Кунград

На сайте:

История › Библиотека › Редкое и достопамятное известие о бывшей из России в Великую Татарию экспедиции, под имянем Посольства.

Редкое и достопамятное известие о бывшей из России в Великую Татарию экспедиции, под имянем Посольства.


 

принадлежащее к пользе в службе находящимся и в коммерции упражняющимся.

В Санкт-Петербурге.

1777 года.

Всепресветлейшей, державнейшей, ВЕЛИКОЙ ГОСУДАРЫНЕ, ИМПЕРАТРИЦЕ, ЕКАТЕРИНЕ АЛЕКСЕЕВНЕ, САМОДЕРЖИЦЕ ВСЕРОССИЙСКОЙ, и прочая, и прочая, и прочая.

ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕЙ ГОСУДАРЫНЕ, всеподданнейшее посвящение.

ВСЕАВГУСТЕЙШАЯ МОНАРХИНЯ,

ВСЕМИЛОСТИВЕЙШАЯ ГОСУДАРЫНЯ!

Усердие подданнаго к своему Монарху признавается иногда от подносимых плодов, трудами его произращенных.

Высочайшая Монархиня! все великие Государи знание достопамятных дел своих Прародителей, почитали нужным для всякаго предприятия. Ваше ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО между неусыпными трудами к пользе подданных предприемлемыми, и о деяниях Высочайших Своих Предков ведать благоволение показуете, по тому я малый мой труд заключающей в себе редкое приключение, которое Россия имела, осмеливаюсь поднести с глубочайшим благоговением к стопам Вашего ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА.

Всеподданнейший раб.

Ротмистр, Василий Могутов.

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ.

Ежелиб потомки не имели исторей, тоб деяния Прародителей были не известны, экспедиция предприятая в большую Бухарию к сысканию золота описана весьма кратко: сочинитель на Генварь месяц 1760 году извиняется тем, что за неимением подлинных известий о важных ея обстоятельствах изъяснить ему более не возможно было. Я как об оных, так и о спобобах к сему предприятию потребных по возможности моей собрав, разсудил выдать в свет, уповая что таковое редкое приключение, которое Россия имела в нашем веке, принадлежит не только ко одному сведению, но находящияся в службе, могут поставить его ко всегдашней своей предосторожности в подобных оному делах, от Монарха на них возлагаемых примером, а торгующие понимать имеют о Коммерции. В древние времена инде не было других Историков, кроме Стихотворцов, и потому не можно дивиться, когда оставались там слабые следы о тогдашних предприятиях; а в нынешнем веке надобно вести о всяком важном приключении обстоятельное описание, поелику кому какое сведение позволяет. И когда надлежит употребить труд и прилежность, то к сему побудить нас может пример Самодержицы нашей; а неусыпное ЕЯ попечение о пользе Отечества, имеем мы всегдашним на то поощрением. Писано в Оренбурге, Сентября 1 дня, 1776 года.

Редкое и достопамятное известие, о бывшей из России в великую Татарию экспедиции учинено со объявления покойного Генерал-Майора Тевкелева.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.

1713 году знатнаго Трухменскаго роду, именуемаго Садыр, Трухменец Ходжа Нефес, приехав к Туккараганской пристани на Каспийском море имеющейся, куда российские купцы из города Астрахани езживали на судах торговать с Трухменцами разными товарами, объявил о себе случившимся тут Российским людям, что он имеет некоторое знатное дело к пользе Российскаго государства, и требовал, чтоб его отвезли в Астрахань, куда он [10] прибыв, спознался с живущим тут крещеным из Гилянцов, которой именовался Князем Замановым, и разсказал ему о реке имеющейся в Бухарии, где пещаное золото достают, и о других тамошних обстоятельствах. Что он Заманов приняв во уважение, с тем Трухменцом нарочно в Москву ездил, и представя его Государю Императору Петру Великому донес о всем показуемом от Трухменца, за что оной Князь Заманов тогдаж пожалован был Стольником, и отпущен в Астрахань по прежнему, а Трухменец удержан в Москве.1 Под случай сего посланец Хивинскаго Хана находился при дворе и о том подтвердил.

В то время служил в гвардии Капитаном-Порутчиком Александр Беккевичь Черкасской, которой быв у Кабардинских Черкасс Князем, принял Христианской закон, и по знанию его ориентальных языков возъимел приказ, с тем Трухменцом разговаривать о том деле, и что от него слышал, о всем Его Величеству [11] доносил, оказуя при том и свое желание к произведению онаго в действо.

По том истребовал наперед позволение чтоб ему для сего предприятия съездить в Астрахань и в Кабарду, где сего Князя было отечество, для обстоятельнаго о всем том осведомления, и приискать к тому охотников из способных и знающих людей.

В 1715 году был он Князь для того в Астрахане и в Кабарде, и оттуда возвратясь о всем обстоятельно, что мог разведать, Его Величеству донес.

И по тому в 1716 году, отправлен он Князь был от Его Величества в чине полномочнаго Посланника в Хиву и в Бухарию, с тем намерением, чтооб пришед в Бухарию тут остановиться, и чрез посылку в окрестные места нарочных и надежных людей, о показанной реке где достают золото, и о всех тамошних обстоятельствах, а особливо о Восточной Индии и о тамошней коммерции сухим и водяным путем, достоверные разведывании чинить и к Его Величеству репортовать; а дабы по его требованиям в Казане и в Астрахане во всем исполнении были чинены, на то снабден он Князь Беккевичь имянными за [12] собственноручным Его Величества подписанием Указами.

В сию экспедицию отправлены были с ним Беккевичем для Каспийскаго и Аральского моря; и для других дальнейших предприятий морские Офицеры, Капитаны Когин да Урусов, Порутчик Кожин, Подпорутчик Давыдов, да штурман Бранд природою из Калмык, (а оное прозванье заимствовал от знатнаго Голландскаго купца Бронта, у коего он бывал слугою) корабельные и галерные мастера с принадлежащими к тому людьми, да для посылки курьерами из салдат Лейб-гвардии даны были Иван Чеботаев, Степан Яковлев да Князь Вяземской.

По прибытии его в Казань и в Астрахань, для транспорту чрез Каспийское море построено, а к тому несколько и готовых взято морских судов так много, что всех оных при отправлении его Князя Беккевича в море счислялось близь ста судов, он же по данной ему от Его Величества полной мочи из находившихся тогда в Казане, Шведских пленников набрал охотников, из самых лутчих людей пять сот человек, и учредя из них эскадрон определил к ним командиром, Майора Франкоберга, родом Саксонца, которой будучи в Шведской [13] службе, и в плен попавшись в Казане же находился. Тут же взял в команду свою Пензенской полк, да из Воронежа прислан к нему Крутоярской полк, наконец из Астрахани взял Рыддеров полк, и того три полка пехотных.

Со оною командою на тех судах выступил он Князь Беккевичь в Каспийское море 1716 года, в Октябре месяце с таким намерением, чтоб осмотря Трухменские берега, во первых для коммуникации с Астраханью из дальнейших мест, где нужные по берегам Каспийского моря крепости заложить, и в них гарнизоны оставить. С ним находился и объявленной Трухменец Ходжа Нефес, так же и Князь Заманов.

Во время сей морской перьвой его экспедиции на левом берегу онаго моря заложены были следующия крепости.

1) Туккараганская, а по Трухменскому наречию Тюп Тараган, в самом том месте, куда как выше сказано, Российские купцы приезжая из Астрахани с Трухменцами торг имели, где на одном мысу при самом море избрано было крепкое место, разстоянием от Гурьева городка на устье реки [14] реки Яика (что ныне Урал2) стоящаго с триста пятьдесят, а от устья же реки Эмбы с двести пятьдесят верст. Неудобность сего места состояла в том, что свежей и текучей воды тут не было, а хотя копая пещаную землю, свежую воду без дальняго труда доставали, но оная чрез двадцать четыре часа становилась горька и противна; чего ради принуждено было за всегда новые колодцы копать, от чего людям разные чинились затруднения и болезни. В гарнизон сей крепости оставлен был Пензенской полк, в котором находились штаб-офицеры, Полковник Федор Семенов сын Хрущев, Подполковник Иван Иванов сын Виненков, Майор Петр Алексеев сын Соковнин.

2) Александро-Баевская, на Гирле или на истоке из настоящего моря в залив, кою называют особым морьцом, разстоянием от первой крепости со ста пятдесят верст, и понеже сие место от натуры укреплено, по тому и от неприятельских набегов казалось безопасно, в разсуждении сего тут в гарнизоне оставлено было только три роты при одном Майоре. Оная крепость наименована по имени его Князь Беккевича. [15]

3) Красные воды, а наименована сим именем по тому, что тут надеялись найтить реку называемую тогда Дарьей, и хотя на несколько верст виден был знак, как бы тут течение воды бывало, и раковины верстах в пяти от моря находили; но воды ничего не имелось, а далее и след водянаго течения не приметен был.3 Сия крепость была последняя и главная, а заложена на одном мысу в море, которой к Матерой земле уским перешейком сообщался, и так можно его полуостровом именовать. Во оной крепости, как в главной и отдаленной в гарнизон оставлены были два полка, Крутоярской и Рыдеров и несколько разночинцов; от Александробаевской крепости до оной счисляли около трех сот верст, а до Астрабата нижеизъясненнаго города от нее более четырех сот верст не было.

Таким образом учредя оные крепости и оставя в них означенные гарнизоны, 1717 году, в Феврале месяце, возвратился он Князь Беккевичь в Астрахань сухим путем чрез Гурьев городок, и препроводя в Астрахане остальное зимнее и наступившее вешнее время, для дальнейшаго [16] своего походу чинил надлежащие приуготовлений.

В Хиву с пристойными известиями к тамошнему Хану, он Князь Беккевичь прежде выступления своего из Астрахани три посылки учинил, выбрав к тому людей способных: в первую посылку употреблен Гречанин, прозванием Кириан, в другую Астраханский дворянин Иван Воронин, а в третью послан был так же человек надежной, и о всем том, что он Князь Беккевичь учинил, Его Величеству репортовал.

Тогож 1717 года в Июле месяце, выступил он Князь Беккевичь из Астрахани в поход сухим путем прямо к помянутому Гурьеву городку, имея в команде своей драгунской эскадрон из Шведов учрежденной, две роты пехотные, довольное число артиллерии с ея офицерами и нижними служителями, так же и морских служителей, да нерегулярных служивых людей, Астраханских дворян, Казаков, Мурз и Нагайцов пять сот, Гребенских Казаков, пять сот, Яицких Казаков (что ныне Уральские) тысяча пять сот человек, при которых Атаман был Никита Бородин, (отец войсковаго Атамана Андрея Бородина, которой [17] находился в 1760 году,) а бывшей пред оным войсковой атаман Андрей же Бородин был при нем Никите есаулом, да из купцов Астраханских и из разночинцов выбрав к тому способных людей, из Российских, из Татар, и из Бухарцов взял до двух сот человек, из которых некоторые и товары для торгу при себе имели.

От Гурьева городка чрез двои сутки дошли до реки Эмбы, чрез которую переправлялись на плотах. От оной отошед в пять дней получил он Князь Беккевичь от Его Величества высочайшее повеление собственною рукою писанное: существительное онаго содержание состояло в том, чтоб он отправил от себя чрез Персидское государство в Индию, человека надежнаго и знающаго тамошние языки, которой бы в проезд свой о всех тамошних обстоятельствах, а особливо о тех местах и реках, где достают золото достоверно разведал, а из Индейского государства в Бухарию, к нему Князю Беккевичу выехав, о всем том его уведомил.

По оному имянному указу от него Князя отправлен был туда находившейся при нем из Татар Мурза Тевкелев, чрез Шемаху [18] в Испагань,4 а оттоль надлежало ему далее следовать: и об оном от него Беккевича Его Величеству донесено. (а оной Тевкелев наконец Генералом был, и состоял в своем Магометанском законе, а потом получа в 1760 году от службы увольнение, жил в своих Татарских деревнях и умер не переменя своего алкорана).

В Астрабате городе Персидском, по сумнительству тамошняго командира Сяфы-Кулы Хана, он Тевкелев задержан был в крепком аресте; но затем тем употребя однакож политические средства, нашел случай дать о себе знать в Испагань, к бывшему тогда там полномочному посланнику Волынскому, чрез котораго по указу от Персидского двора и освобожден, но далее для онаго предприятия не ездил, по тому что с Князем Беккевичем и со всею его командою от Хивинцов последовало нещастие.

По отправлении ево Тевкелева, шел он Князь Беккевичь безпрепятственно с месяц и уже миновал все трудные и безводные места, також и то место прошел, где бывал [19] прежней Хивинской город Урганичь по близости Аральскаго моря, от города Хивы со ста с двадцать верст.

И как сей путь надлежало иметь чрез жилища таких народов, которые опасаются терять вольность свою, и при том в состоянии находятся нарочитой силе сопротивляться, то остановлен он Князь Беккевичь был Хивинским Ханом Шаргази, при коем имелось войск двадцать четыре тысячи человек.

Оной Хан со всем своим войском сряду по три дни чинил на команду его Князя Беккевича жестокия нападения; но такое находил сопротивление, что чрез то все Хивинцы приведены были в страх, и опасаясь своей погибели многие из города Хивы, боясь Российских людей, выбираться было начали.

При таковой мнимой Хивинцами опасности, один из тамошних Сартов имянем Досынбай, которой у Хивинцов за весьма умнаго и хитраго человека почитался, и был тогда у них казначеем Государственным, представил Хану по народному их состоянию с немалою укоризною, что он Хан безразсудно поступает, надеясь [20], Росийских людей победить своею силою, которые в свете за непобедимых людей почитаются, а советовал употребить хитрость и обман, и тем сохранить от них свое государство, и до того его Хана довел, что как он так и все войско, на таковое его Досынбая предложение согласились.

И таким образом усоветовав, во первых послали от имени Ханскаго к Российскому лагерю двух человек с значками, давая тем знать по тамошнему, обыкновению, что они посланы от Хана своего к Российскому командиру для некотораго объявления. А как они допущены были до Князя Беккевича, тогда имянем своего Хана с почтением донесли ему, что все с Xивинской стороны неприятельския нападения учинены от неведенья: то есть не зная какия военныя люди, и с каковым намерением в земле их оказались, и Хану недонесено было что идет Российской Посол. А как скоро он увидал, то и отправил их с объявлением, что он Посла идущаго от Великаго Государя готов принять; и примет с подобающею ему честию как гостя, и для согласия могут к нему Князю присланы быть с Хивинской стороны люди знатные.

После [21] сего объявления бывшие от Хивинцов на команду Князя Беекевича нападения затихли, и началась от Хана пересылка, которая продолжалась дни с четыре, и присылались к Князю от Хана Xивинцы из знатных людей не однократно, с коими наконец положено было, чтоб Князю с некоторою командою, ехать самому к Хану; а дабы ему и команде его от них, а Хивинцам от Российских людей никакого вреда учинено не было, в том со обоих сторон утверждено было присягами.

И таким образом склонившись на оное поехал он Князь Беккевичь к нему Хану, взяв с собою несколько Офицеров, Князя Заманова, да из Уральских козаков пять сот человек с их Старшинами. Но как скоро в Ханской лагерь он прибыл, то не допустя его до Хана, тотчас многолюдством Хивинским их Российских окружили, и Князь Беккевичь взят под крепкой караул, а находящияся при нем вооруженные люди все были побиты, и так он Князь зделан был невольником.

В таком состоянии будучи он Беккевичь лишился почти всего своего разума, и по тому Хивинцам легко уже можно было [22] принудить его на то, что дал он от себя в команду такой ордер, в коем объявил, что он Князь с Хивинским Ханом согласился, дабы всей его команде расположиться по квартирам в разные Xивинские жительства, назнача при том и места куда и коликому числу следовать, и чтоб по тому его ордеру командующей в небытность его в легере Майор Франкоберг исполнял.

Оной Майор не токмо по первому, но и по трем таким ордерам за рукою его Князя Беккевича присланным от исполнения отрекся, догадываясь что оные ордеры даются от него может быть по неволе; и требовал, чтоб он Князь сам возвратясь персонально о том его Майора определил, а без того он исполнения чинить не может; но когда четвертой ордер за егож рукою получил, с таким подтверждением, что ежели он Майор по сему не исполнит, и с посланными при оном ордере Хивинскими квартирмейстерами на назначенные квартиры команду не распределит и не отправит, то с ним и со всеми поступлено будет как с преступниками. [23]

В таком случае он Майор в твердости своей стоять более не отважился, хотя с Хивинскими квартирмейстерами Российских от него Князя Беккевича при ордере его прислано не было, к томуж он Майор Российских прав будучи пленником ведать не мог, а Хивинского народа непостоянство со всем было ему не известно; и для того предпринял он тому ордеру учинить исполнение и к нему от репортовать.

А Хивинцы почтя сей коварной свой умысел себе за полезной, как скоро усмотрели, что Российская команда по росписанию на квартиры начала следовать, так нечаянно всем своим многолюдным войском, учиня на разделенные не большие Российские команды нападение, всех тех людей, которые было оборонятся от нападения их начали, побили, достальные взяты были в плен, а Князю Беккевичу напоследок отрубили голову, стольникаж Князя Заманова в мелкие части изрубили, и все оружие неприятелю в руки досталось.

Хивинской Хан сей злостной поступок учиня, отсеченную Князя Беккевича голову отправил от себя к Бухарскому Хану с посланцами своими, уведомляя его, что он [24] Росийскаго посла, человека весьма знатнаго, от котораго им обоим и владениям их не малая опасность настояла, со всею его командою погубил. И в знак общей радости голову его к нему посылает. Гордость и неистовство варварских народов, тем паче прирастает, чем им более допускается.

Но Бухарской Хан весьма инаго мнения был, он уведомясь о том прежде, послал от себя к тем Хивинским посланцам на встречу, и приказал у них спросить, кушает ли их Хан человеческое мясо? и буде употребляет, тоб они обратно к нему, посланную голову отвезли без замедления, а к нему отнюдь бы не ездили: ибо он к таковому его безчеловечному поступку приобщится не желает, и чтоб они из его владения выехали немедленно. И недопуская близко к Бухарии выслать их приказал. Сей Хан большой Бухарии, в которой столичной город Бухар.5

Главная [25] его Князя Беккевича ошибка или оплошность состояла в том, что он ведая, яко посланные от него из Астрахани к Хивинскому Хану люди ни один не возвратился, а присланы были к нему Хивинцы; утвердясь на их ласкательствах и присягах, на которые мало полагаться можно, и не приняв в разсуждение непостоянства сих народов и обману их, сам к Хану ехать отважился. Но многие извиняют его тем что он в пути получил ведомость о жене своей, Князя Бориса Алексеевича Голицына дочери, которую он чрезвычайно любил, что она будучи на реке Волге с двумя дочерьми его, в великую бурю (от чего судно, на коем она была, опрокинулось) потонула; и печалясь о ней лишился здраваго разсуждения. А с другую сторону будто бы присоветовал и склонил его на то Князь Заманов, котораго советам он Князь Беккевичь быв в печали и задумчивости, без разсуждения последовал.

Когда Его Величеству дошла ведомость, о погублении Хивинским Ханом Князя Беккевича со всею его командою, то хотя и крайне тем злостным Хивинским поступком оскорблен был, но тогдашние обстоятельства возпрепятствовали Его Величеству учинить за то достойное отмщение. (Однако [26] Хан Хивинской по прошествии десяти лет Российскими пленниками убит.)

А между тем оказуя высочайшее свое удовольствие на поступок Бухарскаго Хана, повелел отправить к нему Хану чрез Персию посланником, коллегии иностранных дел Секретаря из Италианцов Флери Беневения, которой тамошние языки знал, что было и изполнено.

А за тем имел в высочайшем своем разсуждении, чтоб впредь елико возможно, будет стараться, во перьвых Киргис Кайсацкие орды склонить к Российской стороне, а по том чрез них высочайшее свое намерение со временем в действо произвесть.

Но сие Его Величества премудрое предприятие кончиною его пресеклось. (И хотя начатая экспедиция не имела желаемаго окончания, но послужила однакож предметом к заведению Оренбургской губернии.)

Из плену Хивинскаго немногие Российские люди разными способами освободились. В том числе Уральской есаул Бородин, которой по том в их войске войсковым [27] атаманом был и о тех обстоятельствах известил.

А заложенные Князем Беккевичем показанные крепости тогдаж оставлены, и военные люди из оных в Россию явились, из коих Пензенской полк находился уже в городе Оренбурге котораго заведение чинено было при Государыне Императрице Анне Иоановне в 1734 году на реке Оре, в падающей в реку Урал, и Киргиские орды к Российской стороне сами склонились, и по прошению их в подданство приняты.6 Городу Оренбургу, которой заведен по прошению Абулхаир Хана Киргискаго, Монаршая привиллегия в том же 1734 году пожалована. Но по том при Государыне Императрице Елисавете Петровнее, в 1743 году, построен оной город по способности места на реке Урале, в падающей в Каспийское море, от устья реки Оря, где городу по привиллегии быть надлежало, с двести пятдесят верст ниже.

Может быть до получения тех достовернейших известий, которыя мы ныне о [28] Азиатских местах имеем, и до приобретения тех выгод, которых польза уже по кончине Петра Великаго стала оказываться, еще бы целые веки прошли, ежели бы учиненное туда отправление к тому случая не подало.

На Оренбургскую ярмонку с начала заведения сего города, для торгу стали приезжать с товарами из Азиатских провинций Азиатские купцы, Бухарцы, Ташкенцы, Кашкарцы и Хивинцы, а с ними под их названием и под именами степных народов не редко и других дальнейших городов жители, караванами на верблюдах, чрез Киргиские орды сухим путем, а для безопасности к препровождению своих караванов нанимают они в конвой из Киргизов, и меняют между другими товарами своими камень, называемой Лапис-Лазули, которой из всех Азиатских мест в одной Бадакшанской области в большой Бухарии близ Индейских пределов в горах добывают; с верьх хороших Индейских товаров и тамошния дорогия каменья в нарочитом числе у Бухарцов являются. Вывоз от Азиатцов золоту и серебру с 1748 года начался, с коего из дорогих каменьев по силе указов и по особливому Оренбургскому тарифу пошлин не [29] не берется. А имелось в вывозе по 1755 год, золота пятдесят, а серебра четыре тысячи шесть сот пуд, состоящее по большой части в Индейских и Бухарских монетах, кроме того, что из онаго, и из каменьев в мену не вошло, и Российскими купцами внутрь государства без всякой явки вывезено, чего за ними усматривать не возможно.

Некоторые из Азиатских купцов по силе помянутой привиллегии записываются в Оренбургское купечество, и остаются на житье в Сеитовой Татарской слободе, от Оренбурга в осьмнадцати верстах состоящей, помянутой Генерал Тевкелев будучи одного с ними закона имел случай всегда с Азиатцами о всяких обстоятельствах разговаривать; ибо он в разсуждении сих народов, в Оренбугскую Губернскую канцелярию и Членом определен был.

Киргиской народ, также приезжает на Оренбугскую ярмонку и меняет товары и скот свой; они кочевьями своими занимают то степное место, которое между Оренбургскою линиею и помянутых Азиатских владений; средняя орда пред меньшею люднее и богатее, сего ради и купцы Азиатские в Оренбург чрез улусы средней орды охотнее и безопаснее ездят, да и лесов [30] по сказаниям посыланных туда из Оренбурга людей находится довольно, которых в меньшей орде весьма недостаточно. В 1740 году, Зюнгорские Калмыки от своих пределов, до самой Орской крепости, Киргисцов гнав поражали за чинимые ими пакости, но когда с Российской стороны объявлено было Калмыкам, что Киргизцы в Российском подданстве состоят, тогда Калмыки от стремления своего удержались. И хотя Киргизцы числятся в подданстве, но повиновение их к России только в словах состоит, да и Ханов своих будучи народ необузданной слушают токмо тогда, когда хотят, а паче когда видят в том собственную свою пользу, и Ханы лутчих Киргизцов ласкают и дарят, чтоб они обще с народом почитали их и слушали, а Оренбургских командиров, о худых Киргизких намерениях, когда оные по легкомыслию и ветреному их состоянию, к Российской стороне клонятся, уведомляют потаенно.

Чрез посыланных из Оренбурга в Киргизкие орды уведано, о имеющихся там горах, кои по мнению содержат в себе богатые металлы. А Киргизцы без сомнения не знают своего сокровища, ни способов, как доставать оныя.[31]

1.) Гора Улу-Тау от крепости Орской разстоянием верховою ездою на восток дней десять, а от крпости Ямышевской дней восемь. Из сей горы вышли три реки, и соединясь вкупе впали в реку Сарасу: одна именуется Джизлии (то есть медной) Кангыр, вторая Джиланлы (или змеиной) Кангыр, по тому что при оной много змей, мнят якобы тут золота и серебра много и медной руды, как в горе сей, так и по дву рекам оным, и лесу сосноваго и березоваго довольно. В сем месте зимуют Киргизцы средней орды, а летом для великаго множества змей, кочуют поодаль.

2.) Гора Баяк ула, от крепости Ямышевской разстоянием верховою ездою чрез Эремейские горы дня четыре, имя ее значит богатую гору, потому что в ней медных и железных руд множество, а сказывают якобы и золотой и серебреной руды признаки есть, лесов разных находится по ней довольно, в ней же сказывают пещеру, в которой есть озеро, при коем находятся небольшия птички особаго роду.

3). Горы Кукчинския, между рек Иртыша и Ишима, от крепости с. Петра, которая стоит на реке Ишиме по новой Сибирской [32] линии, разстоянием в полуденную сторону два дни, а от реки Иртыша дней с пять. Длина сих гор на дватцать, а в ширину верст на десять, руды в них медныя и железныя, а сказывают якобы и серебреная есть; лесов всяких (кроме дубу и липы) на них весьма довольно; около сих гор множество озер пресных и соленых.

А как находимые в Америке алмазы, из гор текущая вода из хрусталя отмывает, о чем в последующей части описано, по тому и о имеющейся в Киргизкой же степи хрустальной горе при сем за неизлишнее почитаю уведомить.

Сия гора именуется Шиша-Тау, и стоит по сю сторону реки Сарасу, от Орской крепости разстоянием дней двенатцать, по пути к Туркестану, она при солнечном сиянии рефракциею лучей, разные колеры и весма приятной вид являет: ибо хрусталь всей горе натурально полируется гранями, и вырастает шкуками величиной с голову и больше, из которых штук выходят отрасли как пальцы, гранямиж разных цветов. Около сей горы имеются многие родники весьма чистой и студеной воды, кочуют тут Киргизцы средней и меньшей орды. [33] Да и в Башкирии в многих местах находятся в речках и в горах, хрустали и тумпасы, большими и малыми штуками.

Российские купцы торгующие с Азиатцами и с Киргизцами на Оренсбургской ярмонке; с начала имели по причине незнания Азиатцами, товарам Российским цены, великой прибыток. А как Азиатцы и Киргизцы от Росийских торговле навыкли, тогда Российские с не большею прибылью оставаться стали. По том Российские купцы уведали, что приезжающие из Азиатских провинцей в Оренбург тамошние купеческие караваны с великим прибытком в свое отечество возвращаются. В разсуждении сего не многие из купцов, и Армян с разными товарами начали было в Бухарию и в Хиву также караваны из Оренбурга отпускать, которые в те Азиатские места чрез Киргизские орды и дошли, и товары свои весьма сходною ценою роспродали, а Азиатские товары за дешевую цену накупили, которые в России продаются дорого; но на возвратном пути Киргиз Кайсаками ограблены и люди при тех караванах бывшие остались у них Киргизцов в плену, которых чрез разные способы едва на выкуп достать могли. И за тем они [34] купцы сию полезную коммерцию оставить принуждены.7

Упускать неприятелям свои обиды, значит их поощрять к деланию других, как то в самом деле и последовало.

В 1774 году по причине бывшаго в Оренбурском краю нещастнаго приключения,8 когда пограничная линия оставалась без прикрытия от военных команд, тогда Киргизы не видя своим набегам никаких препон, простерли свои наглости даже во внутренность России, перейдя весною чрез границу пленили сельских жителей и проезжих, и запродали их в Бухарию, в Хиву, и в Ташкент. Сии народы удовольствуясь от них покупкою, не стали наконец ни за какую уже цену покупать, и Киргизцы оттоль обратно в свои кочевья пленных отвезли: и хотя с Российской стороны приложено было всякое старание о [35] возвращении пленных, но никакого успеха в том от Киргизцов не получено, и для того по обыкновенному с ними поступку в 1775 году зимним временем Российскими военными командами, из их Киргизкого народа в их улусах несколько душ было захвачено, на выкуп коих и Киргизцы стали выдавать имеющихся у них пленных Российских, и получено было от них немалое число.9

В Оренбурге правительством учинено полезное для казеннаго вечнаго приращения учреждение, каковаго в других знаменитых Российских городах где порты состоят не имеется: Гостиной и меновной дворы с лавками для купцов зделаны каменные казенные, и не токмо приезжающие на торг, но и Оренбургские купцы берут лавки с платежем полавочных денег, и сей доход вечно в казну приходить будет, ибо Азиатские караваны время от времени умножаться имеют: сие правительство думая, что оные дворы останутся на веки казенными, и будут показывать позднейшим потомкам великое его о приращении высокаго интереса усердие и ревность, которыя никогда незабываются справедливыми людьми. [36]

Карпеин посыланной от папы Инокентия IV в 1246 году к Татарам во время Батыево, в конце путешествия своего объявляет, что в бытность его там разные и многие Европейские купцы ездя чрез Россию, в великой Татарии торговали: однако сии торги пред древнею комерциею бывшею у Азиатцов с Рсссиею никакого сравнения иметь не могли; о чем в последующей части видеть можно.

КОНЕЦ ПЕРВЫЯ ЧАСТИ.

Редкое и достопамятное известие, о бывшей из России в Великую Татарию экспедиции, под имянем Посольства.

принадлежащее к пользе, в службе находящимся и в коммерции упражняющимся;

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

В САНКТ ПЕТЕРБУРГЕ,

1777 года.

В первой части упомянуто было сверх от искания в Бухарии золота, и о том предприятии, которое Петр Великий иметь изволил о Восточной Индии, и о тамошней коммерции сухим и водяным путем, и о дву морях Каспийском, и Аральском кратко? а во оной изъясняется со описанием как сих морей, так рек впадающих во оные моря, и каналов из оных рек проведенных, на которах Азиатския заграничные города имеются, и о древней славной коммерции, бывшей у Азиатцов с Россиею, [40] дабы можно было видеть те способы, которые потребны к сему предприятию.10

О дву морях.

1) Море Каспийское, древние Греки называли Гирканским, Русскиеж именовали его Хвалынским и Хвалисским, от народа Хвалиссов, при устье Волги реки жившаго. Петр Великий в 1719 году, послав искусных мореплавателей, повелел оное описать, которые три раза поверяя, достаточныя карты зделали, и нашли, что оное от Севера к Югу около тысячи, а поперег в широком месте не более четырех сот верст простирается. У негож на востотной стороне нашли залив Карабугас имянуемой, которой в 1725 году совершенно описан. В оной непрестанно нарочитое из моря течение бывает сквозь проток, котораго около пяти верст, а весь залив верст более шестидесяти, и почти кругол; на средину онаго от берегов ни как ехать невозможно, для сильнаго в нем течения; из чего достаточно [41] признается, что оной залив подземною пучиною в Восточное или Северное море произходит, и столько, что никогда и от полой в реках воды никакой прибыли не видно в море, и может из Аральского моря, во оной же залив под землею проток присовокупляется. Известныяж реки текущия во оное море суть следующия: Эмба, Урал,11 Волга, Бузан, Балда, Чурка, Кума, Терек, Сулак, Аграхань, Кура, Арас; чрез слово Бурун, изъявляется сего моря особливое свойство. Бурун в море Каспийском есть чрезвычайное движение моря близь берегов; сие волнение моря называемой Бурун, весьма опасно для судов, которые во оное заходят, хотяб и на якорях стояли, то выкидывает на берег, или в том Буруне разбивает, ежели вскоре ветра с берегу не будет: ибо когда судно попадет с моря в Бурун, и якори не доходя до берегу задержат, тогда в том Буруне разбивает, или залить может; а ежели якори не задержат, [42] то оное судно на берег выкинет и разобьет.

2.) Море Аральское Татара называют Арал Дингис: что значит Островное море, ибо на нем есть множество островов, на которых Аральской народ жительствует. В 1741 году посыланной из Оренбурга в Киргизскую меншую орду, и в Хиву, геодезист Муравин, оное море объехал, и на карту положил близ половины, что восемь сот девять верст сочиняет. Оно почти во всем такогож состояния, как и Каспийское: ибо в него также многие и большия реки в пали; а из него никакой реки и видимаго протоку нет. Рыбы в нем такоеж множестео, и тех же родов как и в Каспийском, потому есть резон думать, не имеет ли оно с сим морем, или с другими водами подземнаго сообщения. Какая в нем глубина, о том обстоятельнаго известия хотя еще нет, однако по скаске многократно бывалых там людей, в некоторых местах у самых берегов довольно глубоко, и дно пещаное. Аральской народ на островах онаго живущей, для ходу по нем хотя одни, и то малыя лотки употребляют, но сказывают что по нем морским и немалым судам ходить можно. Реки в пали в него [43]: первая, Сыр-Дарья, из которой с левой стороны есть особой пролив называемой река Куван-Дарья, течет верст на триста. И впадает в сиеж море ниже устья Сыр-Дарьи близ ста верст.12 Вторая в верьх от Сыр-Дарьи протоком, шириною версты на две, (во описании имя ее Муравиным пропущено:) она для тихаго течения подобна более болоту, нежели реке. Третья Улу или Аму-дарья, шириною более осмидесят сажен, и имеет довольную глубину: по сей в верх моглиб ходить немалые суда, ежелиб от имеющихся на ней порогов препятствия не было. 13 В прочем по Аральскому морю судами ходить можно, в Аральцы, и Каракалпаки; токмо около онаго моря на строение [44] судов годнаго лесу нет, разве потребные для тамошняго ходу суда в другом месте построя, и разобрав по частям с надобными припасами туда вывозить. По сказаниям Каракаллак и Аральцов, около сего моря жительствующих, в средине онаго находится горло, или пучина, куда в близость никакому судну не можно подходить; ибо в тянув в себя затопляет.

Страленберг, из северных писателей приводит, что в самыя древния времена в России, для произведения водяным путем коммерции, две пристани были. Перьвая прежде, нежели Новгород славен учинился, была в Ладоге, которую Готфы, Холмгард и Гардерик, а Датские историки, Остергард и Хунигард имяновали; откуда торги отправлялись чрез Ладожское озеро в Финской залив и в Балтийское море, и ходили в Готландию до города Визбия, которой тогда славен был для сильнаго в нем купечества, чему свидетельство, что тут в буграх поныне Сирских, Арабских, Греческих и Цымбрских, денег не мало находится. Он приводит к тому; что и Константин Багрянородный [45] в завещании своем к сыну в 62 главе сему согласует, объявляя, что Россиане торги свои чрез Черное море, в Константинополь и в Сирию, отправляли.14 Вторая пристань была в Биармии, то есть в Великой Пермии, около города Чердыня на реке Каме, к которой из многих стран, а особливо из Индии, чрез Каспийское море в Волгу, а по оной в Каму, и в верьх по Каме до той пристани ходили. Он же Страленберг доказывает, что издревле, Индейские и Бухарские купцы, не только в Россию; но чрез оную и далее езживали. Следовательно когда употребляли они водяной путь, чрез Каспийское море и в верьх по Волге, то сухим путем ездили без сумнения чрез нынешние Оренбургской губернии пределы: ибо обоим оным народам в Россию, сухим путем, другаго толь близкаго и удобнаго пути нет.

Болгарские народы, по свидетельству многих писателей ни в чем столько, как в купечестве упражнялись, а подлой народ к разным промыслам и рукоделиям прилежал, особливож сказуется о нижних Болгарах, кои именовались Хвалиссами, и около берегов Хвалинского, то есть: [46] Каспийскаго моря жительствовали, что их коммерция в Азии, до самой Индии разпространялась, чему по ныне знак звание юфтяных кож, которые доднесь в Хиве и в Бухариях, и во всех тамошних местах Булгары, то есть: Болгарской товар имянуются. Можно мнить, что сей народ первые делая юфти во все те места оные важивали и продавали; к томуж и старинные признаки рудокопных ям и плавильных горнов во многих местах в Башкирии и в Киргиских ордах находящиеся, с довольною вероятностию почитаемы быть могут за остатки и знаки имевшихся у них промыслов.

Ежели представить те смутные и ужасныя времена, в которые от нашествия Татар на Россию, происходили войны и раззорении, и по том чинимое Россиею опровержение Татарской власти, то необходимо надобно было Азиатской коммерции, прекратиться.

При Царе Иоанне Васильевиче, которой разпространил и увеличил свое владение, принято было намерение, чтоб чрез Бухарию, учредить купечество с Индиею, но не окончано. [47]

О водяной куммуникации.

Из Аральскаго моря судами ходить можно Посыр-Дарье, и по второй, которая именована протоком, до Туркестана, Самарканда, и Ташкента, кои построены на каналах из оных рек проведенных, а по Улу-Дарье, в Хиву, Бухарию и далее.

Город Хива стоит на каналах проведенных из реки Улу или Аму-Дарьи, по тому из Аральскаго моря тою рекою в близость сего города подойти можно. Домов в нем три тысячи, или более. Один из бывших там инженерных Офицеров, посыланной из Оренбургской коммисии, сочинил сему городу план, которой в Оренбургской губернской канцелярии у заграничных дел имеется. Дав в 1753 году посыланы из статских служителей, для осведомления о тамошних обстоятельствах, которые там посумнительству задержаны были в крепком аресте, и нужное пропитание имели. Ибо Хивинцы и по ныне опасаются мщения от России за учиненной Князю Беккевичу злодейской поступок. Однако наконец видя свободной для них в России торг, пленников престарелых команды его Беккевича, несколько человек вывезли в Оренбург. Хивинскому [48] владению под судных городов, кроме Хивы, счисляется одиннатцать, и оно смежность имеет с Бухарским и другими владениями. Купечество производят в Персию, с Бухариею и с другими тамошними землицами, водяной ход из Хивы по Аму-Дарье в верьх до Бухарии и далее. В Хивинском владении подле самаго Аральскаго моря находится гора, в которой сказывают, есть богатая золотая руда, но добывать ее от Хивинцов ни кому не дозволено. В 1740 году, Персидской Шах Надир, с войском своим к Хиве приходил, и взяв оную почти без всякаго труда приступом, оставил тут свой гарнизон. Но по смерти сего Шаха, Хивинцы оной гарнизон выгнав, учинились и ныне находятся паки свободными.

Город Бухар, стоит на той же реке Аму-Дарье от Хивы с четыреста верст. Бухарцы приезжающих к ним Греков, Армян и прочих, против других народов, не только лутче принимают, но и в самом городе Бухарах домами жить и около онаго покупные хуторы иметь не воспрещают. А как хребет Мус-Таг, о коем упомянуто выше, богат золотыми жилами, то реки из онаго изтекающия, чистыя [49] золотыя зернышки несут с собою, потому золото в Бухарии из песков оных рек вымывают, и тем как ныне в Оренбурге15 слышно, многие из тамошних обывателей промышляют. В 1776 году вывезено оными Бухарцами пленников Российских дватцать два человека. Бухарцы о себе сказывают, из древней своей истории, яко бы они от Волги, за Аральское море переведены.

Город Ташкент весьма людной, река Чирчик впадающая в Сыр-Дарью, от города верстах в десяти, из которой в город проведены небольшие и не глубокие каналы, домов в нем шесть тысяч или более. Железа, меди и свинцу находят в горах довольно.

Город Туркестан, стоит на речке Карасу, то есть: черная вода, домов в нем с тысячу. Прежде сия провинция собственно имела в себе городов до тридцати, а ныне более десяти лет.

Город Самаркант, от Бухара с двести верст. Сей город был Резиденциею, известнаго в истории, Темир-Аксака [50] Аксака или Тамерлана,15 основателя Индейския Империи.

Аральцы, Аралы или Аральские усбеки народ небольшой, войска собрать и пять тысячь не могут: у них городок Арал стоит по ту сторону Сыр-Дарьи на одном острову, они летом кочуют и пашут, а зимою живут в юртах или хижинах. Располагаются на восточной стороне, и на островах Аральскаго моря. В их местах сказывают есть золотая руда и слюденые горы, но за незнанием их остаются у них без промыслу.

Каракалпаки нижние, жительство имеют около Аральскагож моря и по реке Куван-Дарье, смежно с Киргизцами меньшей орды; они имеют земляные городки, в которых от набегов Киргизких спасаются, зимою живут в юртах, а летом кочуют и пашут. В 1743 году по прошению их хотя приняты они в подданство Российское, но по отдаленности от Российских границ в действительной протекции и защищении содержать их неудобно; и по тому будучи они от Киргизцов весьма утесняемы, как ныне слышно, кочует из них в прежних своих кочевьях [51] весьма мало, а присоединись к аральцам и к верхним Каракалпакам, которые обитают по реке Сыр-Дарье в верх к Ташкенту и в близости Туркестана. Оные нижние Каракалпаки сказывали тогда о себе, что они издревле бывали подданными России, и живали на нагорной стороне Волги реки, между Астраханскаго и Казанскаго царств, откуда назад тому с двести семдесят лет, по причине войны у России с Татарами происходимой, при которых обстоятельствах были они весьма утесняемы и раззоряемы, (и что город их Болгор от Татар раззорен, о том и в книгах Татарских пишется) удалясь перешли на Бухарскую сторону; а потом дошед до Аральского моря, около онаго и близ стариннаго и в пусте имевшагося города Джанкента (о коем выше упомянуто) и по реке Куван-Дарье расположись.

Все Азиатские и Индейские купцы торгующие в Астрахане, мореходных судов у себя не имеют, а ездят в Астрахань чрез Каспийское море из платы на Российских, а до моря чрез Трухменские народы на верблюдах.16 [52]

О сухом пути в полуденную Азию.

Город Хива, от Оренбурга лежит в полуденную сторону, разстоянием караванной езды дней двадцать пять, путь до него чрез Киргизкайсацкую степь способной: ибо трава и вода везде находится, и больших переправ, кроме одной чрез реку Сыр-Дарью не имеется, токмо Киргизцы по склонности их к воровству чинят пакости.

Город Туркестан, от Орской крепости легкой езды дней осмнатцать, по пути к городу Ташкенту, не доезжая до онаго дни за три.

Город Ташкент, от Орской крепости легкой езды дней двадцать, в 1738 году, при Государыне Анне Иоанновне, весной город из сей крепости с данными от Абулхаир Хана провожатыми, отправлен был первой Российской казенной караван; но оной Киргиз-Кайсаки большой орды17 по ту [53] ту сторону Туркестана, недопустив до Ташкента дни за два, разграбили, и тем первое сие отправление учинилось безплодно.

Город Бухар, от Оренбурга караванной езды, дней тридцать девять, путь до него прямой и способной не захватывая не постояннаго Хивинскаго владения, от самих Бухарских купцов не давно проложен. Они приезжим из Индии к ним, а больше в город Балх купцам, меняют на купленные ими в Оренбурге товары с великою своею пользою.

Город Балх весьма людной, от Бухара караванной езды дней восемь.

Малая Бухария, состоит в семи городах, из коих главные Еркен и Кашкар, в ней золото промышляют также как и в большой Бухарии.18

О Восточной Индии.

Ежели из России чрез капитальных купцов, до самаго Индостана, то есть: до восточной Индии,19 путь отворится, или в [54] ближайшем месте, то есть: в Бухарии, возобновится издревле в великой славе бывшая, а пред недавным временем ослабевшая Коммерция, умножением тамо всяких на Азиатскую руку товаров: то Россия возпользоваться может. Ибо как выше объявлено, что у приезжающих Азиатских купцов, а особливо у Бухарцов, кроме золота, и дорогия Индейские каменья в нарочитом числе являются; а товары их там покупаются дешевою ценою, что к возстановлению коммерции с жительствующими в восточной Индии народами, подает надежду. А сверьх того и Азиатские купцы, яко то Бухарцы, Хивинцы, и Ташкенцы, когда увидят разпространение Российской коммерции, без сумнения потщатся, на своих хлопчато-бумажных фабриках, по изобилию у них сего продукта, товары в лучшую против нынешняго доброту приводить.20

А как купеческия компании, наперед в Бухарии, или в Балхе умножатся, то довольно известно, что во всей Восточной Индии жительствующие народы надобные им товары, ни откуда толь прямо и дешево получить [55] не могут, как из России чрез Бухарию; а для без опаснаго проходу чрез Киргизкие орды можно Российским караванам иметь конвой с артиллериею, которой Киргизцы весьма опасаются.21

Азиатские купцы, хотя одного с Киргизцами и Трухменцами закона Магометанскаго, но Киргизцы идущие из Азиатских провинций, купеческие караваны не редко грабят, да и чрез Трухменские народы, Азиатцы с трудом проходят; по тому Азиатских караванов менее в Россию выходит, нежели бы быть могло; и когда Российские караваны в Азиатския города из Оренбурга отправлялись, тогда Азиатцы для безопаснаго проходу, к Росийским приставали, уповая что Киргизцы как к грабительству ни склонны, однакож опасаются России.

Усерднейшие всегда рассуждали, что от извести с настоящею верностию сочиненных, важнейшия дела до купечества, до народной и казенной прибыли касающияся, поспешствуемы быть могут; а описание иностранных земель к таким намерениям, по мере багатства, потребностей или товаров в сих землях, много способствовать [56] может. И когда мы находимся почти в соседстве такой земли, которая для изобильнаго своего богатства славна, то Российские купцы могут иметь способы выгоднее производить в действо такия предприятия, нежели другие оное учинить могут. Ибо со всем есть иное отправлять для купечества караваны, которые у Восточных народов в великом состоят почтении, а другое есть, путешествия предприять с воинскими людми, кои наводят страх.

Статской Советник Кирилов, быв Секретарем при Петре Великом, ведал о премудром Его намерении, и по тому сообразуя учиненное от Абулхаир Хана, о построении на реке Оре города прошение, и вступление его с Киргизами в подданство Российское, докладывал Государыне Анне Иоанновне, а чрез заведение Оребургской губернии, последовало и возстановление с Азиатцами коммерции. 22

И так окончав сие описание, от коего в разсуждении прописанных обствоятельств, удобнее будет располагать о совершенном сея коммерции до Индии разпространении, почел я за пристойное сообщить и о других [57] других известиях мною собранных, которыя хотя не могут соответствовать пользе отечества, но как от известнаго доходят незнаемаго, а от всегдашняго разпространения коммерции происходит и благосостояние государства. То по сему уповаю, что отечество не примет оное за безполезныя и за недостойныя.

У Португальцов, Бразилия прежде не весьма знатная земля в Америке, которая чрез многие годы была токмо для земных своих произращений славна, сделалась ныне важнейшим селением на земном круге, по имеющимся в ней двум дорогим металлам, а имянно, золоту и алмазам; золото нашли сперва належащих у реки Янейро горах,23 а потом узнали, что великое множество онаго металла ежегодно с гор вода смывает, и оно в песке скрыто лежит, которой в ложжинах по стечении и по исхождении парами воды остается. С того времени ежегодно умножался приход онаго по обыскании таких мест в других провинциях, где находят его таковож много, как сперва около реки Янейро. По том малую тонкую золотую [58] жилу, которая по всей земле разпространяется, обыскали в земле глубиною на двадцать четыре фута, но которая плоха и невыходна, так и чтоб не можно наградить иждивении на копание потребных; между тем находят всегда золото на местах, где текли несколько времени реки или дожжевые ручьи, ибо вода вымывши металл из земли, в песке оной оставляет, от чего убытки на копание сберегаются; и прибыль за совершенную почитают, ежели бы реку отвесть, а после дно вскопать можно было. Из сего описания употребительнаго способа, как собирать оную руду, следовало бы, что в Бразилии нет настощих золотых рудников; а все золото либо из рек, либо со дна великих протоков собирается. Хотя находят на горах великие камни с довольным в них числом золотой руды, но в сем случае работники ломают токмо камень, а не собственно золота ищут; ибо потребное к содержанию людей в сих горах и к отделению руды от камней великое иждивение причиною есть, что сей способ о доставании золота очень редко в действо производится.

Употребляют к оному невольников, чтобы искать золота на дне рек и в [59] ложжинах дожжевых протоков, а после с найденнаго золота очищать песок и грязь, с которыми оно всегда смешено бывает.

О числе золота, которое таким образом в Бразилии собирают, и по всягодно в Лиссабон отвозят, можно некоторым образом разсудить по пятой доле, которую Король от того получает. Сей пятой доли бывает в год, Триста тысячь фунт стерлингов, кроме того, что Гишпанцам в Буэнос-Эресе на серебро меняют, и еще провозят в Европу тайно, от чего Король доли себе близ ста тысяча фунт стерлингов не получает. Ужасная сумма, какую находят ныне в такой земле, откуда не очень много лет тому назад, как известно, ни золотника не приходило.

В сей земле кроме золота родятся и алмазы. Сии дорогия каменья гораздо пожже золота найдены. Находят их так как и золото на дне рек и в ложжинах дожжевых протоков, но только в некоторых особливых местах, а не везде. Часто находили их, при вымывании золота, прежде нежели узнали, что то алмазы, и бросали их с песком и хрящем, из котораго золото выбирали, и немалое число весьма больших камней, которые бы могли обогатить [60] промышлеников, брошены были яко негодные. Между тем некоему знающему, каковы видом бывают неделаные алмазы, пришло на мысль, что сии камешки, за что их с начала почитали, есть род алмазов: но после того, как он сперва мнение свое о том объявил, прошло еще довольное время, пока учиненными опытами и изследованиями о том удостоверились: один Губернатор достал себе довольное число сих камней, которыя он, хотел употреблять к картошной игре вместо марков, наконец от искусных алмазнаго дела мастеров в Европе, которых о том спрашивали, подтверждено было, что сии найденные в Бразилии камни настоящие алмазы, из которых многие как водою, так и другими свойствами, Ост-Индейским не уступают. По сему обнадеживанию Португальцы стали их искать с великим прилежанием, в близости тех мест, где их сперва находили; и не малую надежду имели к сысканию больших кусков, нашед великие из хрусталей состоявшие камни на горах, откуда реки выходили, которыя алмазы отмывали.

Но Королю Португальскому представили, что ежели такое множество алмазов найдено будет, как они по своим догадкам [61] надеялись, то сие их честь и цену так умалит, что не токмо Европейцы, которые не мало Индейских алмазов имеют, всеконечно от того раззорятся, но и самая находка не будет уже столь важною, и Королю не принесет ни какой прибыли; Король за благо разсудил указать чтоб не все и каждой без разбору искали алмазов, и учредил особливую алмазную компанию, пожаловав ей привилегию, которою все прочие от сего промыслу выключены, таким образом сия компания из платежа Королю некоторой суммы денег владеет всеми алмазами, в Бразилии находимыми. Но дабы их не очень много собирали и тем цена их не умалилась: то компании не велено употреблять к исканию их больше восьми сот невольников, а чтоб удержать прочих Португальских подданных от искания алмазов, и чтоб компания не претерпела убытков от потаеннаго торгу посторонними; то Король приказал раззорить великой город и несколько окольных мест, а жителей до шести тысячь человек перевесть в другую провинцию, и как сей город стоял блиско тех мест, где находили алмазы, то за невозможное почитали такому множеству в близости живущаго народа, возпрепятствовать тайно промышлять оными. [62]

В Бразилии, знатная часть земли, где обитали некоторые жители, по главному их селению Павлисты называемые, Португальцам мало подвластна была, и послушание их к сей державе почти только в словах состояло; но как проведали, что в земле Павлистов находится очень много золота, то Король за потребно разсудил сию провинцию, которая ныне весьма важна стала, привесть в совершенное подданство; что он наконец, не без великой трудности благополучно произвел в действо? а потом и в близости острова святыя Екатерины у которой есть соседственной матерой земле Бразилии найдены чрезвычайно богатыяж реки.

И когда Португальцы, сначала алмазов у себя не узнали, то без сомнения Азиатцы о сем меньше знают. Но естьли по сходственным находкам золота заключить, то не без основания думать можно, что как в Бухарии, так и в Киргизских местах, надобно быть и алмазам.

Таинство философическаго камня, которым всякой металл можно превращать в золото, по объявлению некоторых писателей, якобы обретено было в древнем Египте, чему в доказательство служило чрезмерное [63] их богатство состоящее в золоте; но по мнению разумнейших, оное таинство не иное что есть, как заведенное тогда у них великое купечество, посредством котораго собрано было таковое славное богатство.

Я побуждаясъ примерами других усердствующих общей пользе, хотя ко принесению равных плодов чувствую в себе слабость силы и разума, однакож сколько собранные мною известии позволили, настоящим трудом по мере малаго моего таланта с возможным рачением сочиненным, изъявляю мою к Отечеству ревность.

КОНЕЦ.

 

Примечания.

1. Чтож принадлежит до Трухменцов, то оной народ кочевой, занимают то место, которое за Эмбою рекою вдоль по Каспийскому морю, из них лучшие служат Хивинскому Хану из жалованья, а другие промышляют торгом, в Персию, Хиву, в Бухары, в Балх и в Бадакшан.

2. Указ публикован в 1775 году, Генваря 16 числа.

3. О сей реке во второй части видеть обстоятельнее можно.

4. Шамаха, Ширванской столичной город, которой шах Надир в 1733 году раззорил до основания, а Испагань, Персидская резиденция, лежит неподалеку Индейских провинций, что близ Индейскаго моря.

5. Мнение о золотом песке в Бухарии, без сомнения основано было на том, что песок некоторых рек их, находят с сим металлом, о чем в переди на своем месте изъяснено.

6. Киргиской народ состоит в трех ордах, которые имянуются, большая, средняя и меньшая; последние две в Российском подданстве.

7. Ныне для получения в Азиатских провинциях товаров из ходячих у них червонных, купцы столько оставляют, сколько за вывозимые отсель туда товары получают, по тому что прибытку более в России иметь могут от тамошних товаров; а ходячей у них червонец содержит в себе серебряных Азиатских пять рупей, которая весом два золотника три четверти.

8. Указ публикован Декабря 19 дня 1774 года.

9. Сие происходило более от меншей орды.

10. Батыем основано было царство Ордынское, которое Татара называли большею, Русские золотою ордою, а Карпеин по тогдашнему времени великою Татариею; Генерал-Майор Тевкелев великою Татариею именовал те владения, кои полуденну Азию составляют.

11. По оной с вершины до устья Оренбургская линия простирается: Уральское казачье войско, по сей реке в городе Уральске жительствующее, содержание свое имеет, службу государеву исправляет и надлежащую к оной справу полует, почти от одних в реке рыбных ловель, простирающихся от городка до устья реки на пять сот верст.

12. На устье Сыр-Дарьи, которой течение сказуют быстрое, шириной и глубиной почитается против Урала, находятся развалины стариннаго города Джанкента, о коем Абулхаир Хан в 1752 году, просил, чтоб оной возобновить, которое место по тому его Ханскому прошению и осмотреть было повелено. Рыбы в ней осетров, белуг, стерлядей, и других родов весьма довольно. Живут по ней народы, Ходжайской, верхние, и подданные России нижние Каракалпаки, и Киргизцы располагаются! сей город может удобен быть для порту к Азиатской коммерции, и для подданных Каракалпак.

13. Она изтекает из хребта Мус-Таг, которой лежит за Бухариею. А Петру Великому было доложено, что сия река не задолго пред тем из Аральскаго в Каспийское море течение имела, но Туркоманы, которых мы обыкновенно Трухменцами называем, оную отвели, потому Князю Беккевичу поручено было стараться, чтоб оную ежели подлинно она отведена, по прежнему в весть в Каспийское море.

14. При ныне благополучном владении оная коммерция возобновлена.

15. Он умер в 1410 году.

16. Декабря 19 числа 1776 года по имянному Указу пожалован большой Бухарии посланнику при дворе бывшему, один корабль для разпространения торговли в пределах Росийской Империи к Каспийскому морю лежащих, и сверх того пять лет не брать с товаров их пошлин, суммою на пять тысячь рублей. Ежели бы на Аральском море, от коего до Каспийскаго караванной езды дней десять, суда завести, то бы для коммерции было способно.

17. Оная не в подданстве Российском, а состояла под владением Зюнгорских Калмык.

18. Владели оною Калмыки Зюнгорские, и не малые от толь доходы получали золотом, путь в нее из Сибири.

19. Самая Индия лежит при море около устья реки Инда, которая порядочным разлитием вод на подобие Нила из текающим, напаяет сию землю, и делает оную весьма плодоносною. Резиденция великого Могола город Дели.

20. Пленники Христианские у Азиатцов находящияся при сем случае могут возъиметь чрез выкуп свободу.

21. От Коммерции с Китайцами, Российские купцы весьма пользуются, следовательно заключить можно, что и от Индии не менее возпользоваться имеют.

22. Азиатцы считают путь выгоднее до Оренбурга, нежели до Астрахани, но токмо от Киргизцов опасен.

23. Около 1702 году, уведали от Арапов, которые сей металл, употребляли вместо некоторых железных вещей.

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор