Кунград

На сайте:

Аральское море › Вот, новый поворот › Проект, который надо реабилитировать.

Проект, который надо реабилитировать.


Антонов В.И.

(Статья из газеты «Народное слово» за 10 июля 2002 года)

Я написал эту статью как непосредственный участник разработки проекта подачи в Центральную Азию части стока сибирских рек, проекта, идея о котором была высказана ещё в 1868 году, а непосредственная техническая его разработка была начата почти сто лет спустя – в 60-х годах тпрошлого столетия, и который в 1986 году, когда к его реализации уже фактически приступили, был неоправданно и незаслуженно приостановлен.

Проект этот предусматривал отобрать у избыточно полноводной Сибири очень небольшую часть стока только одной ее реки, а именно Оби. Конкретно это предполагалось сделать в месте впадения в неё реки Иртыш возле города Ханты-Мансийска. Отобрать намечалось всего лишь 27 куб.км, или около семи процентов стока Оби, несущей, как известно, свои воды в Северный Ледовитый океан. Изъятие такого незначительного по сибирским меркам количества воды в нижнем течении этой реки не причинило бы абсолютно никакого вреда и ущерба Сибири ни в хозяйственно-экономическом, ни в экологическом отношении, тем более, что ниже Ханты-Мансийска отсутствуют какие-либо водозаборы и Обь уже просто-напросто бесполезно сбрасывает свои воды в океан. А вот польза для экологии Сибири от этого, безусловно, была бы, поскольку отбор из Оби семи процентов её стока облегчил бы паводковую ситуацию на этой реке.

В то же самое время, донорская подпитка ультрапресной обской водой истощенных рек Центральной Азии - Сырдарьи и Амударьи, которые, к тому же, в среднем и нижнем течениях еще и сильно засолены, была бы для них исключительно полезной, и это в значительной степени смягчило бы экологический кризис, который переживает Центральноазиатский регион из-за острого общего дефицита водных ресурсов, в результате чего и высыхает Аральское море.

Но обская вода, согласно проекту, о котором идет речь, предназначалась не только для Сырдарьи и Амударьи. На начальном участке трассы канала Сибирь – Центральная Азия часть ее в объеме 5 куб. км предполагалось направить в промышленные области Южного Урала и вододефицитную Курганскую область России, а 4 куб. км – в засушливые, бывшие целинные области Северного Казахстана для орошения зерновых культур.

Однако польза от реализации проекта строительства канала Сибирь – Центральная Азия на этом не исчерпывалась. Прежде всего, этот проект был ориентирован на решение крупных социально-экономических проблем, как Среднего региона России, объединяющего Западную Сибирь, обширные районы Российского Севера и промышленные центры Южного Урала, так и огромного региона Центральной Азии. И надо сказать, что в современной геополитической обстановке, после того, как на территории бывшего СССР образовались независимые государства, необходимость решения этих проблем, разумеется, на новой взаимовыгодной экономической основе, приобрела особую актуальность и значимость и для России, и для государств Центральной Азии.

Осуществление проекта позволит создать мощный экономический мост, напрямую связывающий названные государства, и это будет способствовать, во-первых, устойчивому внутреннему развитию каждого из них, а во-вторых, развитию масштабного экономического сотрудничества между ними. Страны Центральной Азии, куда придет сибирская вода, кроме смягчения Аральского кризиса, получат возможность развивать площади орошения, в чем они так остро нуждаются, обеспечить тем самым трудозанятость населения и резко увеличить за счет этого производство продовольствия и другой сельскохозяйственной продукции. В результате представится широкая возможность поставлять в срединный регион и другие области и города России из Центральной Азии произведенные на сибирской воде экологически чистые фрукты, овощи, виноград, бахчевые культуры, хлопковое волокно и другие дары ее щедрой земли. Одновременно с этим в зоне влияния канала Сибирь - Центральная Азия получат развитие промышленность, энергетика, транспортные коммуникации, включая железную дорогу вдоль него, образуется разносторонняя инфраструктура.

Так как же все-таки получилось, что такой важный по своему замыслу проект остался приостановленным, а вернее будет сказать - на него наложили "вето"?

Произошло это в ходе развернутой в бывшем СССР пресловутой "перестройки", когда идеологам "нового мышления" понадобилась мишень для критики стиля и методов работы прежнего руководства страны, и наиболее подходящей мишенью для этого оказался проект "поворота сибирских рек", как пример проявления прежним руководством страны преступного насилия над природой.

Началась спровоцированная "перестройщиками" кампания по дискредитации этого проекта как, якобы, антиприродного и экологически вредного. Его существо и назначение были чудовищно извращены и представлены таким образом, что этот проект, будто бы, предусматривает насильственно повернуть чуть ли ни все великие сибирские реки вспять и заставить их течь в центральноазиатские пустыни.

А что касается ситуации в Центральной Азии, то она в ходе этой самой кампании описывалась так, что никакого дефицита водных ресурсов этот регион будто бы не испытывает, а потому "поворачивать" туда сибирские реки нет никакой необходимости, что здесь в водном хозяйстве творится форменное "разгильдяйство", что местные специалисты-ирригаторы - это просто "недоумки", или еще хуже - "экологические преступники", которые только тем и занимаются, что "расточительно расходуют" воду по "развитым сверх всякой меры" полям орошения, которые "понастроили, всякие там, ненужные каналы и водохранилища" и тем самым отняли воду у Аральского моря и загубили его. Слова в кавычках взяты мною из публикаций тех лет.

И надо сказать, что «перестройщики» в результате развернутой кампании добились своего. В умах общественности удалось сформировать искаженное, резко негативное представление как о проекте строительства канала Сибирь – Центральная Азия, так и о положении дел в водном хозяйстве Центральноазиатского региона и, к сожалению, в головах еще очень многих людей такое представление сохраняется до сих пор.

Закончилась же кампания тем, что в августе 1986 года решением бывшего Политбюро ЦК КПСС, а его решения, как известно, были непререкаемыми, на проект было наложено "вето", действующее, как это ни странно, до сих пор, хотя от органа, который такое решение принял, давно уже не осталось камня на камне.

Между прочим, отмечу, что мнения о том, что дефицита воды у нас в регионе нет, а поэтому сибирскую воду к нам перебрасывать не надо, и что основной причиной Аральского кризиса служит наше, якобы, "расточительное" расходование располагаемых водных ресурсов, придерживаются многие иностранные эксперты, работающие в Центральной Азии. Не буду развивать эту тему дальше, а скажу только, что так считать могут только люди, очень поверхностно знакомые с нашими условиями и водохозяйственными проблемами, не понимающие специфики нашего орошаемого земледелия, которые свое представление о положении дел в регионе составили в основном по предвзятым публикациям периода "перестройки".

На самом же деле, отношение к воде у земледельцев Центральной Азии очень бережное, а показатели ее продуктивного использования здесь самые высокие. И если наши оросительные каналы из-за того, что проходят в основном в земляном русле, сильно фильтруются, то это вовсе не означает, что вода из них безвозвратно теряется. Большая ее часть с потоком подземных вод возвращается в водоисточники и ниже по их течению используется повторно. Это так называемые возвратные воды, которые используются порой многократно. На полив сельхозкультур направляется также и значительная доля коллекторно-дренажного стока, который смешивается с водой, забранной из рек.

И вот что в итоге мы сегодня имеем. По Оби, Иртышу, как, впрочем, и по другим сибирским рекам, от переизбытка воды идут катастрофические и разрушительные паводки, а Центральная Азия переживает аральский кризис, коренной причиной которого является дефицит водных ресурсов. На протяжении уже почти двадцати лет в Центральной Азии из-за нехватки воды нет прироста орошаемых площадей, хотя необходимость продовольственного обеспечения быстро увеличивающегося здесь населения этого требует. И это при том, когда во всем остальном мире орошение развивается очень интенсивно.

Достаточно сказать, что, например, в США площади орошения за двадцать последних лет увеличились в 1,5 раза, в Канаде - в 1,7 раза, в Бразилии - в 2,8 раза и так далее. Так выходит, что им развивать орошение можно, а нам нельзя, ибо оно у нас и так уже развито "сверх всякой меры".

Кстати, во второй половине прошедшего столетия в мире было реализовано свыше шестидесяти крупномасштабных проектов территориального перераспределения речного стока с целью повышения водообеспеченности маловодных регионов, и никаких экологических катаклизмов от этого не произошло, ни в зонах изъятия части стока, ни в районах, куда этот сток был подан, а, наоборот, в районах, куда пришла вода, образовались новые орошаемые оазисы.

Значительные по своим масштабам переброски водных ресурсов, например, осуществила Индия, где часть вод Ганга подана на развитие орошения в засушливых центральных штатах. Китайская Народная Республика только за счет территориального перераспределения речного стока увеличила орошаемые площади в вододефицитных районах страны на восемь миллионов гектаров. И таких примеров очень много.

Реализован также ряд международных проектов, когда часть речного стока одной страны перебрасывается в другую страну. Например, в вододефицитные регионы США, и в частности для поддержания Великих озер, перебрасывается вода с территории Канады.

Хочу особо отметить, что Центральная Азия на протяжении всего XX столетия по темпам и масштабам развития орошения значительно отставала от мировых показателей, хотя орошаемое земледелие служит основой жизнеобеспечения проживающего тут населения, а развитие площадей орошения является здесь жизненной необходимостью.

За прошедшее столетие площади орошаемых земель увеличились в мире в 8 раз и составляют в настоящее время более 300 млн.гектаров. В Центральной Азии, в границах бассейна Аральского моря, за это же время орошаемые площади увеличились всего лишь в 2,2 раза - с 3,4 млн.гектаров до 7,9 млн.гектаров, в том числе в Узбекистане с 1,8 млн.гектаров до 4,2 млн.гектаров. Следовательно, по темпам освоения новых орошаемых площадей Центральная Азия отставала от темпов мирового уровня в три с половиной раз (!).

В тоже время, темпы роста численности населения в бассейне Аральского моря были выше мировых, и население возросло здесь в 7,7 раза (!): с 6 млн. человек до 46 млн. человек, в том числе в Узбекистане с 3,8 млн. человек до 25 млн. человек. И если в начале века на душу населения у нас приходилось по 0,6 гектара орошаемых земель, то сегодня приходит всего по 0.17 гектара, в то время как для нормального самообеспечения продовольствием и сохранения современных объёмов производства хлопковолокна и других технических культур нам надо, даже с учётом прогнозируемой интенсификации сельхозпроизводства, иметь порядка 0,3 гектара. И после этого нам говорят, что мы «чрезмерно развили площади орошения»? Где же объективность у тех, кто так говорит?

К 1986 году водные ресурсы рек Центральной Азии были уже практически полностью исчерпаны, а надежда на их пополнение сибирской водой, с которой связывалась программа дальнейшего развития орошения, была утрачена. В результате, как я уже отметил, освоение новых орошаемых площадей у нас прекращено. А водообеспеченность существующего орошения даже в годы средней водности составляет не более 80 процентов.

Написанное выше, по-моему, уже достаточно убедительно говорит за то, что проект подачи в Центральную Азию части стока сибирской реки Оби необходимо реабилитировать. Альтернативы этому проекту нет, и всякие дилетантские рассуждения на данную тему пора уже прекратить. Подтверждением тому, в числе прочего, является бесплодные результаты конкурса, который был проведён в 1990 году под эгидой Академии наук и Госкомприроды СССР на разработку наилучшей концепции решения проблемы Аральского кризиса. В конкурсе приняли участие 473 человека, предложения которых были официально зарегистрированы и изучены весьма авторитетной комиссией. Условием конкурса было выдвинуто требование, что проблема должна быть решена без подачи в Центральноазиатский регион дополнительной донорской воды. В итоге было признано, что ни одно из поступивших на конкурс предложений не является реальным. После этого прошло ещё двенадцать лет, но новых идей в решение проблемы они не принесли. Мы по-прежнему продолжаем бороться с последствиями кризиса, но ничего не предпринимаем для того, чтобы устранить его коренную причину, которая заключается в испытываемом регионом общем дефиците водных ресурсов.

Вопросу реабилитации проекта строительства канала Сибирь – Центральная Азия была посвящена состоявшаяся в апреле нынешнего года в Ташкенте международная конференция на тему «Проблемы Арала и Приаралья – императив к международному сотрудничеству». Её инициаторами выступили Ташкентский клуб «Экосан» и представительство Росзарубежцентра в Республике Узбекистан. Конференция эта прошла как экофорум, в котором участвовали ведущие учёные и специалисты водники Российской Федерации и Узбекистана, представители министерств и ведомств, имеющих отношение к природопользованию, представители неправительственных организаций, дипломатического корпуса, духовенства, ряда международных организаций и средств массовой информации.

Резолюция к4онференции была однозначной – считать необходимым возобновить работы над проектом строительства канала Сибирь – Центральная Азия и его реализацией. При этом имелось в виду и особо подчёркивалось, что эти работы необходимо будет возобновить на новой организационно- экономической основе, которую определяет современная обстановка, и привлечь к осуществлению проекта, кроме средств бюджетов заинтересованных государств, также иностранные инвестиции и частные капиталовложения предпринимателей и бизнесменов через создание специального акционерного общества. Предложение, по-моему, очень разумное.

Участники экофорума высказались также за то, что негативное отношение к этому проекту в умах общественности должно быть решительно преодолено и что особую роль в этом должны сыграть средства массовой информации, писатели, учёные, представители неправительственных и общественных организаций. И это тоже очень правильно, поскольку до сих пор, даже после состоявшегося в Ташкенте экофорума, от людей, знакомых с проектом канала Сибирь – Центральная Азия лишь понаслышке, можно услышать: «Какой ужас! Неужели опять хотят поворачивать сибирские реки?»

Так вот, именно на то, чтобы сформировать у нашей общественности объективное, непредвзятое представление об этом проекте, моя статья в основном и направлена.

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор