Кунград

На сайте:

История › Библиотека › Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей › Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей V

Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей V


Часть I
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗВЕСТИЯ

РЕКИ

Важнейшая и величайшая из всех рек, орошающих степи киргиз-казачьи, есть без всякого сомнения Сыр, или Сырдарья. Вытекает она из гор Кашкар-даван, составляющих отрасль хребта, называемого китайцами Тянь-Шань, или Небесные горы. Хотя источник Сыра и не определен астрономически на месте, однако же, по известности некоторых близлежащих городов и земель, вообще полагать должно, что он находится между 42° и 43° северной широты, с чем согласны показания Птолемея и Абульфеды 30

До Кокана течет Сыр на юго-запад, от сего города поворачивает на север, около Туркестана принимает направление на запад и, пройдя урочище Акмечеть, лежащее около 84,5° долготы и около 45° широты, разделяется на два рукава, из которых северный удерживает название Сыра, а южный опять подразделяется на двое, и правое отделение его получает наименование Кувана, а левое Яны, или Янги (новый). Сей последний проток ныне пересох.

Собственно, так называемый Сыр, после разделения своего течет на северо-запад, проходит мимо развалин Джанкента, склоняется потом на север и впадает в море Аральское. Не доходя верст 15 до Джанкента и верст 50 до устья, лежит на нем урочище Кара-Тюбя, которого широта, по астрономическим наблюдениям, деланным в 1820 году бароном Мейендорфом на пути в Бухарию, составляет 45° 42' 42". Приведя в минуты остающееся от сего урочища пространство течения Сыра до моря, находим, что самое устье его лежит под 46° и несколькими минутами широты, и около 79° долготы от острова Ферро. Кувандарья течет сначала на запад и скоро разделяется на пять протоков, называемых Биш-Узяк, потом опять соединяется в одно ложе и, миновав урочище Карак, находящееся на берегу ее, по наблюдениям барона Мей-ендорфа, под 44° 52' 4" широты, идет на северо-запад в Аральское море. Устье его от устья Сыра отстоит более, нежели на полградуса к югу. Недалеко от моря соединяется он с Сыром посредством узкого протока, называемого Ич-Калак, или Калтарык, почему то место, где стоял город Джанкент, и окрестности оного, составляют остров, с запада омываемый морем. В полую воду бывают и другие между ими протоки, но они летом все пересыхают. Яныдарья, в переводе "новая река", называлась так потому, что очень недавно произошла. Геодезии прапорщик Муравин, посланный в 1743 году из Оренбурга в Хиву и составивший карту восточного берега Аральского моря с прилегающими к нему землями, не означил на оной Яны потому, что не видал ее и ничего не слыхал о ней. Подробные караванные маршруты, писанные около половины прошедшего столетия и сохранившиеся в оренбургском архиве, означают все, даже малозначущие урочища от границы Российской чрез Сыр и Куван до Бухары, но ни слова не упоминают об Яныдарье. Река сия, как уверяют киргизы, начала течь между 1760 и 1770 годами. Отделясь от Кувана, шла она на юго-запад и впадала в Аральское море в 6 или 7 днях караванного хода от устья Сыра. Кочующие близ оной каракалпаки и киргиз-казаки, желая воспользоваться сим новым явлением природы, начали разводить воды ее каналами на поля свои, и значительно уменьшили ее. К сему присоединилось действие близлежащих пространных песков, и река сия, или сей рукав реки, наконец, до того был доведен, что почти совсем исчез. В 1820 году караваны переходили чрез сухое русло его верстах в 100 или более от моря, и встречали серного вкуса воду только в некоторых ямах на месте прежнего течения.

О разделении Сыра на рукава не говорят ничего ни древние географы, ни "Книга Большому чертежу" 31, почему можно думать, что Кувандарья произошла, так же как Яны, в новейшие времена, и может быть очень незадолго до 1731 года, когда Россия узнала оную, приняв в подданство жителей ее берегов.

Страна, из которой вытекает Сыр и которую орошает он в начале своего течения, наполнена высокими и частию снеговыми, а частию лесистыми горами. Стремящиеся из них ручьи и речки вдруг расширяют Сыр, придают ему быстроты и делают его судоходным. Выше Ташкента примыкают к левому его берегу и даже переходят в иных местах на правый, пространные пески Кизилкум, идущие с запада от самого моря Аральского, и простирающиеся на несколько сот верст. Близ правого берега продолжаются до Ташкента и даже далее разные отрасли гор, из которых текут в Сырдарью еще несколько речек. Известнейшие между сими речками суть: Акбура, выходящая из горы Ош; Чирчик, текущий под Ташкентом из горы Кандыртау с такою быстротою и шумом, что, по уверению очевидцев (Записки г. Назарова 32 о некоторых народах Средней Азии 1821 года), звери пугаются оного и бегут прочь; Бодам, на котором стоит город Чимкент; Талаш, Арс или Арыш, и проч. Упомянутые речки замечательны тем, что многие горы, из которых они выливаются, изобильны лесом, и что лес сей по ним может быть сплавляем до самого Аральского моря.

В Сыр, как уже сказано, не впадает ни одна большая, ни одна даже средственная река.

Миновав горы Каратау, около Туркестана лежащие, Сыр течет по обширной пустой равнине, которой большая часть состоит из песков, начинающихся почти при самом происхождении, или отделении Кувана и Яны, и простирающихся под названием Каракум на северо-запад далее самого Аральского моря. В сей пустыне Сыр уже не принимает в себя никаких текущих вод и, будучи сверх разделения своего на рукава везде ослабляем частыми каналами, проведенными из него для орошения полей, становится уже, нежели каков в средине своего течения. Около Кокана Сырдарья имеет 150 и более сажен широты, а у Джанкента — менее 100 сажен. Приближаясь к морю, она составляет по правую сторону залив (более похожий на озеро), именуемый Камешлубаши. Окружность сего залива имеет около пяти верст. Верстах в 15 от смешения своего с водами морскими, Сыр расширяется верст на 30, или на 40 и становится мельче. Самое устье покрыто камышом, и вода здесь не глубже 3 или 4 футов (Voyage a Boukhara, P. 37).

Река Сыр образует течением своим многие острова; весеннего разлива она почти не имеет, но разливается среди жаров лета, и при начале зимы: летом от тающего в высоких горах близ источников снега, зимою, потому, что болотистые устья при первых холодах замерзают, а между тем течение воды сверху, из мест, где она почти никогда не бывает покрыта льдом, продолжается. Чем сильнее в сие время морозы, тем более в ней прибывает воды. Берега Сыра, исключая гористую страну, в начале им орошаемую, по большей части низки и образуют по обеим сторонам широкую долину, которая будучи потопляема вешнею водою, среди самых песков становится плодородною и покрывается в иных местах кустарником, или даже порядочным лесом, в других — камышом или доставляет хорошие пажити для скота и земли, удобные для хлебопашества. Впрочем, долина сия не беспрерывна, иногда встречаются и на ней наносные сыпучие пески. Вода в Сыре несколько мутна.

Кувандарья, расширяющаяся в средине течения своего не более как на 20 сажен, озериста, имеет берега крутые и большею частию покрытые необыкновенно высоким камышом, в котором, как и по Сыру, водится много кабанов. Воды Кувана, протекая по глинистому твердому дну, становятся очень прозрачны. Глубина сей реки от 5 до 10 футов.

Русло Яныдарьи, образовавшееся в почве глинистой и ровной, прилегает к полосе довольно высокого леса, который состоит большею частию из саксауловых деревьев, совсем неудобных на строение, но чрезвычайно выгодных для топки. В лесах сих водятся волки, барсы, тигры и другие звери.

Глубина Сыра доказывается тем, что в Кокан по нем ходят суда, поднимающие по 70 верблюдов с вьюками. Известно также, что несколько русских татар, отплыв из Хивы по Амударье и вошедши из моря Аральского в устье Сыра, поднимались по оному верст на 100 вверх, следовательно, река сия вообще должна быть судоходна. Киргизы, напротив того, говорят, что в некоторых местах во время сильных жаров, на ней делаются отмели. Может статься, они распускают такие слухи из боязни, что к ним водою удобно привезти войска. Впрочем, киргизы, как говорит барон Мейендорф, гордятся обладанием столь большой реки.

Весьма желательно, чтобы известия об отмелях Сыра не были справедливы, ибо, предполагая возможность соединения Аральского моря с Каспийским, судоходство по Сыру может когда-нибудь доставить великие выгоды для торговли. Хотя на самых берегах сей реки, исключая Ходжанта и славных некогда, но теперь разоренных От-рара и Тонката (Отрар знаменит в истории Тамерлана: здесь умер сей грозный завоеватель. Тонкат прославлен Чингисханом) 33 нет больших городов, однако ж, Кокан, богатый шелком и хлопчатого бумагою, на которые жители его выменивают русские товары для себя и соседов своих, находится только в 40 или 50 верстах от Сыра. Туркестан еще ближе. Ташкент, изобильный также произведениями, находящимися в Кокане, немного далее. Ба-дакшан, торгующий изумрудами, бирюзами и другими дорогими камнями, также недалек от Сыра. Сверх того, к реке сей во многих местах прилегают горы, может быть, они скрывают в себе золото, серебро и драгоценные камни, ожидая руки, которая бы разверзла недра их.

На Сыре, Куване и Яны находятся многие развалины, описанные нами в особой статье, сему предмету посвященной. Теперь сделаем мы только общее замечание о развалинах, на Яныдарье лежащих. Известно, что река сия произошла во второй половине прошедшего столетия и что со времени появления ее на ней никто не жил кроме кочующих киргиз-казаков и каракалпаков: откуда же взялись развалины зданий? Неужели люди селились прежде в безводной пустыне?

Ответ на сии вопросы должно искать в известии, что след Яныдарьи в некоторых местах имеет два русла; одно шириною, равною Сыру, а в средине оного другое, гораздо уже. По сему последнему текла Яны, а первое есть, вероятно, путь какой-нибудь большой, давно пересохшей реки и на ней-то, конечно, находились те поселения, коих развалины видим мы теперь. Не тут ли текла Кизилдарья, о которой много было говорено в прошедшем столетии и [63] которую теперь еще видим на старых географических картах? Теперь она уже не существует.

Верстах в 30 на юг от Яны посольство наше, отправлявшееся в Бухарию в 1820 году (См. Voyage a Boukhara par le Baron de Meyendorff), переходило чрез другое высохшее русло реки. Здесь также могла протекать Кизилдарья, ибо место ее полагали вообще южнее Сыра (В карте, приложенной к мосгеймовой Hist. ecclesiastica, река Кизил принимает в себя правый рукав Амударьи. В нескольких картах, помещенных Витзеном в Nord and Ost Tartary, находим Кизил или Кессель-дарью в разных видах: на карте Иоанна Блеу (Bleou) она смешана с Сыром и над нею несправедливо поставлена надпись Kessel, olim Jaxartes. Ортелий, в своем Theatrum orbis terrarum (Антверпен 1598 года), повторяет то же 34).

В котором из двух мест справедливее было бы назначить течение сей прежде существовавшей реки, не знаем, а потому и не смеем вдаваться в предположения, которых поддержать не можем. Скажем только, что берега Сыра, развалины на нем сохранившиеся, и окрестности сих развалин, призывая к себе ученых людей для исследований, обещают трудам их богатую жатву, но, к сожалению, ни естествоиспытатели, ни любители истории и географии не получат о стране сей сведений полных и вместе положительных, до тех пор, пока в Азии не будет возможно путешествовать с книгами и математическими инструментами, как в Европе. Ныне усилия просвещенного наблюдателя встречают почти непреоборимую преграду в невежестве и подозрительности азиятцев.

После Сырдарьи должны мы говорить об Иртыше, который, хотя принадлежит к рекам сибирским, однако ж, в начале своем орошает степи киргизские и принимает в себя множество речек, из них вытекающих. Имея исток свой в Китайских владениях и проходя, как выше сказано, чрез озеро Нор-Зайсан, Иртыш разделяется на две части, из коих первая, простирающаяся от начала до впадения в озеро, называется Верхним Иртышом, а вторая, начинающаяся от выхода из озера до устья, Нижним Иртышом. Первые достоверные сведения о сей реке были собраны в начале минувшего столетия по повелению императора Петра Великого офицерами отряда, посланного в сии места, для отыскания песочного золота, о котором тогда рассказывали множество басен. В 1719 году капитан князь Ураков и поручик Сомов подымались на плоскодонных судах из Нижнего Иртыша, чрез Нор-Зайсан в Верхний. Сей последний, по словам их, впадает в озеро двумя устьями, из коих южное было довольно широко для удобного плавания, и течение воды в нем быстро. В 1720 году генерал-майор Лихарев предпринимал то же путешествие и, достигнув Верхнего Иртыша, поднимался по оному безостановочно 12 дней. Он нашел, что оба берега сей реки состоят из песчаных гор. Далее не мог он следовать как по мелководию, так и потому, что на него напали зюнгары, тогда обладавшие тамошнею страною.

Описание Нижнего Иртыша и рек, в него впадающих с правой стороны, помещено во всех географиях русских: а потому мы вычислим только известнейшие из тех рек, которые текут в него с левой, т. е., с киргизской стороны. Река Бедакун впадает недалеко от Нор-Зайсана. За нею следуют ниже Катун-Карагай, Войлочевка, Аблайкитка, Кизилка, Чар-Гурбан, Тундук и, наконец, не говоря о многих малых речках и ручьях, Ишим.

Ишим берет свое начало из отрасли Иремейских гор и течет более 400 верст на северо-запад, потом вдруг круто поворачивается на север и, вступив в пределы России, стремится в Иртыш. Ишим принимает в себя кроме многих небольших речек и ручьев реки Терсекан, Кулай-Айгыр-Бурлук, Верхний Бурлук, Кайраклы, Кулу-тон и пр. Правый берег Ишима, равно как и большей части речек, текущих в средине киргиз-казачьих степей, по замечанию г. Шангина, высок, производит весьма мало растений и иногда каменист, а левый низок и покрыт лугами. Дно в реке сей иловатое, однако ж, вода чиста, и в ней водятся многие роды как крупной, так и мелкой рыбы. Ишим в начале своем довольно тих и узок, но потом течет с быстротою, редко замечаемою в реках сей страны.

Терсекан, впадающий в Ишим с левой стороны, выходит из северных отлогостей Ильдигийского сырта и имеет, таким образом, всего течения верст около 300, на пространстве которых делает несколько весьма крутых поворотов. Берега его отлоги, глинисты и покрыты ока-менелостями. Г. Шангин, бывший на сей реке и собиравший самые ясные о ней сведения, пишет (Сибирский вестник 1820 года. Кн. 1) , что берега ее по обеим сторонам сажен на двадцать от воды покрыты илом и наносными кругляками; это заставляет его предполагать, что она прежде была гораздо шире и быстрее. Такого рода заключение подтверждается словами киргизов, называвших ее Малым Ишимом. Ныне Терсекан имеет течение едва приметное и в иных местах скрывается под наносами ила, потом опять показывается и опять исчезает под землею. Известковая, глинистая и напитанная горькою солью почва, по которой он протекает, дает воде его солоновато-горький вкус и делает ее мутною.

Кулай-Айгыр-Бурлук течет в Ишим, как уже сказано, из озера Якши-Янгис на пространстве около 100 верст.

Из прочих рек, впадающих в Иртыш с левой стороны, замечательнее всех Тобол, выливающийся из хребта Ка-раадыр и текущий до впадения в него реки Уя, т. е. до границы русской на северо-восток. В вершинах своих он то исчезает под землею, то опять показывается, но, усилившись от впадающих в него речек, течет, не прерываясь. Впадает он, как известно, в Иртыш близ Тобольска. Тобол часто переменяет течение свое и потому оставляет прежнее русло, части коего обыкновенно называются старицами. Песок, из него вынутый, содержит местами железо. Название его, как пишет Рычков, в своей "Оренбургской топографии", происходит от дерева шабул, или таволга, которое во множестве растет по берегам его. Вода в нем около вершин весьма дурная и вяжущая, но в продолжение течения она теряет сие свойство. В Тоболе есть очень хорошая рыба. Из рек, вливающихся в Тобол с западной стороны, замечательна Аят по лесистым берегам своим, а с восточной Убаган, проходящая чрез озеро Убаган-Денгиз, принимающая в себя многие речки и впадающая близ Звериноголовской крепости. Горечь воды ее столь сильна, что сообщается самому Тоболу. Убаган в некоторых местах летом совсем пересыхает. Река Уй, равным образом впадающая в Тобол, превосходит две предыдущие пространством течения и служит границею России от киргиз-казачьих орд. В нее впадает речка То-гузак, по берегам коей много тучных лугов, и несколько других малых речек.

После Уя следует говорить об Урале, который вытекает из хребта, носящего одинаковое с ним название, и течет сначала на юг, потом поворачивает на запад и, наконец, опять устремляется на юг, в море Каспийское. Направление Урала везде излучистое, и берега его покрыты лесом и кустарником. Он отделяет Россию от степей киргиз-казачьих, начиная с Верхо-Уральска до самого устья, исключая малое пространство, от Нежинского редута до Рассыпной крепости, откуда граница в последние годы перенесена на Илек и Бердянку. Реки, текущие в Урал из степей киргиз-казачьих, суть: Орь, Илек, Утва и многие менее известные.

Орь или Урь, выходит из гор Мугоджарских тремя истоками, кои по соединении вместе получают общее название. Река сия на пространстве около 260 верст извивается в довольно крутых берегах своих по равнине, имеющей от 3 до 7 верст ширины и заросшей камышом и кустами. Правая сторона ее гориста, левая низка и имеет прекрасные сенокосы. Вкус воды несколько солоноват, рыбы в ней водится довольно много. Замечательнейшая из впадающих в Орь рек, есть Камышаклы, которая также принимает в себя несколько речек и ручьев.

Илек вытекает из отрасли Уркачского хребта, называемой Босага, и течет на северо-запад до самого впадения его в Урал. В начале он называется Исонбай, потом, по принятии в себя нескольких речек, каковы Сууксу, Исет и проч., при урочище называемом Биштомак (т. е., пять рек), получает уже настоящее свое имя. Он шире и быстрее всех рек от Урала до Сырдарьи встречающихся, дно его каменисто, вода вкусна и изобильна рыбою, по берегам есть хорошие травы, а местами кустарники и деревья. В Илек впадает Большая Хобда и многие речки, вместе с ним дающие стране, им орошаемой, способность к плодородию. Здесь видны небольшие, но прекрасные пашни, поливаемые водою из каналов.

Большая Хобда в верховье своем течет весьма близко к Илеку, потом удаляется от него, наконец, опять приближается и, приняв в себя многие малые речки, сливается с ними близ форпоста Буранного, пройдя около 200 верст. В ней водится чрезвычайно много мелкой рыбы.

Утва менее Илека и Ори, но более прочих впадающих в Урал рек. Устье ее находится против Иртецкого форпоста. Дно ее иловато, берега часто топки, потому что она весною далеко разливается, но та же самая причина обогащает их хорошими травами.

Реки Кумак и Сумдук, принимающие в себя много меньших речек и ручьев, текут в Урал: первая несколько выше Орской крепости, а вторая против Таналыцкой.

На западе от устья Урала впадает четырьмя рукавами в Каспийское море река Сагиз, текущая из отраслей той ветви Уральского хребта, которая, как мы сказали выше, перешла в киргиз-казачью степь, между Ильинскою и Орскою крепостями. Урочище, где она берет свое начало, называется Каркул-Гильды. Она проходит чрез солончак Тентек-Сур, имеет воду горьковато-соленую и совершенно негодную для употребления, берега дикие, бесплодные и в верховьях низкие, а к устью крутые. Ширина ее сажен около 8; глубина в некоторых местах очень значительна, но броды весьма часты.

Еще далее к юго-западу течет в море Каспийское Эмба, или Джем, выходящая из горы Айрюрюк, недалеко от истоков Ори, и протекающая около 550 верст по почве большей частию бесплодной. Летом река сия бывает чрезвычайно мелка и в верхней части течет только плесами; но весною скопляется в ней чрезвычайное множество воды, так что в иных местах Эмба из русла своего, нигде не имеющего более 15 сажен ширины, разливается версты на две. Дно ее наиболее песчаное, прибрежные места отлоги, вода пресная и изобильна рыбою, как речною, так и морскою, особенно близ устья. По берегам есть кое-где кустарники, но нет достаточно хорошей травы. В нее впадают многие речки, из коих замечательнейшая (по глубине) Темир. Эмба проходит чрез пески Сагиз и Ба-кумбай.

Река Уил вытекает из возвышений, лежащих между вершинами Илека и Хобды. Сначала берет она направление на юг, потом поворачивает на северо-запад, снова устремляется к югу, и, наконец, течет на запад; проходит между песками Бирюкты и Тайсуган, течет чрез озеро Малый Каракуль и окончательно исчезает в Большом Каракуле. Все течение ее составляет около 350 верст, вода в ней пресная, изгибы ее происходят от окружающих ее гор. Из речек, в Уил впадающих, нет ни одной значительной.

Рычков в "Оренбургской топографии" пишет, что в озеро Аксакалбарби впадают 62 Тургая (Тургай значит жаворонок. Название сие, вероятно, дано от множества жаворонков, около Тургая видимых), 3 Иргиза и 36 Улкияков. От неверности ли сведений, полученых первым историком и географом киргиз-казачьего народа, равно как и Оренбургского края, или от физических перемен; но мнение Рычкова теперь не согласно с настоящим положением означенных вод.

По исследованиям российских офицеров, сделанным в последние годы, оказалось, что киргиз-казаки точно полагают 62 Тургая, лучше сказать, что они дают название Тургая всем речкам и ручьям, впадающим в Большой Тургай, которых числа, впрочем, никто не знает определительно. Что касается до 32 Улкияков, то при поверке на месте оказалось, что под сим именем известна одна только река, о коей будем говорить ниже.

Улу-Тургай (Большой Тургай) вытекает из отраслей горы Улу, и в начале своем носит название Кара-Тургая. Верхняя часть его лежит между утесами Свинцовых гор, потом течет он по почве песчано-глинистой, проходит чрез озера или камыши Бишкупа, далее чрез пески Кошелак, и, наконец, вливается в озеро Аксакалбарби. Берега его большею частию высоки и круты, почему на них и нет лугов, но есть кустарники и озера.

Замечательнейшие из малых Тургаев, впадающих в Большой, суть: Сары-Тургай, текущий по глинистому и топкому дну, и принимающий в себя Мунили и Думбе, Яллама-Тургай, имеющий берега, обросшие камышом, и также принимающий в себя еще два Тургая. Сверх того, впадают в Большой Тургай реки: Улкияк и Иргиз.

Улкияк, имеющий от 4 до 8 сажен ширины и крутые берега, впадает в Тургай с севера, при начале песков Кошелаккум и принимает в себя речки Кобыр и Каракай. Близ Улкияка находится могила хана Абулхаира.

Улу-Иргиз выходит из гор Караадырских и течет сперва на юго-восток, потом на юг, наконец, опять поворотив на юго-восток, впадает в Тургай, недалеко от впадения сего последнего в озеро Аксакал. Мы говорим здесь о главном Иргизе, а не о маленьких речках, коим киргизы также дают названия иргизов и коих они насчитывают несколько. Многие смешивают Улу-Иргиз с Чит-Иргизом, вытекающим из гор Мугоджарских, и соединяющимся с предыдущим. Улу-Иргиз весьма узок, и хотя весною разливается далеко, но в конце лета, подобно многим сосед-ственным с ним рекам перестает беспрерывно течь, и обращается в ряд озер. Берега его большею частию очень круты и высоки. В слоях сих берегов замечены разрушенные морские раковины, а на поверхности берегов — слабые кустарники и озера. В воде кроме рыбы водится много черепах. По берегам Иргиза довольно соленых источников, почему вода его имеет также соленый вкус.

Иланчик, по словам киргизов, выходит из Улутага и впадает в озеро Якан Аккул, лежащее на юго-восток от Аксакалбарби, верстах в 100.

Четыре реки Кингири, а именно: Джиланлы-Кингир, Джислы-Кингир, Кара-Кингир и Сары-Кингир, вытекая из гор Улу, соединяются вместе и вливаются в Сарасу.

Сарасу, о коей имеются доныне сведения только самые поверхностные, достойна примечания потому, что она до половины прошедшего столетия составляла границу между зюнгарами и киргиз-казаками. Сии последние говорят, что она выходит из горы Актау, или Артау, и пройдя значительное пространство, при конце течения своего обращается в ряд малых озер и впадает в озеро Телекуль, которое лежит весьма недалеко от Сырдарьи и в пяти или шести днях пути от моря Аральского. Сведения наши о сей реке нисколько не подвинулись вперед в сравнении с теми, кои поместил Рычков в своей "Топографии Оренбургской" назад тому лет 70, а потому путь сей реки означен в карте нашей точками.

Столь же мало знаем мы и реку Цуй. Г. г. Бурнашев 35 и Поспелов, переходив чрез нее в 1800 году на пути в Ташкент, узнали, что она в октябре месяце не имела течения, и состояла из озер горько-соленой воды, но весною она бывает так быстра, что даже опасно ее переезжать. Цуй вытекает из озера Иссык, и пройдя значительное пространство, впадает, по уверению киргизов, в озеро Кабанкулак близ озера Теле, принимающего в себя реку Сарасу.

Нура, впадающая в озеро Кургальджин с восточной стороны, по словам г. Шангина, имеет течение довольно быстрое. Ее составляют реки Малая Нура и Ессель-Нура. В неё текут несколько небольших речек. Проток Кузукоч весною соединяет ее с Ишимом, а летом пересыхает.

Малая Нура бьет ключом из небольшой горы, и упадая на каменный помост, образует водоем, потом верст 50 продолжается оврагами, и по впадении в нее речки из Кизилтау, принимает правильное течение. Так говорит г. Шангин, бывший у ее истока. На карте части Средней Азии, напечатанной в 1816 году, река сия несправедливо показана текущею в реку Ярь-Якши, которая сама впадает в Сарасу.

В то же озеро (Кургальджин), на восток от устья Нуры, впадает река Кулан-Итмес, принимающая в себя реку Якши-Кун, замечательную изобилием трав по берегам.

Реки Улента и Чидерта, выходя из гор Буглы, текут на север в озеро Малый Окул. Ерчетулли-Югуртай стремится с севера на юг в озеро Балхаш. В то же озеро впадает и река Аягуз, выливающаяся из отраслей Тарба-гатайского хребта, и принимающая в себя многие малые речки.

Южнее Аягуза, в озеро Балхаш текут реки Лепсу, Аксу и Каратал, соединяющийся с Куксу.

В заключение упомянем о реке Или, вытекающей из Китайских владений, и равным образом впадающей в Балхаш. На ней стоит главный с западной стороны пограничный город китайский Или (Гульджа), а ближе к устью кочуют некоторые роды Большой киргиз-казачьей орды.

Вычислив все главнейшие реки страны, занимаемой киргиз-казаками, сообщим читателям нашим общее замечание о сих реках, извлеченное нами из печатных и рукописных журналов, и изустных известий людей, странствовавших по землям, нами описываемым.

Исключив реки первостепенные, каковы Сыр, Иртыш, Урал и некоторые из второстепенных, каковы Тобол (в отношении к той его части, которая находится в степи киргизской), Ишим, Орь, Илек нижняя часть Тургая, Нура и еще две или три реки, прочие, большею частию, текут только весною и в начале лета. Наполняясь водами тающих снегов, они в сие время разливаются весьма широко, или образуют быстрые потоки, заключенные в узких берегах; тогда переправы чрез них становятся очень опасными, но по сбытии полых вод, остающаяся в настоящем русле масса воды, ежедневно начинает уменьшаться и производит цепь озер, соединяющихся одни с другими посредством слабых протоков, а иногда и совсем отделенных одно от другого. Малые речки большей частью пересыхают к осени.

Таковые явления должны быть приписаны частию глинистой почве земли, которая не удерживает в себе воды, а частию тому, что вследствие вешнего разлития и быстроты течения наносится в русла рек много песку и илу, который по сбытии вод составляет бугры, разделяющие реку на множество озер, и препятствующие свободному ее течению. Вода в таковых случаях нередко просасывает себе пути под землею.

Во время полноводия киргизы переплавляются чрез реки, составляя паромы и целые мосты из больших пуков камыша, связанных между собою волосяными веревками.

Хорошие колодцы в киргизской степи, особенно в летнее время, весьма достопримечательны: они определяют направления путей самых дальних. Впрочем, киргиз-казаки не очень страшатся мест безводных, ибо думают, что в большей части страны, ими занимаемой, можно найти воду недалеко от поверхности земли, а особенно в песках. Замечательно, что нередко пресная вода встречается близ солонцов, или соленых озер, и иногда не далее как на сажень глубины. Бывали примеры, что находили вкусную и чистую воду под пластами соляного ила.

КОММЕНТАРИИ

30 Птолемей Клавдий (II в. н. э.). Древнегреческий ученый — астроном, географ, математик. Автор геоцент- рической теории, ряда трудов по математике и др., в том числе, "География"; Абульфеда (Абул-л-Фида) (1273 — 1331 гг.) — сирийский историк и географ, автор сочинений "Мухтасар фи ахбар ал-башар" (Сокращенные сведения рода человеческого), а также географического труда "Таквим ал-булдан" (Упорядочение стран), в котором есть сведения о территории обитания кыпчаков и куманов.

31 Книга Большому чертежу. Объяснительный текст к карте России XVII в., составленной в 1627 г. Содержит подробное описание утраченной карты Русского государства, включающее все имеющиеся на ней надписи и изобразительные материалы, и потому является ценным историческим источником. (См.: Книга Большому чертежу. Подготовка к печати и ред. К. Н. Сербиной. М.: Л., 1950).

32 Филипп Петрович Назаров. Переводчик тюркских языков при командующем отдельным Сибирским корпусом, совершивший в 1813 — 1814 гг. поездку в Ташкент и Коканд. (см.: Записки о некоторых народах и землях средней части Азии Филиппа Назарова. Спб., 1821.; 2-е изд. М., 1968).

33 Ходжент (Ленинабад). Один из древнейших городов в Средней Азии, западные ворота, через которые проходил путь из Ферганской долины в Самарканд и в другие пункты Средней Азии; в 1991 г. восстановлено историческое название города. Отрар — древнейший торговый и ремесленный центр в бассейне средней Сырдарьи. До VIII в. он был известен под названием Тарбан. С VIII в. наряду с именем Отрар в письменных источниках нередко упоминается и другое его имя — Фараб. В связи с монгольским нашествием в 1219 — 1220 гг. Отрар подвергся сильным разрушениям. Но уже с середины XIII в. по XV в. он вновь становится важным экономическим и военно-политическим центром в регионе. Постепенно под воздействием политических и иных условий экономика Отрара шла к спаду, и к концу XVIII в. жизнь здесь прекрати- лась, а на месте города остались лишь развалины, известные под именем Отрар-тобе. С начала 1970-х гг. в Отрарском оазисе ведутся раскопки Южно-Казахстанской археологической экспедицией Института истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова. Результаты комплексного исследования материалов раскопок городища Отрар-Тобе отражены в монографических трудах (см.: Акишев К. А., Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Древний Отрар. Алма-Ата, 1972; Они же. Позднесредневековый Отрар (XVI — XVIII вв.). Алма-Ата, 1981); Тункат (Тон-кат) — один из средневековых городов Средней Азии.

34 Иоганн Лоренц Мосгейм (1694 — 1755). Немецкий ученый, автор сочинения "Церковная история татар", изданного в Хельмштедте (Брауншвейг): Moshemus I. L. Historia Tartarorum ecclesiastica, Halmstadii. 1741; Николай Корнелиуссон Витсен (1641 — 1717) — голландский географ и юрист, бургомистр Амстердама. Посетил Россию в 1664 — 1667 гг. как член нидерландского посольства. Автор известного сочинения "Nofden en Oast Tartarie, (Amsterdam, 1692), включающего сведения о сибирских народах. Авраам Ортелий (Ортелиус) (1527 — 1598) — голландский ученый, географ и картограф. Составитель первого в мире историко-географического атласа (1598 г.). В 1578 г. выпустил в свет первый историко-географический словарь (см.: Яцунский В. К. Историческая география. М., 1955. С. 104 — 129).

35 Тимофей Степанович Бурнашев (1771 — 1850 гг.). Горный офицер, служивший в ведомстве Колывано-Воск-ресенских горных заводов. В 1794 г. возглавил совместно с А. С. Безносиковым посольство в Ташкент, маршрут которого пролегал по территории Центрального и Юго-Западного Казахстана. Поездка оказалась неудачной, и путешественники были вынуждены из Бухары возвратиться в Омск (см.: Путешествие от Сибирской линии и до города Бухары в 1794 г. и обратно в 1795 г. // СВ. Спб., 1818. Ч. I — II), В 1800 г. во главе нового посольства вместе с М. С. Поспеловым Бурнашев совершил поездку в Ташкент из Ямышевской крепости к р. Нуре и далее через Голодную степь Бетпак-Дала (о поездке см. коммент. 16 этого разд.). Почти две трети путевых заметок Поспелова и Бурнашева были отведены описанию территории и населения Казахстана.

Текст воспроизведен по изданию: Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких гор и степей. Алматы. Санат. 1996. Библиотека сайта  XIII век

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор