударьи.

    Чтобы избежать серьезных конфликтов, необходимо начать диалог как в рамках МФСА, так и между правительствами Узбекистана и Туркменистана. Должна быть проявлена политическая воля, чтобы найти решения в каждом конкретном случае, но подобные проблемы возникают слишком часто, поэтому диалог должен основываться на едином скоординированном понимании водораспределения в регионе всеми заинтересованными сторонами. Общая концепция должна основываться на рыночных законах с учетом не только интересов населения, но и интересов Природы. Однако некоторые политики и ученые из Кыргызстана и Таджикистана понимают рынок довольно своеобразно. Они рассматривают свои страны как хозяев водных ресурсов бассейна Арала по причине формирования притоков Аму- и Сырдарьи на их территориях. Они предполагают продавать воду нижележащим странам.

    Нижележащие Узбекистан, Казахстан и Туркменистан категорически не согласны с этой идеей. Эти страны также претендуют на воду рек как на собственность и предпринимают политические и экономические меры давления на горные страны, чтобы избежать денежных взаимоотношений вокруг водных ресурсов. Тем не менее, в позиции этих горных стран имеется рациональное зерно, которое можно использовать. Одним из участников рынка является владелец товара, который несет полную ответственность за качество, количество и своевременность его доставки.

    Если бы эти горные страны, претендующие на роль единоличных хозяев воды, смогли бы выполнить все функции, ожидаемые от хозяев, то с их амбициями можно было бы согласиться. Они были бы ответственны за состояние ледников, в которых формируется запас воды; за состояние русел рек, по которым вода будет транспортироваться к потребителям; за качество поставляемой воды, независимо от того, где живет потребитель - ниже или выше по течению реки. Хозяин воды должен быть ответственен за последствия наводнений и обязан выплатить компенсацию за нанесенный ущерб. Хозяин должен ответить за опоздание с доставкой воды и компенсировать ущерб, нанесенный потребителю из-за этого. То есть, хозяин должен следовать всем пунктам контракта, подписанного с потребителем. Хозяин воды должен быть способен выполнить контракт в любом случае, даже в случае смены правительства тем или иным путем. Если же вышеупомянутые условия не могут быть выполнены, то эта страна не должна претендовать на роль хозяина данного ресурса. Последнее условие - наиболее сложное. У стран, расположенных ниже по течению, нет никаких гарантий, что оно будет выполнено, поэтому права хозяина воды должны быть возложены на некий нейтральный институт, не принадлежащий ни какой из заинтересованных стран, на некое подобие транснациональной корпорации. Признание такой корпорации хозяином воды будет также нелегкой задачей.

    Для правителей стран, получивших независимость только недавно, невозможно даже представить, что некая компания будет хозяином рек на их территориях. Например, в 1992 году мы получили ответ от Президента Акаева в связи с нашим предложением создать такую корпорацию. Он подчеркнул невозможность для его страны передачи прав собственности на воду. Другие Президенты промолчали. В настоящее время мы готовим новое предложение по принадлежности рек. Мы определяем реки как собственность Природы и обращаемся к странам Центральной Азии с предложением отразить это законодательно в конституциях. Такое осознание позволит рассматривать Природу как равноправного партнера в экономике, а вышеупомянутую корпорацию представлять как исполнительный орган Природы в человеческом сообществе. В этом случае часть прибыли, получаемую человеком в результате эксплуатации рек, будет направляться на восстановление рек, что будет гарантировать экологическую безопасность в регионе.

    Нами разработаны все части предлагаемой структуры и все шаги по его внедрению. Эта структура будет способна решить множество проблем на основе экономической интеграции стран путем создания логических денежных циркуляций. Основываясь на бассейновом принципе, эта новая структура будет служить инициатором будущего объединения людей, живущих вдоль единой реки. Мы дали имя этой структуре: "Эколого-экономическая единица Биосферы" (ЭЭЕБ). Такая ЭЭЕБ может быть построена вдоль любой реки, но легче всего ее создать в бассейне реки, целиком принадлежащей одному государству. Теперь вы можете видеть, как далеко друг от друга находятся наша реальная жизнь и наши мечты. Я не думаю, что при моей жизни проблема Арала будет решена. Если он погибал в течение 50-ти лет, то и на восстановление уйдет не меньше. Тем не менее, мы будем бороться за свое будущее и надеемся на помощь всего мирового сообщества. Почему бы не попробовать объединить усилия и решить проблему способом, достойным человека 21 века?

    АРАЛ ДОЛЖЕН БЫТЬ СПАСЕН И ВОССТАНОВЛЕН!

    Cтатья была представлена на Фестивале рек в г. Брисбене, Австралия в сентябре 2002 года. Об авторе: Юсуп Камалов - председатель Союза Защиты Арала и Амударьи, зав. отделом возобновляемой энергетики Каракалпакского Отделения Академии Наук РУз.

  • liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

    © 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
    При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
    Администратор