Кунград

На сайте:

Аральское море › Вот, новый поворот › Реки перебросить, нельзя отказаться" или "реки перебросить нельзя, отказаться"

"Реки перебросить, нельзя отказаться" или "реки перебросить нельзя, отказаться"


Ольга Шиганова

"Предыдущие поколения всегда были озабочены будущим, но мы являемся первыми, от решений которых зависит, будет ли Земля, наследуемая нашими детьми, обитаема".
Лестер Браун

"Проблемная записка по взаимовыгодному использованию избыточных и паводковых вод сибирских рек" мэра Москвы Юрия Лужкова, направленная президенту Владимиру Путину в ноябре прошлого года, с аргументами о необходимости возрождения проектов былого величия социалистического строительства, подняла навстречу друг другу две волны - сторонников и противников глобальных переделок Природы. Если противники ограничились обсуждением возникшей ситуации на страницах и на экранах средств массовой информации (на большее денег не хватает), то сторонники (благо деньгами они обеспечены) продвинулись дальше и собрали международный форум "РОССИЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: проблемы воды и стратегия сотрудничества". Проходил он в г. Москве в апреле 2003 года и был нацелен на придание распродаже водных ресурсов России - читай Сибири - благотворительного международного статуса. Для сторонников форум был посвящен "развитию международного сотрудничества по вопросам обеспечения доступа развивающихся стран и беднейших стран СНГ к водным ресурсам" в формате обеспечения реализации решений Всемирного саммита по устойчивому развитию, прошедшего в Йоханнесбурге в 2002 году. Выделенные слова придуманы не автором статьи, эта фраза из перечня тематик конкурса на размещение заказов для федеральных государственных нужд по созданию и поставке научно-технической продукции в 2003 году за счет выделяемых МПР РФ средств федерального бюджета.

Риторический вопрос "Где закрома Родины?" приобрел свою объектную ориентированность. За Уралом имеются закрома с припасенными "на черный день" сырьевыми ресурсами и не только с нефтью, газом и лесом, но и с водой. Так почему бы не сделать одновременно два добрых дела: международный статус страны поднять и денег заработать (вот только для кого?). А международные финансовые структуры кредиты дадут, большие кредиты под российскую собственность. Странам Центральноазиатского региона давать не выгодно, им нечем платить. Так что, кто расплачиваться будет, понятно сразу. Но это вопрос завтрашнего дня, и сегодня обсуждать не стоит.

А сегодня 86% участников форума "РОССИЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: проблемы воды и стратегия сотрудничества":

- поддерживают предложение Мэра Москвы Ю.М. Лужкова о серьезной проработке совместных проектов водохозяйственного благоустройства в Западной Сибири и Центральной Азии на современной инженерной, экологической и экономической основе и видят необходимость в создании для этого постоянно действующей рабочей группы из числа ученых России и других стран;

- считают целесообразным обратиться к Президентам и Правительствам заинтересованных стран с просьбой об оказании содействия в эколого-экономическом изучении возможностей подачи части стока реки Обь в Центральную Азию, о создании с этой целью Межгосударственной Комиссии с участием России, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении;

- призывают государственные органы и общественность всех заинтересованных стран, международные организации, предпринимательские структуры, частных лиц к политической, моральной и экономической поддержке разработки планов водохозяйственного благоустройства маловодных территорий России и Центральной Азии.

В информационно-аналитическом бюллетене "Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье" (№74 от
1 мая 2003г.) опубликованы стенограммы выступлений участников форума, которыми и будем пользоваться, чтобы не исказить высказывания авторов.

Кратко напомню о самом проекте переброски северных и сибирских рек в южные районы страны, как он звучит в оригинале, опираясь на материалы стенограммы выступления генерального директора акционерного общества "Совинтервод" (читай "Союзгипроводхоз") Николая Гришенко. Изложу лишь ту часть, которая касается сибирских рек.

"Основные показатели проекта: объем отбираемого стока брутто - 27,2 км3/год (около 8%) с водозабором из р. Оби ниже впадения в неё р. Иртыша в районе п. Белогорье; распределение перебрасываемого стока в объеме 24,6 км3/год (с учетом потерь на фильтрацию и испарение): Россия - 4,9; Северный Казахстан - 3,3; Южный Казахстан, Узбекистан, Туркменистан - 16,4; расход воды в Главном канале от 1 160 м3/с (летом) до 650 м3/с (зимой); направление трассы канала - Тургайское; длина канала - 2 550 км; прирост орошаемых земель - 4,5 млн.га; в т.ч. в РФ - 1,5 млн.га; стоимость строительства - 18,4 млрд.руб., в т.ч. главного канала с сооружениями - 13,6 млрд.руб.; объем земляных работ - 6,4 млрд.м3; объем бетонных работ - 15 млн. м3; металлоконструкции - 902 тыс.т; высота подъема воды - 110 м; установленная мощность насосных станций - 2,9 млн кВт; годовая потребность электроэнергии - 11,2 млрд.кВт.ч.

По проекту трасса главного канала берет свое начало от р. Обь в районе с. Белогорье, головной участок канала проходит сначала по левому берегу Иртыша, на 316 км включается в верхний бьеф Тобольского гидроузла на р. Иртыш (ниже г.Тобольска), а затем по правому берегу р.Тобол, далее преодолевает водораздел бассейнов Иртыша и Тобола с р. Сырдарьей по Тургайской седловине, выходит к р.Сырдарья в районе г. Джусалы, пересекает междуречье Сырдарьи и Амударьи и на 2546 км подключается к р. Амударье. Вода на водораздел поднимается семью насосными станциями на общую высоту 110 м. На тракте переброски предусмотрены следующие основные сооружения: Тобольский гидроузел на р. Иртыш, 8 насосных станций, 13 перегораживающих сооружений, с аварийными сбросами из канала, сооружения на пересечениях канала с водотоками (136 дюкеров и 90 впусков в канал), 14 водовыпусков в магистральные каналы, 6 железнодорожных и 18 автомобильных мостов. В северном Приаралье устраивается наливное Тегизское водохранилище (емкостью 5,4 км3), предназначенное для перерегулирования равномерной водоподачи по начальной части канала в пиковый график ирригационного водопотребления на конечном его участке. Результаты расчетов показали, что при общих капиталовложениях в канал - 13,6 млрд.руб. и объекты мелиорации и агропромышленного комплекса 19,2 млрд.руб. общие затраты составят - 32,8 млрд.руб.

На первом этапе предусматривалось кардинально решить проблему промышленного, хозяйственно-питьевого и сельскохозяйственного водообеспечения Тюменской, Курганской, Екатеринбургской, Челябинской, Магнитогорской и Оренбургской областей России, Кустанайской и Тургайской областей Казахстана, т.е. регионов, богатых полезными ископаемыми - бокситами, железной рудой, углем медью, газом и др. Намечалось подать по каналу воду для обеспечения в Кушмурунском угольном бассейне комплекса электростанций мощностью до 20 млн. кВт".

Основные аргументы актуальности проекта спустя почти тридцать лет:

- кризисная водохозяйственная обстановка в Среднеазиатском регионе и в южных районах Западно-Сибирского региона России, смягчение которой возможно только с привлечением водных ресурсов извне;

- геополитические интересы России в Среднеазиатском регионе;

- вода - товар, которого в России, а особенно в Сибири, в избытке;

- возрождение экономики Сибирского региона возможно только при осуществлении дорогостоящего водохозяйственного проекта;

- экономическая выгода и пополнение бюджета России;

- просто бесцельно пропадают затраченные на технико-экономическое обоснование проекта государственные денежные средства и огромный труд научных и проектных организаций.

Основные контраргументы актуальности проекта сегодня:

- чистая, пресная вода изменила свое свойство возобновляемого ресурса;

- отсутствует проработка экологических последствий реализации проекта, адекватная планируемому воздействию на окружающую среду;

- отсутствуют финансовые ресурсы для реализации проекта;

- покупатели воды неплатежеспособны.

Из первых уст

Представим, что за виртуальным круглым столом собрались сторонники, противники и воздержавшиеся. Высказывания участников круглого стола основаны на материалах средств массовой информации, опубликованных за последний год.

Ю. Лужков, мэр г. Москвы.

"Сейчас мы говорим о воде как товаре, которым Россия обладает в избытке и который может продавать. Мы сейчас говорим о воде как о товаре, как о возобновляемом ресурсе, а не о нефти или других видах ископаемых, которые, простите, после извлечения не пополняются в матушке-природе".

И. Осокина, заместитель министра МПР РФ.

"Вода - это не товар. Это жизненно важный ресурс, который мы должны всеми силами сохранять".

В. Данилов-Данильян, директор Института водных проблем РАН.

"Вода перестает быть воспроизводимым (возобновляемым) ресурсом, потому что человек разрушает природные системы, ее воспроизводящие".

Ю. Лужков.

"Центральноазиатские страны после развала Союза оказались в тяжелейшем положении, из которого едва ли они смогут выбраться сами. Как бы экономно они ни расходовали воду, применяя, например, капельное или трубное орошение, в силу прогнозируемого глобального потепления и таяния ледников, водные запасы этих стран, практически исчерпанные уже к 1986 году, будут только уменьшаться".

Кардинально решить проблему можно только за счет донорской подпитки центральноазиатских рек путем доставки дополнительных ресурсов воды извне, при этом не лить обскую воду в Амударью, а продавать ее платежеспособным покупателям так называемого Срединного региона. Кроме этого, отвод избыточных и паводковых вод из сибирских рек ослабит влияние разрушительных, порой катастрофических наводнений. При этом следует учесть, что весенняя паводковая вода из-под Ханты-Мансийска будет доходить до Приаралья лишь через месяц, т.е. летом, когда и надо поливать. Если будет осуществляться проект подачи вод сибирских рек в Центральную Азию, то России представится уникальная возможность не только возродить экономику громадного Сибирского региона и освоить новые плодородные земли, не только преобразовать всю хозяйственную инфраструктуру Центральноазиатского региона, но и таким же радикальным способом перестроить свою восточную политику.

Мы имеем Сибирь как пустующий регион России. Это проблемная территория, вакуум в природе. Неужели мы не видим эту часть проблем? Если мы начнем реализацию этого проекта, то, по крайней мере, в Западную Сибирь у нас, конечно, будет перемещение больших масс и производств, и сельхозпроизводства, и строителей, и т.д. В этом случае и геополитические, и региональные, и экономические цели выглядят как полезные и благоприятные для нашей страны.

Иван Муравтев, корреспондент (Ташкент).

В четырех государствах Центральноазиатского региона сконцентрировано 4,2 тыс. куб. км чистой пресной, или "голубой", воды, то есть по 700 кубометров на каждого жителя. Уже сегодня это источник постоянной политической напряженности. Много это или мало? Для сравнения скажем, что на территории Иордании этот показатель равен 290 кубометрам, а в Израиле - 455. И все же, несмотря на относительное благополучие, вода в Средней Азии нередко становится предметом спора, а то и острых конфликтов на уровне государств. Например, в период обострения взаимоотношений между Узбекистаном и Таджикистаном таджики были готовы на несколько дней - ключевых для созревания хлопчатника - приостановить подачу воды соседям. Другой факт: Узбекистан, не так давно обвиненный в содействии туркменской оппозиции, не стал осложнять отношения с туркменбаши в частности и потому, что большая часть Амударьи проходит по Туркменистану (где, кстати, на одного жителя приходится до 4 тыс. куб. м воды). Пойди официальный Ташкент на открытую конфронтацию, он наверняка подставил бы под удар все сельскохозяйственное производство в и без того неблагополучном Приаралье.

Плюс ко всему, ситуацию еще более усугубляют несогласованные действия стран Центрально-азиатского региона по использованию водных ресурсов. В частности, позиция Кыргызстана, обладающего большим запасом этого жизненно важного ресурса и который принял закон "О межгосударственном использовании водных объектов, водных ресурсов и водохозяйственных сооружений Кыргызской Республики" (23.06.2001). Согласно принятому документу вода, как и любой другой природный ресурс, имеет свою экономическую стоимость, т. е. требование платы за водопользование в межгосударственных отношениях обретает законную силу. Одной из основных целей данного документа является "регулирование и регламентация принципов предоставления водных ресурсов Кыргызской Республики заинтересованным суверенным государствам". Здесь возникает сразу несколько вопросов. Во-первых, с какой стати Кыргызстан в одностороннем порядке присваивает себе право "регулировать и регламентировать принципы предоставления водных ресурсов" другим государствам региона? Во-вторых, что означает понятие "предоставление водных ресурсов" другим государствам и что под этим подразумевается? Если продолжить рассмотрение принятого в Кыргызстане закона, то станет ясно, что обозначенные в нем "принципы сотрудничества в сфере межгосударственных водных отношений", противоречат не только общепринятым в мировой практике принципам, но и обычной логике. Взять хотя бы пункт, который недвусмысленно подразумевает, что государства-получатели "предоставляемой" Кыргызстаном воды должны не только оплачивать ее "товарную стоимость", но еще и делиться прибылью, получаемой от продукции, производимой благодаря использованию водных ресурсов Сырдарьи.

Н. Тарасов, первый заместитель МПР РФ, руководитель Государственной водной службы.

Концепция развития потребностей в воде, отсюда технические, экономические и другие решения, уже явно устарели, они требуют пересмотра, и это надо делать. Требует проведения всесторонних научных исследований вопрос прогнозирования возможных экологических последствий. Без этого проект дальше рассматриваться не может.

А. Амирханов, руководитель Департамента государственной экологической экспертизы и нормирования качества окружающей среды МПР РФ.

"Этот проект не должен быть реанимирован ни при каких условиях. Во-первых, у России сейчас каждый рубль на счету. Во-вторых, он имеет совершенно непредсказуемые экологические последствия при весьма сомнительных выгодах для РФ".

В. Путин, президент России (послание Федеральному собранию).

Несколько слов о приоритетных социально-экономических задачах. Нередко приходится слышать, что российской экономике не нужны качественные подъемы и "рывки". Что необходимости в крупных национальных проектах, дающих серьезные, этапные приращения, нет. И что вполне достаточно быть последовательными исключительно в проведении уже существующей политики, даже если она и не приносит столь ожидаемых всеми нами высоких темпов роста. Хочу заметить: при таком отношении к делу, при такой боязни делать ответственный выбор (а речь, конечно, не идет о крупномасштабных проектах в духе застойных времен) мы не сможем быстро и качественно продвинуться вперед.

В. Духовный, директор научного центра межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии Центральной Азии.

"Я не могу относиться к проблеме переброски стока отрицательно, потому что я был ответственным за социально-экономическое обоснование переброски стока сибирских рек в Среднюю Азию в советское время. Но что изменилось в настоящее время? Изменилась геополитическая и социально-экономическая обстановка".

К. Затулин, директор Института стран СНГ.

Одна из главных сегодняшних проблем - Сибирь и Дальний Восток. Как их удержать, как их развивать, как насытить производительными силами? Еще во времена Ломоносова было сказано, что российское могущество будет прирастать Сибирью. Может быть, когда-нибудь мы совершим нечто масштабное, способное преобразовать в значительной степени эти территории, может быть хотя бы в ХХI веке Россия начнет прирастать Сибирью? Очевидно, что с политической и экономической точки зрения масштабный проект в этом регионе - это серьезная задача для всей России. С этой точки зрения проект по переброске части стока сибирских рек в Среднюю Азию востребован.

В. Данилов-Данильян, академик РАН, директор Института водных проблем РАН.

Это приведет к тому, что огромное количество российских людей займется рытьем канала, земляными работами. В то время как весь развитый мир занимается вложением в человеческий капитал, уходит от тяжелых трудоемких по неквалифицированному труду работ. Структура народного хозяйства изуродована, переутяжелен ресурсный сектор, совершенно недостаточно развиты обрабатывающие высокотехнологичные отрасли, и последние инвестиционные ресурсы (допустим, что они свалились на нас с неба) мы будем направлять на дальнейшую деформацию структуры народного хозяйства.

Ю. Лужков, мэр г. Москвы.

Наша делегация, будучи в Китае, познакомилась с китайским проектом (речь идет о водохозяйственном проекте переброски на север страны поверхностных вод рек Янцзы, Хуанхэ и Хуанхэй, рассчитанном на 50 лет). У них вода стоит довольно дорого, ее цена делится на три части. Последняя часть - это оплата самими пользователями. Уровень оплаты этой воды для Пекина, по нашим подсчетам, составляет 25 центов за кубометр воды. Мы говорим о продаже воды для орошения в других государствах. На Кипре, например, вода для орошения стоит от 50 центов до 1 доллара за кубометр. Почему мы не можем сегодня ставить вопрос о том, что этот проект должен быть связан не с подарком Россией своих водных ресурсов кому-то? Почему он не должен быть связан с продажей воды по ценам, которые, конечно, подлежат согласованию, но, подчеркиваю, по ценам, которые делают этот проект выгодным и окупаемым?

Небольшая справка-расчет автора. Общий объем воды, подаваемой на орошение за пределы России, составляет 19,1 км3/год (см. таблицу). При стоимости 0,25 $/ м3 потребители должны платить 4.8 млрд.$/год.

В. Духовный, директор научного центра межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии Центральной Азии.

"Можно ли будет окупить эту воду? Да, если мы поднимем продуктивность воды вот за эти 20 лет (10 лет обоснование и проектирование, 10 лет строительства) на основе ее экономного использования по крайней мере до 8-10 центов за кубометр. Тогда можно будет 2-3 цента заплатить за воду, которая будет доставлена из Сибири. Без экономного расходования воды окупить сибирскую воду мы не сможем. А даром нам ее никто не даст. Нам надо сначала научиться экономно использовать воду у себя. За 25-30 лет, прошедших с того времени, как мы начали заниматься этим вопросом, сегодня цены на сельскохозяйственную продукцию во всем мире резко упали. Цены на хлопок, которые в основном лежали в обосновании переброски сибирских рек, упали в два раза. Цены на рис упали в полтора раза, цены на зерно, пшеницу упали в полтора раза. Но понадобится нам эта вода или нет? Мы должны привлечь все свои резервы. По нашим прогнозам, если страны региона будут работать совместно, кооперироваться, будут направлены на интегрированное управление водными ресурсами, мы сможем выжить до 2020 года на собственных водных ресурсах. Но после этого демографическое давление, которое продолжается, а ежегодные темпы роста населения составляют в среднем по региону 2,5 процента, потребует привода воды извне".

С. Сыров, корреспондент "КоммерсантЪ"
(10 апреля 2003).

Начальник бассейнового водоохранного объединения "Сырдарья" Махмуд Хамидов заявил, что переходить на капельное орошение республикам Центральной Азии невыгодно. "Система капельного орошения на один гектар стоит тыс., а доход с такого гектара - 0". Потом он, правда, заметил, что покупать сибирскую воду государства Центральной Азии все равно не смогут - нет денег. "Мы можем только взять ее в долг, чтобы потом отдать продуктами нашего сельского хозяйства",- сказал Махмуд Хамидов. Представитель Киргизии Кунбек Таштаналиев объяснил, что, для того чтобы подать воду в азиатские государства из Сибири, ее придется поднять на 110 метров. Для этого необходимо построить семь насосных станций. "Вода будет очень дорогая. Наши соседи (Узбекистан) не могут сейчас оплатить даже нашу воду, а российская будет раз в семь дороже. Всего на проект нужно примерно млрд.",- отметил господин Таштаналиев.

В. Данилов-Данильян, академик РАН, директор Института водных проблем РАН.

Неравномерность распределения водных ресурсов. Но не нам судить, хорошо это или плохо. Мы можем констатировать, что они распределены неравномерно. Но мы не представляем себе с достаточной ясностью тех природных процессов, которые обусловили эту неравномерность, тех природных процессов, в которые мы вмешаемся, если мы попробуем эту неравномерность исправлять. Один раз уже попробовали - Арал. Это та же самая политика. Мы говорим о неравномерности распределения водных ресурсов, но давайте говорить о неравномерности распределения населения. Почему о ней мы не говорим? Почему перераспределять ресурсы водные это хорошо, а когда население мигрирует, то есть перераспределяется из Центральной Азии в Российскую Федерацию, это плохо?

С. Бобылев, профессор МГУ.

Важнейшим аргументом в пользу проекта является и являлся тезис о дефиците воды в Центральной Азии, что, в частности, привело к гибели Аральского моря. Между тем деградация моря явилась результатом "планомерного" техногенного аграрного развития в течение 30 лет. И говорить здесь о случайности, внезапности гибели Арала не приходится. Аральский кризис можно назвать планомерной катастрофой, вызванной некомпетентным и природоразрушающим планированием развития экономики Центральной Азии, ярким проявлением которого явилась "хлопковая монополия", недоучет и игнорирование долгосрочных негативных экологических последствий. Вода в реках, стекающих в Арал, и в самом море чрезвычайно загрязнена остатками ядохимикатов и минеральных удобрений. Это следствие чрезмерной химизации сельского хозяйства региона. Уровень использования пестицидов здесь в десятки раз превышает этот показатель по СНГ и является одним из самых высоких в мире. При этом до последнего времени применялись ядохимикаты, опасные для здоровья и запрещенные во многих странах мира. По оценкам международных экспертов вода в Аральском регионе является одной из худших в мире по уровню загрязнения. Для Центральной Азии нужно определить и регулировать водоемкость всех направлений использования сельскохозяйственной продукции. В противном случае может сложиться такая парадоксальная ситуация, когда после проведения водосберегающих мероприятий в оросительных системах будут практически ликвидированы потери воды, но структура использования производимой сельскохозяйственной продукции может быть столь нерациональна, что не хватит никаких водных ресурсов Центральноазиатского региона, несмотря на видимость отсутствия потерь воды. Самый большой резерв - ликвидация потерь воды в мелиоративных системах. Сейчас более половины забираемой на орошение воды не доходит до полей и испаряется, просачивается и т.д. Для Аральского региона цифра таких потерь воды составляет 30-40 км3 в год. Для использования этих резервов воды необходима кардинальная реконструкция действующих оросительных систем, применение только прогрессивных технологий полива. Достаточно сказать, что сейчас свыше 90% протяженности каналов имеют обыкновенное земляное покрытие. О возможном эффекте говорит тот факт, что староорошаемые угодья с земляными каналами требуют до 30-40 тыс. м3 воды на 1 га в год, а новые и реконструированные земли - только 6-10 тыс. м3. В целом, если просуммировать по природно-продуктовым цепочкам имеющиеся резервы и потери воды в Центральноазиатском регионе, то получится около 70 км3 воды. Конечно, далеко не все эти водные ресурсы могут быть сейчас сэкономлены, но это именно тот источник, из которого надо брать, постепенно, по частям для улучшения водообеспечения региона. Данный объем воды почти в 2,5 раза превышает потенциальный объем переброски воды из сибирских рек.

Н. Гришенко.

В период 1987-1990 гг. проектными и строительными организациями бывшего Минводхоза СССР, а после 1991 г. государствами СНГ Центральной Азии был осуществлен огромный комплекс мероприятий, направленных на максимально возможное водосбережение при орошении земель на имеющихся площадях, их реконструкцию и применение более совершенных и экономных технологий и техники полива на новых площадях. Внедрение этих мероприятий, наряду с введением платы за воду в орошаемом земледелии, а также с уменьшением посевов риса и хлопка (при увеличении посевов зерновых культур) привело к существенной экономии (до 20%) затрат воды на 1 га орошаемых земель.

П. Гончаров, президент СО РАСХН.

Из-за значительного испарения во время переброски вода будет приходить к месту назначения сильно засоленной. Неизбежная фильтрация приведет к заболачиванию большой территории. Канал преградит путь диким животным и нарушит их миграционные маршруты. Вместе с северной водой пойдет и описторхоз, которым так богаты северные реки. Кроме этого, нужно учитывать, что перебрасывать предполагается реки сибирского юга, а они несут тепло на север. Из-за оттока воды граница холода передвинется к югу на 50 километров.

Леонид Полежаев, губернатор Омской области.

Многих удивило мое заявление по этой проблеме. Некоторые договорились до того, что, мол, а вам какое дело до поворота Оби, если по Омской области протекает Иртыш? Здесь все очень просто. Иртыш впадает в Обь. Что сегодня представляет собой наша река? Она мелеет: трубы водозаборов возле берегов уже торчат, область в некоторых местах испытывает дефицит питьевой воды. Но и это еще не все. Иртыш сегодня - зона начинающейся экологической катастрофы. Содержание меди, свинца, хрома и других металлов в верховьях Иртыша (территория Казахстана) превышает предельно допустимые нормы в десятки раз! Ежедневно только два города (Усть-Каменогорск и Семипалатинск) сливают в Иртыш около 300 тысяч кубометров канализационных вод. А жители Павлодара, Караганды, Омска, других городов, расположенных ниже по реке, вынуждены пить эту воду. Добавьте сюда и угрозу, которую несет в себе остановленное в 1993 году производство Павлодарского химического завода (ныне "Химпром"). Сегодня заражена промышленная зона, ртуть (более 900 тонн) проникла в землю и возможно ее медленное движение к Иртышу. В 2000 году Китай, невзирая на соглашения, повернул в свою сторону часть Иртыша (река Черный Иртыш). И несмотря на то, что с Казахстаном существуют договоренности об использовании и охране трансграничных вод, и мы, и наши соседи теряем воду - река-то начинается в Китае! В Казахстане построен каскад ГЭС, которые также сокращают подачу воды на территорию России, в Омской области Иртыш мелеет. И тем не менее предлагается перебросить воду на юг. Может быть, целесообразнее часть стока Оби направить в Иртыш? Мне довелось с 1965 по 1982 год работать на строительстве канала Иртыш - Караганда - Джезказган, в том числе восемь лет первым руководителем. Поэтому людям, принимающим глобальные решения в сфере межгосударственного перераспределения водных ресурсов, я посоветовал бы быть осмотрительнее. У меня на столе лежит резолюция заседания Общественно-консультативного совета при Главном управлении природных ресурсов по Омской области. 50 ученых, практических специалистов, государственных и муниципальных служащих, представителей общественных организаций резко критикуют идею поворота. И эти люди - далеко не все сибиряки, которые выступают против подобных проектов.

В. Комаров, автор альтернативного проекта, исполнительный директор фонда "Плодородие".

Для восстановления водного баланса Иртыша, дефицит которого будет возрастать, следует использовать реку Обь - единственную в этом регионе, для которой дополнительный водозабор пройдет безболезненно. Для этого ниже по течению Оби в районе Новосибирска надо построить мощную водозаборную станцию, так как именно здесь проходит водораздел бассейна самой Оби и многочисленных рек и речушек, впадающих в Иртыш. Именно по водоразделу и следует прорыть канал, по которому вода из Оби будет поступать в реки Чулым, Каргат, а также в проточные озера Саргуль, Урюм и другие пресноводные водоемы. Остается подумать лишь о наиболее удобном маршруте канала между озером Чаны и Иртышом выше по течению в районе Омска. В его экономичности. На значительной территории воду из Оби в Иртыш будут доставлять реки и речушки водораздела, соединить их небольшими каналами несложно и не очень затратно. К тому же большая часть маршрута имеет природный уклон, так что вода в Иртыш будет поступать практически самотеком. Разумеется, проект еще нуждается в тщательной проработке и экспертизе различных специалистов. Я надеюсь, однако, что нам удастся убедить противников поворота северных рек в том, что это будет сделано в интересах не только Казахстана, но и самой России.

Касым Дускаев, координатор проектов по водоресурсам Национального экологического центра Казахстана.

"Если не учитывать последствий резкого повышения забора иртышской воды, буквально через несколько лет речь пойдет об экологической катастрофе в Прииртышье. Из Китая в Иртыш, а значит, и в Обь, уже поступает вода, загрязненная тяжелыми металлами, нефтепродуктами и нитратами".

А. Беляков, председатель Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам и природопользованию.

"Видимо, кому-то стало скучно жить, и решили поднять старую проблему. О каком перебросе можно говорить сегодня, когда мы практически не строим на своей территории новые гидроэлектростанции? Мы даже не решаем проблем с нормальным обслуживанием существующих плотин! Мы фактически прекратили все мелиоративные работы, из-за чего ускоряются заболачивание и закисление почв. Кроме того, переброс чреват глобальными изменениями климата. Полагаю, что это чисто политическая акция, которая не имеет под собой никаких экономических обоснований".

Анатолий Юрков, доктор экономических наук.

Каракумский канал, гордость советских ирригаторов, имеет и другую, теневую, так сказать, биографию, о которой предпочитают умалчивать. О том, что эта более чем пятисоткилометровая артерия доносит в Туркменистан около 8 кубических километров воды, взятой у Амударьи в гораздо большем объеме, и что этот добровольно-принудительный отъем произведен за счет умирающего от жажды (или умершего уже?) Аральского моря. Что обводнение одного засушливого пространства высушило фактически целое море, породив невиданное в тех местах бедствие - соленые бури: обнажившееся и высушенное суховеями дно Арала теперь отдает свою солевую пыль этим суховеям. Они-то покрывают толстым слоем соленой корки еще вчера плодородные поля. Есть методы борьбы с этим? Нет. Потому что покорители природы не останавливаются ни перед чем. При стремительном оскудении Амударьи и, как итог, Аральского моря, тем не менее в оросительных системах скапливается избыток влаги, воды, насыщенной солями и удобрениями, пестицидами и ядовитыми дефолиантами. За эти годы из сбросовых вод образовалась система Ансайских озер, а Сарыкамышская впадина, что соседствует с пустыней Каракум и плато Устюрт, оказалась заполнена водой на площади 3200 квадратных километров. Только в одном Узбекистане 800 тысяч гектаров земли оказались заболоченными и засоленными. Фильтрация воды из каналов и избыточный полив подняли уровень грунтовых вод. Колодцы оказались отравлены дурной водой, нечистоты из выгребных ям попали в некоторые из них, неся вместе с собой возбудителей желудочно-кишечных и иных инфекционных болезней.

Грубые вмешательства в природные процессы, не просчитанные и не рассчитанные на долгую перспективу, всегда влекут за собой последствия иного рода. Образец тому - Москва, ее колоссальная система водоснабжения, включающая в себя резервы таких рек, как Волга, Ока, Москва, Клязьма, Яуза, канала Волга - Москва и другие; окруженная водохранилищами - Клязьминским, Истринским, Можайским, Яузским, Верхнерузским, Рузским, Озернинским, Икшинским и другими. И эта водная держава минувшим летом не могла защитить себя от лесных пожаров, подступавших к ее порогу, а прощаясь со знойным летом, отдала приказ: воду брать из всех "питьевых" водохранилищ, несмотря ни на что.

Виктор Духовный, директор Научно-исследовательского центра Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии.

"Выход из сложившегося положения может быть найден, если страны, участвующие в переброске, договорятся об организации единого сельскохозяйственного рынка с ограниченным доступом на него извне и взаимным субсидированием сельского хозяйства внутри блока. Это, в свою очередь, потребует очень четкой кооперации, ликвидации всех таможенных, налоговых, пограничных ограничений и достаточно жестких условий взаимодействия стран между собою. Предполагаемый маршрут, по которому вода сибирских рек могла бы потечь в Среднюю Азию, значительно протяженнее Амударьи. И если не изжить нынешнюю практику нерационального потребления воды, она вряд ли дойдет сюда из Тобольска".

Остановимся и подведем итоги виртуального круглого стола. Вчера мы брали воду, не задумываясь о ее качестве и хватит ли ее. Нас было мало. Промышленная революция была впереди. Сегодня приходится расплачиваться за легкомыслие, с которым мы перешли грань, за которой количество перешло в новое качество. В новое, но не лучшее. Сегодня вода стала стратегическим ресурсом, обеспечивающим стабильность государственного развития и национальную безопасность. Распродажа стратегических ресурсов всегда считалась государственной изменой. Но вода имеет биологическую ценность, данную Природой, и право на нее имеет все живое планеты Земля. Независимо от государственной принадлежности, географии, вероисповедания, биологического и социального класса, рода. Сегодня из-за дефицита чистой пресной воды на первый план выходит биологическая ценность воды. Выбор сохранить ее или уничтожить остается за человеком. Право нажиться или поделиться тоже остается за ним. К сожалению, при обсуждении проблемы переброски сибирских рек, в большей степени вода рассматривается только как товар, имеющий сегодня рыночную стоимость. И очень мало говорится о качестве воды. О дефиците качественной питьевой воды как в Сибирском регионе, так и в Центральноазиатском. Вода, пойменные и русловые отложения поверхностных водотоков бассейна р. Оби загрязнены токсичными веществами от малоопасных до чрезвычайно опасных: нефтепродукты, фенолы, азотистые соединения, тяжелые металлы - медь, цинк, железо и др. Особенно сильно загрязнены водотоки горно-промышленных и нефтедобывающих территорий, где содержания загрязняющих веществ превышают сотни и тысячи ПДК. В 2000 году в речную сеть бассейна р. Оби поступило 0,56 млн. тонн загрязняющих веществ (или 9,5 тысяч 70 тонных вагонов). Чрезвычайно опасные ситуации создают:

- большое количество токсичных веществ, сосредоточенных в пойменных отложениях среднего течения р.Оби, где более 50 % площади поймы содержат от 5 до 500 мг нефтепродуктов на 100 г сухого грунта;

- радиационное загрязнение пойменных почв р. Теча и донных отложений р. Пышма, связанные с последствиями деятельности радиохимического комбината "Маяк", и где запас радиоактивности почв по цезию-137 в верховьях реки достигает 17000 Ки/км2;

- ртутное загрязнение почв и водной среды в районе химического завода г. Павлодара. По экспертным оценкам за время его эксплуатации в природную среду поступило 1089 тонн ртути, локализованных в основании электролизного цеха и накопителя сточных вод - оз. Былкылдак;

- техногенное месторождение авиационного керосина под бывшей авиационной базой г. Семапалатинска, смещение которого направлено в сторону русла р. Иртыш;

- подземные ядерные взрывы мощностью от 0,5 до 25 ктТЭ, произведенные на глубинах от 170 до 2860 м на территории Тюменской области;

- подземное хранилище жидких радиоактивных отходов в г. Томске на глубине 28-400 м, накопленный с 1963 года объем которых составляет 0,04 км3.

Не менее сложная ситуация и в Центральноазиатских регионах.

И сегодня должен стоять вопрос не о распродаже водных ресурсов и перебросках рек, сегодня должен стоять вопрос о сбережении и сохранении имеющихся водных ресурсов. Сегодня должен стоять вопрос о межгосударственных соглашениях по рациональному использованию и охране от истощения и загрязнения трансграничных водных ресурсов как поверхностных, так и подземных, как жидких, так и твердых. Сегодня должен стоять вопрос о создании надгосударственных структур, контролирующих выполнение межгосударственных соглашений по трансграничным водным ресурсам. Тогда и в условиях планетарных климатических изменений мы сможем напоить друг друга пресной, чистой водой.

"Медвежий угол"

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор