Кунград

На сайте:

Аральское море › История Аральского моря › Сведения об Аральском море и низовьях Амударьи с древнейших времен до XVII века › Глава II

Сведения об Аральском море и низовьях Амударьи с древнейших времен до XVII века


II. ГЛАВА

Хорезм был завоеван арабами в 712 г.; в рассказе об этом завоевании говорится только о взятии Хазараспа и столицы области Кята (ныне селение Шейх Аббас-вели); после взятия столицы покорилась вся область, и дальше к северу арабы, насколько известно, уже не встретили сопротивления. Арабы сохранили местную династию хорезмшахов, но в то же время оставили в стране своего наместника; постепенно это двоевластие привело к распадению Хорезма на два самостоятельных владения - владение хорезмшахов с главным городом Кятом и владение арабских эмиров с главным городом Джурджанией (у туземцев Гургандж, около нынешнего Куня-Ургенча). Между обеими династиями происходили постоянные столкновения, и в 995 г. эмиры Гурганджа завоевали также и южную часть Хорезма.

Несмотря на образование арабского владения на низовьях реки, сведения первых арабских географов об устьях реки крайне неопределенны. Самый ранний из этих географов, Ибн Хордадбех (писал около 865 г.), говорит, по толкованию де Гуе, о впадении реки в Аральское море, которое он называет "Курдерским озером", по имени города, находившегося в дельте реки, но это толкование остается спорным; по другому чтению (и по первому изданию текста, сделанному Барбье де Менаром), река впадала в Джурджанское, т.е. Каспийское, море. Другой географ IX века, Якуби (891 г.), ясно говорит, что река впадала в Дейлемское, т.е. в Каспийское, море. То же самое говорит и писавший около 903 г. Ибн ал-Факих, но в таких темных выражениях, которые заставляют предполагать искажение текста: "Река прорезывает Хорезм, впадает в Хорасанское море и вступает в Син" (Китай)". Названные авторы не обнаруживают такого подробного знакомства с географией Средней Азии вообще и Хорезма в частности, чтобы мы на основании их слов имели право утверждать, что Амударья действительно до начала Х века впадала в Каспийское море.

В отчете экспедиции Глуховского делается ссылка на надгробный камень около развалин Талайхан-Ата, на котором "хивинским муллой был прочитан 170 год хиджры", но для лиц, знакомых с мусульманской палеографией, не может быть сомнения в том, что, если бы надпись действительно относилась ко II веку, ее не мог бы прочитать ни один туземный мулла.

Подробные данные о низовьях Амударьи и Аральском море впервые дает Ибн Русте, писавший, как доказывает его издатель де Гуе, не раньше 903 г. и не позже 913 г., т.е. современник Ибн ал-Факиха. По его словам, "река образует водоемы, камышовые болота и луга на расстоянии около 4 фарсахов ниже города Хорезма (Кята). Потом она течет к западу (собств. в сторону киблы) от Хорезма между Джурджанией и Миздахканом; Джурджания на западной, Миздахкан на восточной стороне ее; Джурджания находится ниже города [Кята] на 24 фарсаха. К Миздахкану принадлежит селение на восточном берегу, по имени Херваз; ниже его еще другое селение, потом третье; если плыть от этого места вниз по течению, то от реки отделяется рукав по левую сторону и течет до места, называемого Варагдех (собств. "Селение плотины"), на 4 фарсаха ниже Джурджании. Здесь река подходит к селению Варагдех и горам, называемым Сиях-кух ("Черные горы"); отсюда спускаются вниз по течению к селению Берабид (?). Ниже селения река образует множество водоемов, носящих название Халиджан. Это то место, где ловится рыба, вывозимая из Хорезма в [разные] стороны. Сама река впадает в озеро, имеющее в окружности около 80 фарсахов; по западному берегу его тянутся горы, называемые Сиях-кух, по восточному берегу - болота, покрытые густыми зарослями сросшихся деревьев; почти невозможно проникнуть туда и пройти там иначе, как по узкой и неровной дороге, проложенной входившими и выходившими кабанами, и [по дороге] у конца (края?) берега в сторону севера, по которой проходит владетель так называемого Нового селения.

Последующие географы подробнее перечисляют каналы реки и города на берегах ее, но ни один из них не дает нам таких точных сведений о низовьях Амударьи и о берегах Арала, как Ибн Русте. Ближайший по времени географ, Истахри, писавший около 961 г., пользовался не дошедшим до нас трудом своего предшественника ал-Балхи; в свою очередь труд Истахри был вновь издан и дополнен Ибн Хаукалем (около 976 г.); относительно Амударьи и Аральского моря Ибн Хаукаль почти ничего не прибавляет к труду своего предшественника.

У Истахри мы находим следующие сведения: "От канала Ведак до города Хорезма (Кята) около 2 фарсахов. Ниже города в сторону Джурджании [отделяется] канал под названием Бувве (или Буе); вода его соединяется с водой Ведака в пределах селения, известного под названием Андерастан, несколько ниже, по направлению к Джурджании. Ведак больше Бувве; по обоим идут суда до места на расстоянии одной гальвы (1/24 фарсаха) от Джурджании; там есть плотина, задерживающая суда. От места соединения обоих каналов до Джурджании около одного перехода. К [городу] Курдеру. проведен канал, начинающийся на 4 фарсаха ниже города Хорезма (Кята) из четырех мест, отстоящих недалеко одно от другого; (эти истоки] превращаются в один канал, равный Бувве и Ведаку после их соединения. Говорят, что Джейхун прежде протекал в этой местности; когда уменьшается вода в Джейхуне, она уменьшается и в этом канале. Против Гита, в степи, на расстоянии 1 фарсаха с северной стороны [реки] есть город по имени Медминия; он отстоит от Джейхуна на 4 фарсаха, но принадлежит к Джурджании; так произошло оттого, что река от Курцера изменила свое течение и проходит между Гитом и Медминией. После Медминии на берегу нет населенного пункта. Между Джейхуном и [каналом] Курдером - округ (рустак) Миздахкан; между (городом] Миздахканом и Джейхуном - 2 фарсаха; он (город) лежит напротив Джурджании. К каждому селению между Курдером и городом [Кятом] проведен канал из Джейхуна: все эти каналы из Джейхуна. Потом Джейхун доходит до Хорезмийского озера в месте, где [живут] рыбаки; там нет ни селения, ни построек; это место называется Халиджаном; на берегу этого моря, около Халиджана, земля гузов; в мирное время они приходят с этой стороны в селение Бератегин, с другой стороны - в Джурджанию; оба поселения - пограничные пункты. От того места, куда впадает река Джейхун, до места впадения Шашской реки (Сырдарьи) в это озеро - около 4-х дней пути (по Ибн Хаукалю - около 10 дней, что правильнее).

На берегу Хорезмийского озера есть горы Чакыр-огуз, у которых замерзает вода и остается замерзшей до лета (по Ибн Хаукалю - все лето). Оно (место) представляет камышовое болото. Окружность этого озера, как мне говорили, около 100 фарсахов. Вода его соленая; озеро не имеет видимого истока; в него впадают реки Джейхун, Шашская река и еще другие реки; между тем вода его не становится пресной и не увеличивается по количеству, а остается на одном и том же уровне. Бог лучше знает, существует ли между ним и Хазарским (Каспийским) морем подземный проход, по которому соединяется вода обоих. Между обоими морями около 20 дней пути по прямому направлению". "От города [Кята] до Дерхаса - 2 перехода, от Дерхаса до Курдера - 1 переход", от Курдера до селения Бератегин - 2 дня. Медминия и селение Бератегин - близко одно от другого, только Медминия ближе к Джейхуну От Медминии до русла Джейхуна - 4 фарсаха; между Миздахканом и рекой Джейхуном - 2 фарсаха; город лежит напротив Джурджании; между Джурджанией и Джейхуном - 1 фарсах".

Ибн Хаукаль, не прибавляющий ничего существенного к словам своего предшественника о низовьях Амударьи, сообщает некоторые новые сведения о низовьях Сырдарьи, именно о "Новом селении", которое находилось на расстоянии фарсаха от берега реки, в двух переходах от места впадения реки в Хорезмийское озеро (Аральское море), в 10 переходах от Хорезма и в 20 переходах от Фараба (около Отрара). Эти данные показывают, что устье Сырдарьи в Х веке находилось приблизительно в том же месте, как теперь.

Неизвестный персидский географ, писавший в 982 г., только в самых общих словах говорит о впадении Амударьи и Сырдарьи в Аральское море. Макдиси, писавший около 985 г., сообщает некоторые подробности о плотине около Гурганджа и о городах на низовьях реки, которых нет у его предшественников. Эти подробности заимствованы или из не дошедших до нас книжных источников, или от лиц, знакомых со страной; сам Макдиси, по-видимому, никогда не был в Хорезме.

О плотине около Гурганджа у него сказано: "Джурджания - главный город хорасанской стороны на Джейхуне (так близко к нему], что вода наводняла его окрестности; (жители] придумали для отведения ее [сооружение] из досок и дров, так что река направилась к востоку; было совершено удивительное дело. Потом река была проведена в степь к селению Фератегин и стала течь только по одной стороне (?). От нее провели каналы к воротам города, но не в самый город, вследствие тесноты места". Из городов на низовьях Амударьи Курдер, Миздахкан, Бератегин и Медкаминия (очевидно, то же, что у Истахри - Медминия) помещены на правой, Джит (Гит) - на левой стороне реки, причем сказано, что было два селения этого имени. О Бератегине сказано, что он расположен "в степи около гор; оттуда вывозят камни". В противоположность словам Истахри, что около Гита не было других селений, у Макдиси сказано: "Джит - большое селение с обширными рустаками (употребление этого термина заставляет предполагать ряд оседлых поселений) в степи; это укрепленный пограничный пункт на границе с гузами; отсюда вход в их [страну]". Халиджан не назван вовсе.

Между отдельными городами у Макдиси указаны более значительные расстояния, чем у Истахри, и приведено более значительное число промежуточных пунктов; соответствующие дорожники приведены мною в другом месте. Макдиси считает от Кята до Миздахкана 5 переходов и еще 2 перегона (перегон в восточных областях равнялся двум фарсахам), причем непосредственно перед Миздахканом было 2 перехода через степь, от Миздахкана до Курдера - 1 переход и 2 перегона или, по другой дороге, 2 перехода; от Курдера до Бератегина - 1 переход и 2 перегона; от Бератегина до озера - 1 переход. Дорожник левого берега обрывается на Джурджании; не указаны ни расстояние между Джурджанией и Гитом, ни пути из Джурджании в Курдер, Бератегин и к устью реки.

Между рассказами Ибн Русте, с одной стороны, и Истахри и Ибн Хаукаля - с другой, замечается разногласие относительно местоположения Халиджана; по словам Истахри и Ибн Хаукаля, Халиджаном называлось место впадения Амударьи в Аральское море, по Ибн Русте - водоемы, к которым доходил только левый рукав реки, отделявшийся от главного русла немного ниже Гурганджа; о впадении главного рукава в Аральское море говорится отдельно. В другом месте я высказал предположение, что Халиджан Ибн Русте следует искать у Айбугира; слова Ибн Русте, по которым этот рукав реки у селения Варагдех достигал гор и потом протекал еще некоторое пространство, может быть, скорее указывают на Сарыкамыш.

Большой плотины около Гурганджа в ту эпоху, которую имеет в виду рассказ Ибн Русте, по-видимому, еще не было; очень вероятно, что после ее сооружения левый рукав реки перестал течь и что в таком смысле надо понимать приведенные слова Макдиси, что река "стала течь только по одной стороне". По имеющимся в нашем распоряжении данным трудно сказать, могло ли в Сарыкамыше и после этого в течение некоторого времени сохраняться такое количество воды, что рыбаки на берегах его могли продолжать свой промысел, или рыбачье поселение должно было быть перенесено на берег Арала; другими словами, следует ли видеть в словах Истахри о Халиджане просто ошибку или указание на перемену местоположения этого пункта. Едва ли можно сомневаться в том, что Курдер арабских географов соответствует нынешнему главному руслу, начиная от расширения реки близ селения Бийбазар. Крайне любопытны слова Истахри, что Курдер считался прежним главным руслом реки; из этого видно, что до Х века произошло перемещение русла реки с востока на запад, а не наоборот, и что Амударья еще задолго до Х века впадала в Аральское море. Под "Хорезмийским озером" понимали, по-видимому, только Аральское, а не Арало-Сарыкамышское море, как полагает г-н Коншин. Из Гурганджа караваны ходили на юго-запад в Хорасан и Гурган и на северо-запад к хазарам, подробностей о последнем пути географы Х века нам не сообщают, хотя этим путем проехал в Россию в начале Х века знаменитый Ибн Фадлан; но Гардизи, автор XI века, писавший по более ранним источникам, замечает, что на пути "из Гурганджа к Хорезмийским горам и от этих гор к печенегам встречают Хорезмийское озеро, оставляют озеро по правую руку и идут дальше". Эти слова ясно показывают, что Арал в ту эпоху не соединялся с Сарыкамышем.

К Х веку относится также первое известие об Узбое как о сухом русле. Макдиси рассказывает, что "в древности царь востока однажды разгневался на 400 человек из людей его царства и его свиты и велел их переселить в место, отделенное от населенных местностей расстоянием приблизительно в 100 фарсахов". Это было то место, где впоследствии возник Кят. Впоследствии царь пожаловал им 400 тюркских девиц (вследствие чего, как замечает Макдиси, в наружности хорезмийцев сохранилось сходство с наружностью тюрок) и велел прорыть для них канал от главного русла Джейхуна: "В то время главное русло доходило до города, [расположенного) за [городом] Неса и носившего название Балхана". Однажды изгнанников посетил эмир этого города (Балхана), играл с их начальником в кости и проиграл партию; ставка заключалась в том, что победителю будет предоставлено направить всю реку на один день и ночь в свой канал. Река тогда направилась к Хорезму, и после этого уже оказалось невозможным снова повернуть ее в старое русло. Хорезмийцы "провели от нее каналы и построили на ее берегах города, а Балхан пришел в разрушение". Жители Неса и Абиверда говорили автору, что они иногда "отправляются в Балхан и приносят оттуда много яиц; говорят, что быки и лошади [там] одичали". Из рассказа Макдиси видно, что в Х веке у туземцев существовало предание о прежнем течении Амударьи к Балхану, но что этот факт относили к эпохе до возникновения культуры в Хорезме, т.е. к мифическим временам; из этого можно заключить, что Узбой был сухим руслом задолго до Х века.

Историк Ибн ал-Асир также говорит о горах Балхан, что "около них [находится] древний Хорезм". Тем более странное впечатление производят слова другого географа Х века, Мас'уди, о "Джурджанийском озере", в которое недалеко от города Джурджании впадала Амударья: "Это озеро одно из самых больших в населенной части мира; пространство его - около 40 дней пути в длину и столько же в ширину; из этого озера вытекают большие реки, впадающие в Хазарское (Каспийское) море. В это озеро течет [также] Шашская река". Если бы до нас из всех географических сочинений Х века дошел только труд Мас'уди, то мы, вероятно, пришли бы к заключению, что Арало-Сарыкамышское озеро в данную эпоху не только существовало, но и соединялось, посредством Узбоя, с Каспийским морем.

Столь же ошибочно было бы вывести заключение о существовании поселений близ Балхана из слов арабских географов о месте Дихистан, которое находилось, по словам Истахри и Ибн Хаукаля, на расстоянии 50 фарсахов от гавани Абескун. Абескун, гавань области Гурган, несомненно, находился около устья реки Гюрген (Макдиси считает 1 переход от города Джурджана, или Гургана, около развалин башни Гумбез-и Кабус, до Абескуна и столько же от Абескуна до Астрабада, находившегося на пути из Абескуна в Сари; в первом случае расстояние на самом деле более значительно). Расстояние в 50 фарсахов от устья Гюргена могло бы привести нас к Балханской бухте; но это определение расстояния противоречит другим, более достоверным данным. Истахри и Ибн Хаукаль сами в другом месте дают другое определение - 6 переходов, что для 50 фарсахов слишком мало; Макдиси даже считает всего 4 перехода от города Джурджана до Дихистана. По Табари, между Джурджаном и Дихистаном было 25 фарсахов, по Хамдаллаху Казвини, писавшему в XIV веке, - 23 фарсаха; кроме того, Хамдаллах Казвини говорит о реке Атреке, что она впадает в Хазарское (Каспийское) море, "пройдя через пределы Дихистана".

Дихистан совершенно иначе описывается у Макдиси, чем у его предшественников, Истахри и Ибн Хаукаля. По Истахри, Дихистан был местом (у Ибн Хаукаля прибавлено: "похожим на селение с небольшим количеством жителей"), куда в бурную погоду приставали суда и куда приходило много народа для рыбной ловли. Макдиси, напротив, описывает Дихистан, как целый рустак, один из лучших округов Гургана, с городом Ахур, 24 селениями и укрепленным рабатом, в котором было несколько мечетей, на краю степи. Остатком Дихистана являются, как полагают, развалины Мешхед-и-Мисриян (на современных картах обыкновенно Месториан), впрочем, относящиеся к значительно более позднему времени.

Из слов Табари мы знаем, что в домусульманское время правитель Дихистана жил на острове Бухейрс (собств. "Озеро"), в 5 фарсахах от Дихистана. Арабское слово джазира значит как остров, так и полуостров; из слов персидского географа Х века мы узнаем, что в этом случае речь идет о полуострове. Из слов арабских географов о Дихистане мы можем заключить, что даже в то время, когда Амударья еще не направилась снова к Каспийскому морю, последнее в этом месте простиралось на восток значительно дальше, чем теперь, может быть, вследствие большого количества воды в Атреке.

Х век был эпохой высшего процветания арабской географической литературы; все последующие авторы, вплоть до XVII века, пользовались известиями географов этого периода большей частью без всякой критики, допуская, таким образом, в своем изложении множество анахронизмов. Этот факт необходимо всегда иметь в виду при пользовании сочинениями восточных географов второй половины Средних веков. Кроме того, у многих компиляторов известия географов Х века приводятся в искаженном виде, по дурным рукописям. К числу таких компиляторов принадлежит Идриси, написавший свой труд в 1154 г. при дворе норманнского короля Сицилии и Неаполя Рожера II. Все, что говорится у Идриси об Аральском море и Амударье, заимствовано у географов Х века, особенно у Ибн Хаукаля; расстояния, сообщаемые там в фарсахах, здесь переведены на мили (в фарсахе 3 мили); встречаются искажения источников, по крайней мере судя по французскому переводу Жобера, который и сам по себе возбуждает много сомнений; подлинник пока не издан и мне недоступен. Расстояние между устьями Амударьи и Сырдарьи определено в 10 миль вместо 10 переходов; известие Ибн Хаукаля о квартале Дерджаш (у Идриси - Дергаш) в Кяте отнесено к Джурджании и т.п. Из рассказов Идриси об Аральском море не находится у дошедших до нас географов Х века только фантастическая сказка о какой-то рыбе, время от времени появлявшейся над водой озера; появление ее предвещало смерть кому-нибудь из князей гузов. Ввиду такого характера этого источника трудно искать в нем новые сведения и выводить из слов Идриси о реке Бура, что русло одного из каналов Амударьи в ту эпоху начало просачиваться через горы Шейх-Джели. Под словом Бура Идриси, как уже определил де Гуе, несомненно, понимает тот же канал, который у географов Х века носит название Бувве; различие между описанием этого канала у авторов Х века и у Идриси, вероятно, следует объяснить ошибкой компилятора или переводчика.

Несколько ранее, также на отдаленном Западе (в Испании), были написаны труды другого компилятора, ал-Бекри, умершего в 1094 г.: географический словарь, изданный Вюстенфельдом, и компилятивный труд "Книга о государствах и путях". В последнем труде для нас представляют некоторый интерес слова о башне на "Хорезмийской горе", в 12 фарсахах от города Джурджании, на пути в страну печенегов; у подошвы горы находились пашни переселенцев из Джурджании.

Упадком культуры в Средней Азии после падения государства Саманидов следует объяснить, что мы с Х до XIII века не имеем почти никаких трудов местных ученых, кроме трудов упомянутого выше хорезмийца ал-Бируни, в которых нет ничего нового об Аральском море и низовьях Амударьи. В начале XIII века Хорезм и Гургандж достигли небывалого блеска; хорезмшаху Мухаммеду подчинилась вся восточная часть мусульманского мира. Для этого государя написал свою книгу Мухаммед ибн Неджиб Бекран, под заглавием Джахан-наме. К сожалению, и здесь только очень кратко говорится о течении Амударьи и Сырдарьи и об их впадении в Аральское море, которое названо "Джендским озером", по имени известного города на нижнем течении Сырдарьи. Автор считает 12 переходов от Аму (Чарджуя) до Хорезма и 6 переходов от Хорезма до озера.

Из данных, приведенных в словарях Сам'ани и Якута, любопытно известие о селении Бугайдид (или Багдадек, т.е. "Малый Багдад") "между Хорезмом и Джендом". В рассказах историков о событиях 1204 г. упоминается Кара-су, один из каналов восточной стороны, через который приходилось переправляться войску до прибытия к Гурганджу. В словаре Якута под словом "Мангышлак" говорится о впадении Амударьи в Каспийское море, что явно противоречит другим известиям самого Якута; вероятно, последний в этом случае находился под влиянием Ибн ал-Факиха или какого-нибудь другого раннего арабского географа.

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор