Кунград

На сайте:

История › Народы › Земледелие у туркмен

Материалы по земледелию у туркмен в конце XIX— начале ХХвека (обработка почвы, уборка и хранение урожая)


Г.П.Васильева

Одной из основных тем экспедиционных исследований по народам Средней Азии и Казахстана в 1950–1970-е годы был сбор материала для «Историко-этнографического атласа» региона, в частности, по разделу «Земледелие». По ряду районов Туркменистана и отдельным темам раздела были опубликованы статьи (на них мы будем ссылаться в соответствующих местах)1, однако большой по­левой материал, собранный по всей территории республики и еще не использованный, представляет определенный интерес. Полевые данные практически касаются всех туркмен: земледельческих групп иомудов и текинцев, гоклен, човдуров, карадашлы, сарыков, алиэли, аннаули, мурчали, нохурли, ата, а также эрсари, аламов, эски и прочих приамударьинских племен.Основу земледельческого хозяйства туркмен, наряду с интенсивным скотоводством, составляло орошаемое земледелие в оазисах. Для орошения сооружали каналы и плотины, а в прикопетдагской полосе еще и подземные водосборные колодцы— кяризы и наземные бассейны для сбора воды— ховдан. Орошение обычно было самотечным, но существовали и простейшие водоподъемные сооружения— чигирь и нова. В горах находились неполивные— богарные земли.Орудия обработки земли были несложными. На большей части территории Туркмении почву обрабатывали пахотным орудием омач­ного типа (омач)2, принадлежавшим к наиболее распространенному в Средней Азии типу орудий3, в котором само орудие (клинообраз­ный брус) и ручка представляли единое целое.Омач служил как для обработки мягких лессовых почв на севере Туркмении (Хорезмский оазис) и в дельте Амударьи, так и более твердых лессовидных сероземов и даже каменистых светлокаштановых почв в предгорьях Копет-дага и в горах на богаре. Деревянные части пахотного орудия чаще всего изготовляли из абрикосового (урючного) дерева, тальника4, тутовника и др.Эти виды дерева обладали наиболее крепкой древесиной. Сделанный из урючного дерева омач на Средней Амударьи служил около 10лет, но если приходилось разделывать целину в нижней пойме реки (дженгель), то пахотное орудие ломалось гораздо раньше. То же бывало, если омач делали из более мягких видов дерева.Назывался омач в разных районах Туркмении по-разному. Указанный термин был известен повсюду5, но наиболее часто туркмены называли пахотное орудие азал6. Параллельно с ним во многих районах существовали и другие названия; так, на севере, у хорезмских туркмен, так же, как у соседних узбеков, существовал термин кунде, иногда агач кунде. Этот же термин в форме агач кунде, сахт кунде, наряду с термином азал (агач азал) был широко распространен и в Мургабском оазисе7. На территории бывших Чарджоуского, Саятского и Иолотанского районов пахотное орудие называли словом сахты8.На юге Саята по обе стороны среднего течения Амударьи наиболее употребительным был термин рахт, незнакомый населению других районов Средней Азии. Однако он бытует к юго-западу от Амударьи, на территории Ирана в его восточных провинциях— Хорасане, Систане (Сеистане), Заболистане9.Так здесь называется пахотное орудие, принадлежащее к совершенно иному, чем омач, типу. Его характерной особенностью является полное расчленение трех основных частей— полоза, дышла и рукоятки. Все эти части соединяются у пяты полоза в одной точке. Четвертая непременная его часть— стойка, скрепляющая полоз и дышло и выступающая над последним. Пахотные орудия этого типа с определенными вариациями в подтипах бытовали на довольно большой территории от южного Афганистана (здесь их отмечают Н.И.Вавилов и Д.Д.Букинич)10 на востоке до Восточной Анатолии и Болгарии на западе, Армении и Азербайджана на северо-западе11. Ареал распространения этого орудия, по мнению Х.Е.Вуль­фа, совпадает с территорией древней Мидии12. Этот тип пахотного орудия был характерен и для ряда районов южной и юго-западной Туркмении. Он бытовал по всему течению р.Атрек, в Сумбарской долине у иомудов и гокленов, в Ахале у туркмен-мурчали13, возле Ашхабада и, вероятно, у туркмен али-эли в Атеке. Кроме туркмен-мурчали и иомудов Атрека, у которых оно было единственным видом пахотного орудия, во всех остальных районах его распространения у туркмен оно сосуществовало с омачем14. Туркменское название его, как и омача, азал, агач азал. В Сумбарской долине, где соседи гокленов нохурцы имели пахотное орудие омачного типа, для каждого из типов орудий имелось особое название: нохурский омач назывался рахман азал, а гокленское пахотное орудие второго указанного выше типа— шейтан азал15.У али-эли Атека, где имелось оба типа орудий, последнее было известно как данма азал, а туркмены-иомуды на Атреке называли это пахотное орудие туркмен-азал, как бы подчеркивая этим его этническую принадлежность. С.М.Дудин, указывая в отчете о поездке в Туркмению в 1901г., что все сельскохозяйственные орудия туркмен Ахала заимствованы у сартов, а их соха представляет собой сартовский плуг16, оставил однако нам прекрасный снимок пахотного орудия из окрестностей Ашхабада совсем не сартовского плуга, а именно орудия второго типа, т.е. шейтан-азала. Интересно, что в коллекциях Туркменского государственного музея краеведения хранится купленный в ауле Багир (недалеко от Ашхабада) азал именно этого типа17. Использовали его туркмены-текинцы или курды и тюрки, которые составляли основное население с.Багир в тот период, или те и другие, к сожалению, неизвестно. К.Нурмуха­медов, изучавший хозяйство туркмен Ахала, основным населением которого были текинцы, в своей статье в таблице «Сельскохозяйст­венные орудия туркмен Ахала»18 приводит орудие омачного типа, характерное также и для туркмен-нохурли (в Сумбарской долине, как указывалось выше, его называли рахман-азал).Далее на запад у иомудов Казанджика бытовало пахотное орудие омачного типа19, в то время как у тех же иомудов на Атреке для обработки почв использовалось орудие второго типа20. Не ясен вопрос о том, какой из типов пахотного орудия является более древним в этих местах и не происходила ли смена типов орудий вследствие каких-нибудь причин у разных групп населения.В XIXв. орудие второго типа, вероятно, бытовало и в окрестностях Мерва21.В подавляющем большинстве случаев на деревянный полоз орудия при пахоте надевался лемех (паза, ердемир), хотя у западных иомудов, у атинцев Дарган-аты наименее обеспеченная часть земледельцев в случаях его отсутствия вспахивала землю и без лемеха. Лемехи бывали литые (чугунные) и железные (кованые). Лучшими считались железные, так как они были более прочными и не утяжеляли орудия, однако на большей территории Туркмении в конце XIX и в начале XXвв. все же были распространены чугунные. В центральных районах Туркмении (на Мургабе и в Ахале) чугунные лемехи бытовали наряду с железными. Тягловой силой служили быки или лошади. Если их не было в хозяйстве, то в пахотное орудие впрягали верблюда (что чаще наблюдалось у полукочевых групп), бедняки впрягали в омач также ослов22.Традиционные пахотные орудия сохранялись у большей части населения вплоть до коллективизации. Это объяснялось не только тем, что приобретение фабричного плуга было не по средствам среднему и тем более бедному дайханину (даже традиционный азал с железным или чугунным лемехом имелся не в каждом земледельческом хозяйстве)23, но и целым рядом других причин.Вот что, например, сообщалось об этом в «Обзорах Закаспийской области»: «Опыт введения в хозяйстве туземцев улучшенных земледельческих орудий не вполне удался— объясняется это нерасположение большой дороговизной, неимением в своей среде мастеров для починки и тяжеловесностью по сравнению со своими. Железный плуг требует не менее 4-х сильных быков и двух взрослых рабочих; туземец же пашет своим легким ралом всего парою быков, лошадей, коров, а иногда верблюдом с лошадью и даже ишаком. К тому же он рало легко перевозит за десятки верст на той же лошади, на которой одновременно и сам едет верхом, а перевозка плуга требует арбы и дорог»24.В тех случаях, когда у бедняка не было омача или рабочего скота, он взрыхлял свой небольшой участок с помощью кетменя или лопаты. Лопаты пил, бытовавшие у туркмен в указанный период, как и все среднеазиатские лопаты, имели характерное крепление черенка на лицевой поверхности заступа. Небольшие железные ло­паты с отверстиями в рабочей части— пильче, кепче, курек, с дужкой для ноги служили повсеместно для очистки арыков, а также при строительных работах.Кетмени-мотыги также использовались туркменами при обработке земли, однако еще в конце XIXв. они сохранились не на всей территории Туркмении, а лишь в больших земледельческих оазисах: на севере— в Хорезмском, на востоке— в приамударьинских районах и в Мургабском оазисе. Наиболее архаичным типом кетменя был так называемый пилкетмен или комекли кетмен— кетмень, близкий по форме к лопате и, видимо, генетически связанный с ней. Этот вид кетменя в конце XIXв. преобладал у туркмен Хорезма и на Средней Амударье; встречался он и на юго-западе Туркмении. В прикопетдагских районах кетмени для обработки почвы стали применяться лишь в начале XXв., причем наряду с ними были широко распространены завезенные русскими поселенцами мотыги. Кетмени часто использовались не только при земляных работах, но и при срезании колючки на корм скоту.Туркмены использовали для обработки почвы в основном два вида борон— мала. Один из них—деревянная массивная доска без зубьев мала (сыпал мала— Чаршангинский или пуштыл мала— Керкинский район Чарджоуской области), в подавляющем большинстве районов соединенная с дышлом при помощи веревочных тяжей (йупли мала— веревочная мала), служила для заравнивания поля после сева.Второй вид— борона с железными зубьями (дышлы мала), скрепленная с дышлом деревянной развилкой с крюками, была распространена менее широко, и видимо, появилась позднее, чем первая. Дышлы мала использовалась для разбивания комков земли после вспашки.На Мургабе, в прикопетдагских и западных25 районах для разравнивания комьев земли часто использовались связанные вместе ветви деревьев или хворост чапар, прикреплявшиеся к мале. Иногда землю разравнивали положенным на бок омачем.Урожай зерновых и трав убирали серпами. На всей территории Туркмении были известны два вида серпов. Наиболее широко употреблялся для жатвы зерновых, срезания солодки (буян), шедшей на корм скоту— аннал (орок - аннал)— серп-коса с гладким лезвием; другой вид серпа— орок (орокча) или кепкерт - орок (Керкинский район) с небольшим изгибом режущей части и зубьями на ней использовался преимущественно для скашивания люцерны, трав колючки, срезания камыша, ветвей тутовника, для жатвы гороха (маш) и т.д. В каждом хозяйстве обычно бывало по 5–6 серпов разных видов, используемых в разных случаях.

Как и у всех народов, у туркменских земледельцев уборка и обмолот зерновых всегда были очень важным событием, определенным этапом их трудовой жизни, поэтому к обмолоту урожая готовились тщательно и заранее.Важным делом была подготовка тока харман, харман ер к началу молотьбы. Чаще всего для него выбирали постоянное место ближе к дому, но так, чтобы транспортировка урожая с поля на ток обошлась с наименьшей потерей зерна. Содержали его в большой чистоте. У туркмен мурчали и али-эли, как сообщают исследователи26, сооружался постоянный ток поблизости от селений. При господствовавших в Ахале переложной системе земледелия и чересполосице иногда поле, засеянное пшеницей, оказывалось очень далеко от прошлогоднего хармана и ток сооружали на новом месте, ближе к хлебному полю. Для тока выбирали ровное место, которое тщательно очищали и выравнивали, срезая бугры и засыпая ямки, а затем поливали и утрамбовывали или довольно часто смазывали еще глиной, смешанной с соломой. Туркмены-мурчали свой ток (харман или хаят) обносили невысоким глинобитным забором хаят; в подавляющем же большинстве случаев границы тока обозначались камнями (в горах и предгорьях), например, у нохурли, или просто земляным валиком, образованным сметенным с хармана мусором и травой.В ряде случаев при сохранении в Закаспийской области санашиковой (общинной) формы землевладения, тока бывали большими, так как кое-где еще бытовала и совместная обработка санашиковых земель.По материалам «Обзоров Закаспийской области»27 такая форма сельскохозяйственной кооперации существовала в XIXв. у сарыков Иолотанского приставства. Обычно 5–6 хозяйств объединялись для обработки земли; собирали и обмолачивали урожай также сообща и лишь на току делили поровну зерно и солому.У туркмен Средней Аму-Дарьи и Мервского оазиса, где господствовала чересполосица, участки поля одного хозяина зачастую на­ходились в разных местах28. Если урожай был небольшой, сжатый хлеб хозяин свозил на один ток, если жатва была богатой, устраивал новый на одном из отдаленных участков. У нохурли старого Нохура помимо токов вблизи селения, где обмолачивали хлеб с мюльков (мюльк— частный участок, частное владение), чтобы не перевозить зерновые с богарных санашиковых земель, расположенных на плато, ток устраивали там же неподалеку от участка, а иногда и на самом участке, соответствующим образом подготовив место для молотьбы29. У западных иомудов также бывало по два-три тока в хозяйстве, если участки помещались в разных местах30. Иногда в центре тока вкапывали в землю высокий столб, вокруг которого во время молотьбы на веревке или под укрепленным перпендикулярно шестом гоняли скот.Перед началом молотьбы ток очищали, вновь выравнивали и в некоторых районах смазывали глиной. Обмолот озимых хлебов начинали в конце мая, яровых— в конце июня— начале июля.

Озимую пшеницу в тех случаях, если поле не собирались засевать второй раз, обычно разбрасывали по участку кучками или в снопах дессе, богы и просушивали в течение нескольких дней. Если же поле нужно было освободить и пшеница не была очень сырой, ее перевозили на ток. Между временем перевозки и началом молотьбы у ахальских текинцев и западных иомудов проходило не более 10–15 дней31.В тех случаях, когда по какой-либо причине не могли начать молотьбу в указанные сроки, снопы укладывали в скирды тая. Скирда у иомудов создавалась из уложенных веерообразно колосьями во внутрь снопов. Вершина скирды «увенчивалась пирамидкой из нескольких снопов, подставленных колосьями вниз и приложенных друг к другу»32. Следует отметить, что в снопы пшеницу связывали не все туркменские группы. Так, хорезмские туркмены (иомуды, чоудоры) сжатую пшеницу раскладывали по полю кучками пендже или гысым из 30–40 пучков и в сноп не вязали33. Также поступали многие группы туркмен Средней Аму-Дарьи.Не связывали в снопы пшеницу также нохурцы34 и сарыки Пендинского района. По материалам К.Овезбердыева сарыки складывали сжатую пшеницу в кучу арка, высотой примерно в пояс человека, а затем стягивали веревкой, предварительно подложенной под арка. В такой связке пшеницу переносили на спине на ток35.Все остальные туркменские группы, по имеющимся у нас данным, неполным и подчас противоречивым, пшеницу вязали в снопы.В одном из наиболее достоверных источников для периода после присоединения Туркмении к России— «Обзорах Закаспийской области» — сказано, что туркмены хлеб «в снопы не вяжут, а раскладывают по полю пучками»36. В этом сообщении не указано, о каких туркменах идет речь, но, если учесть, что материал для первых «Обзоров» собирался среди ахальских текинцев, причем весьма добросовестно, людьми, знающими язык (этим материалам можно верить), то следует предположить, что способ связывать сжатую пшеницу в снопы (дессе) существовал не у всех групп и повсеместно распространился позднее.

Способы транспортировки зерновых на ток были также различными и в значительной степени зависели от расстояния между ним и полем.Если ток был недалеко от места жатвы, то сжатую пшеницу земледельцы переносили на себе аркалап дашамак. Способы переноски урожая в разных районах различались между собой. Переноска урожая вручную была распространена у текинцев Ахала и Мерва, сарыков, причем в этих районах она преобладала над всеми другими. Встречалась она также у гокленов, али-эли, части западных иомудов, у эрсари и мелких групп туркмен Средней Аму-Дарьи. Однако у указанных групп наряду с этим существовали и другие способы перевозки урожая с поля на ток. Это зависело не только от расстояния поля от тока, но и от социальной принадлежности земледельца. Так, у текинцев Ахала, Теджена, мурчинцев, туркмен Хивинского и Бухарского ханств и ряда других племенных групп туркмен зерновые перевозили на верблюдах, лошадях или ослах. У гокленов Сумбара и текинцев Западного Ахала на лошадь навьючивали 30 снопов, на верблюда 5037.Текинцы Ахала, по данным К.Нурмухамедова, на каждого верблюда грузили от 50 до 60 снопов— сначала по 15 с каждой стороны седла, затем, закрепив их веревкой, сверху укладывали еще от 20 до 30 снопов и также закрепляли их веревкой38.Туркмены-иомуды Хивинского ханства навьючивали на верблюда по 50–60 гуджаков (гуджак— 3–4 снопа) пшеницы поровну с каждой стороны седла и стягивали веревкой39. Мурчинцы снопы укрепляли на верблюжьем седле хамыт вкруговую, колосьями кверху, так что образовывалось некое подобие шалаша, и таким образом перевозили на ток 40.На верблюдах перевозили свой урожай и атинцы Дарган-аты и отчасти текинцы Атека. Последние использовали для этой цели также и лошадей41. Нохурцы перевозили урожай на лошадях.В некоторых местах на равнине и в предгорных аулах издавна существовал еще один способ перевозки урожая, характерный для древнего земледельческого населения,— на санях-волокуше—хиза. Туркменская хиза имела много общего с таджикской волокушей— чигина, используемой земледельческим населением в долинах и на пологих склонах гор. В туркменских районах во второй половине XIXв. волокуша, запряженная верблюдом или лошадьми, а иногда быками, была основным средством перевозки урожая у иомудов Приатречья, нижнего течения Сумбара, а также севернее в районах западных склонов Кюрен-дага42 и у али-элийцев Атека; причем, как замечает К.Атаев, она была неизвестна соседним текинцам43, перевозившим, как говорилось, свой урожай вьючным способом на верблюдах и лошадях. В конце XIX— начале ХХвв. волокуша стала применяться и в хозяйстве гоклен, хотя и не получила там широкого распространения44, а затем и у текинцев Ахала. Волокуша имела довольно простое устройство и делалось целиком из дерева. В основе ее лежали две параллельные, более или менее широкие доски, поставленные на ребро, игравшие роль полозьев и скрепленные между собой брусками или узкими дощечками, вставленными в отверстие в верхней части досок-полозьев, образующими платформу для груза. Иногда основа для помещения тяжестей образовывалась из сплетенных прутьев45.В зависимости от тягловой силы, имеющейся в распоряжении земледельца, волокуша могла быть различных размеров. На ней можно было перевозить по 20–30 снопов46, если впрягали лошадь или ослов, и до 60–70 на двух лошадях или быках47. В.Н.Басилов указывает, что обычно на волокуше перевозили от 30 до 40 снопов. В этих случаях ее тащил один верблюд48.По Аму-Дарье, у туркмен Хивинского и Бухарского ханств существовал способ перевозки урожая на арбах. В Хивинском ханстве у всех туркмен широко бытовали арбы так называемого хорезмского типа с двумя большими колесами и сидением над ними для арбакеша. Такие арбы легко преодолевали неровности в пути, небольшие арыки и бездорожье. Размеры их колебались в зависимости от того, какое животное— лошадь, быка или осла— впрягали в нее. Наиболее распространенной была так называемая окуз араба, т.е. арба, запряженная быками, хотя у полукочевых, окраинных туркмен-иомудов Куня-Ургенчского бекства в арбы запрягали и верблюдов. Ее большие колеса по ободу были сплошь укреплены гвоздями— мых с широкими шляпками, отчего сама арба часто называлась мыхлы араба.Такие же арбы, по-видимому, были распространены и у некоторых туркменских групп Средней Аму-Дарьи. В данном случае для нас важно в целом и довольно неопределенное сообщение капитана Быкова о том, что у жителей долины (Аму-Дарьи) для полевых работ и в немногих местах для перевозки тяжестей употребляются арбы хивинского типа49. О том, что на Средней Аму-Дарье бытовали именно такие арбы свидетельствует и сообщение одного нашего информатора туркмена-салора из-под Чарджоу. Его родители и он сам, потомственный плотник, делали сандык— сидения для арбакешей— деталь, характерную для арбы хорезмского типа50.По устному сообщению Я.Р.Винникова, туркменское население приамударьинских районов довольно широко применяло арбы для перевозки урожая с поля на ток.Перевозка урожая на арбах, наряду с волокушей, практиковалась в конце XIX— начале ХХвв. и в западных приатрекских селениях, преимущественно у иомудов-джафарбайцев51. К сожалению, мы не имеем сведений о том, какого типа арбы здесь были распространены. По всей вероятности, арбы, встречавшиеся в туркменских селениях этого района, приобретались в Иране и принадлежали к типу хорасанских арб.Единичные случаи использования колесного транспорта для перевозки урожая на харман, видимо, встречались в конце XIXв. и в Мургабском и Тедженском оазисах. Известны упоминания об ар­бах в Мургабском оазисе, однако пока мы можем только предполагать, что эта арба, так же как и бытовавшая в Приатречье, относилась к хорасанскому типу.Позднее, в начале ХХв. с усилением дорожного строительства в крае туркмены стали использовать русские телеги кое-где в Ахале и юго-западном районе Туркмении. Так, например, в долине реки Сумбар, по сообщению информаторов А.Оразова, снопы на ток перевозили в фургонах52.Наиболее широко распространенным среди туркменского населения способом молотьбы зерновых, бытовавшим повсеместно, была молотьба вытаптыванием зерна из колосьев с помощью ног животных, путем прогона их по разложенным на току снопам. Для этого использовались лошади, быки, верблюды и ослы. Использование тех или иных животных в молотьбе зависело от характера хозяйства земледельца, его социальной принадлежности, района. Наиболее подходящими для этой цели считались лошади, копыта которых были самыми твердыми, затем шли быки, а уже потом верблюды, подошвы ног которых были мягкими и гораздо хуже, чем у двух первых видов животных, были приспособлены к выбиванию зерна из колосьев. Ослы обычно применялись на токах бедняков, у которых не было других животных, или у земледельцев среднего достатка в сочетании с другими животными, чаще всего лошадьми. Многое зависело и от степени развития земледельческого хозяйства. Так, в искони земледельческих районах— у туркмен Хивинского и Бухарского ханств, у али-элинцев Атека, на Атреке у джафарбайцев и т.д. на молотьбе зерновых использовались чаще всего быки и лишь у наиболее зажиточных— лошади. У значительной части западных иомудов, в разной степени сочетавших земледелие со скотоводческим хозяйством, наряду с лошадьми до­вольно широко применялись и верблюды. То же было и у текинцев Ахала и Атека, атинцев Серахского приставства и сарыков. По устному сообщению туркменского этнографа К.Овезбердыева, в XIXв. у сарыков и текинцев Мервского оазиса считалось постыдным применять в молотьбе быков; их стали использовать для этой цели лишь с первой мировой войны и особенно в годы коллективизации.

Довольно часто два-три середняцких хозяйства, имевших по од­ной лошади, создавали артель, объединяя свой скот и поочередно по старшинству обмолачивали на своих токах хлеб53.Для обмолота снопы или отдельные пучки собранного хлеба раскладывали по кругу, и если молотили лошадьми, то связав их друг с другом, чтобы они не расходились далеко, гоняли по разложенным на току зерновым, причем на первой к центру лошади обычно сидел мальчик или юноша, который подгонял лошадей и следил за ходом обмолота; если молотили с помощью быков (обычно двух), то соединяли их друг с другом, связав рога, и один человек, сидя верхом на лошади, погонял их54; верблюдов при молотьбе приходилось тащить за собой на веревке, привязанной к палочке в носу55.В некоторых районах— в Мургабском оазисе у текинцев салоров, в Атеке у али-эли, нохурцев и др.— для более успешного обмолота позади животных прицепляли плетенку-волокушу из хвороста— чапар, гызган, хыша56.У гокленов и текинцев Ахала для обмолота зерновых использовали также деревянный одновальный каток— чарх, несложной конструкции с зубьями, сделанный из дерева крепких пород (обычно карагача или тагдагана)57. С помощью чарха, изготовленного из тутового или персикового деревьев, молотили также в Мургабском оазисе, у сарыков Иолотанского приставства. Здесь каток чаще бывал двухвальным58. В него впрягали обычно пару быков или верблюдов, а иногда лошадей. Колосья, из которых было выбито зерно, отодвигали к краям тока при помощи деревянной лопаты курек или вил (чаршак, ябак, яба, чопяна), а на освободившееся в центре хармана место укладывали новую порцию необмолоченного хлеба.Обмолот большинство туркмен повторяли два раза, так как первый раз не все зерно могло быть извлечено из колосьев. У чоудоров Хорезма59 и нохурцев60 вторичный обмолот проводили после отвеивания и только той части колосьев, в которой оставалось зерно. Иногда молотили вручную, выбивая из остатков колосьев зерна палкой. Так же молотили, если урожай был незначительным.После окончания обмолота производили отвеивание (атмак, хармана атыджи) зерна от соломы. Веяли в ветренный день и для этого приходилось иногда несколько дней ждать подходящей погоды. Веяние производили сначала пяти-шестизубыми деревянными вилами (бешбармак, агач яба и др.), затем деревянной лопатой и, наконец, просеивали сначала сквозь решето с крупными ячейками (иригозли елек, иригоз елек, бугдай елек, чыгыл, чашлов и т.д.), а затем с мелкими (ушакгоз елек, елек, майда гозелек, галбир и др.)61.Обмолоченное, очищенное зерно (гызыл, чач, чэш) собирали в кучи. В тех случаях, когда обмолот производили два-три хозяйства вскладчину, зерно делили. Перед тем, как произвести раздел урожая, обязательно производили очищение— хокгулла чыкмак (выделить божью долю), или курек хакы. Зачерпнув зерно из кучи деревянной чашкой или ведром (около 10 кг), разбрасывали его в поле или отдавали бедным62.Кунжут, культура широко распространенная почти у всех групп туркмен, обмолачивался иначе. После жатвы его подсушивали, укладывая головками кверху так, что на поле получался ряд в виде П-образной фигуры. Через несколько дней его начинали молотить. Для этого рукой захватывали пучок гыссым кунджута ближе к кор­ню и головками били о камень или широкую толстую доску, выбивая из стеблей семена63. Затем солому отвеивали лопатой, а семена собирали в мешки и использовали для выжимания масла.Наиболее распространенным способом хранения зерна были зем­ляные ямы (уры, куйы, чукур, аммар чукур). Если урожай снимали с богарных земель, то чаще всего ямы выкапывали здесь же, возле тока, на поле. Такие ямы делали скрытными (огрын), так что их могли обнаружить лишь по особым приметам. Часто у южных туркмен их делали возле усадьбы, а у туркмен Хивинского ханства— в конюшне, чтобы уберечь зерно от сырости. Ямы бывали разных размеров, у северных туркмен чаще всего на 10–20 батманов (около 0,5 тонны), но встречались и большие, в которые входило до 40 батманов (примерно 1 тонна). В разрезе они напоминали перевернутый усеченный конус, ширина которого внизу 40–50 см, а вверху, у земли— до 2-х метров. Обычно выкопанные на высоких местах ямы изнутри обмазывались глиной и устилались соломой. Сверху зерно также покрывалось соломой и затем засыпалось землей вровень с поверхностью64.Туркмены Хорезмского оазиса и Средней Амударьи хранили зерно и в глинобитных амбарах— аммар, телек, нохурцы и мурчинцы в специальных кирпичных помещениях— пархов65. В таких же по­мещениях хранили зерно другие исконно земледельческие группы туркмен— аннаули, мехинли и др.66 Северные туркмены знали еще один способ хранения зерна в помещениях: из циновок бойра делали круглые зернохранилища мардан, куда входило до 10 батманов зерна67.В Ахальском и Атекском оазисах зерно сохраняли во дворах следующим образом: его насыпали на землю, покрывали сверху соломой и затем обмазывали глиной. Снаружи такое зернохранилище казалось куполом, поставленным на землю. Этот способ хранения зерна встречался у текинцев, али-эли, мехинли и др.68Небольшое количество зерна хранили в доме, в ларях. Солому (саман, тофан), оставшуюся после молотьбы, свозили на усадьбу и использовали на корм скоту. Таким образом хранили все зерновые культуры— пшеницу, ячмень, просо, джугару.

Примечания
1Наши материалы, касающиеся хозяйства туркмен Чарджоуской области (ныне Лебапский велаят), опубликованы в «Полевых исследованиях Института этнографии 1975г.» (далее ПИИЭ). М., 1977.
2Букинич Д.Д., Вавилов Н.И. Земледельческий Афганистан// ВавиловН.И. Избранные труды. Т.I. М.; Л., 1959. С.173.
3Сравнительный материал об этом типе орудий приведен в статье: ВасильеваГ.П. Материалы по истории хозяйства туркмен Чарджоуской области// ПИИЭ. 1975г. С.134–135 и прим.
4Язлыев Ч. Как обрабатывали землю сто лет назад// Памятники Туркменистана. №2 (12). 1971. С.19. Автор указывает, что для изготовления омача в Иолотанском приставстве употребляли также вербу (?— Г.В.), петде (петде— тополь сизый. «Туркменско-русский словарь». М., 1968. С.525).
5Он широко распространен также к востоку от Амударьи в Узбекистане и Северном Таджикистане. См.: ФирштейнЛ.А. Земледельческие орудия таджиков и узбеков (по материалам МАЭ)// Традиционная культура народов Передней и Средней Азии. Л., 1970. С.150.
6Термин азал, по-видимому, не известный в Средней Азии никому, кроме туркмен, бытовал в Иране к западу от Эльбурсских гор и обозначал пахотное орудие омачного типа, но с изогнутым полозом. См.: WulfH.E. The Traditional Crafts of Persia. Massachusetts, 1966. P.264. Fig.356.
7Кунде называется собственно деревянный полоз, однако в указанных районах эти термином обозначают все орудие. Также его называют в Керкинском районе. Полевая запись от 24. IX. 1971.
8В Иолотанском— сахт кунде, как указывалось выше. По данным М.С.Андреева, этот термин встречается также в Самарканде в форме сохтук, Бухаре— сохтик. Для Чарджоу этот автор дает форму сохти. См.: Андреев М.С. Таджики долины Хуф. Вып.ІІ. Сталинабад, 1958. С.35. Один из наших информаторов Ахмед Пайзуллаев, родом из Бухары, утверждал, что в Чарджоуском районе (б. Кагановичский район, колхоз «Искра», 1954г.) пахотное орудие называется сахтык.
9Wulf H.E. Ор. сіt. Р.263. Fig.351–352, 354.
10Букинич Д.Д., Вавилов Н.И. Указ. раб. С.173.11Гулиев Г.А. О пахотных орудиях и системах земледелия в Азербайджане// Азербайджанский этнографический сборник Вып.2. Баку, 1966. С.
11.12Wulf H.E. Ор. сіt. Р.264.13Овезов Д.М. Туркмены-мурчали// Тр. ЮТАКЭ. Т.IX. Ашхабад, 1959. С.160.
14Полевая запись автора от Казак-ага Игдырова (1882г.р.). С.Суйджи-Хурмен, Кызыл-Атрекского района, от 24. IV. 1968. Казак-ага уверял, что для вспахивания шейтан-азалом можно было использовать даже ишака.
15Оразов А. Этнографические очерки хозяйства туркмен Ахала в XIX— начале ХХв. Ашхабад, 1985. С.32; М.А.Изаксон, посетивший для сбора музейных коллекций Кара-Калинский район ТССР в 1930г., писал в своем отчете, что гокленский плуг «сходен с азербайджанским»; это свидетельствует о его принадлежности ко второму типу// Коллекция МАЭ. №4020–33. У гоклен это орудие называется также шайы азал и, по мнению Д.М.Овезова, пришло из Ирана. См.: ОвезовД.М. Население долины Чандыра и Среднего течения Сумбара. Ашхабад, 1976. С.72.
16Отчет С.М.Дудина о поездке в Туркмению в 1901г.// Архив ГМЭ. Ф.I. Оп.2. Д.247. Л.42.
17Пиркулиева А.Н. Приемы земледелия в Ахальском оазисе в конце XIX— начале ХХвв.// Хозяйственно-культурные традиции народов Средней Азии и Казахстана. М., 1975. С.156. Рис.№1.
18Нурмухамедов К. Из истории земледелия туркмен Ахала// Вестник Московского университета. 1961. Серия IX. История. С.77. Рис.2.
19Полевая запись автора от Атамамеда Сапарова (50 л.) и Нуруллы Бабаева (49 л.). С.Ялкым, Казанджикского района, от 24.VIII. 1971.
20Материалы Г.П.Васильевой. Экспедиция сектора этнографии Института истории АН Туркменской ССР. 1958.
21Коллекция МАЭ. №255–206. Фото Ф. Ордера. 1894.
22Кроме упомянутого выше (прим. 14) Казак-ага Игдырова об этом нам сообщил и другой информатор— Оразгельды Кульманов (1913г.р.). С.Аджияб Кызыл-Атрекского района от 8. IX. 1969.
23Нурмухамедов К. Указ. раб. С. 77.
24Обзор Закаспийской области 1893г. Ашхабад, 1895. С. 145–146.
25Полевая запись автора от Казак-ага Игдырова …
26Овезов Д.М. Туркмены-мурчали… С. 162; Атаев К. О приемах земледелия у туркмен Атека в конце XIX— начале ХХв.// Очерки по истории хозяйства и культуры туркмен. Ашхабад, 1973. С.57.
27Обзор Закаспийской области с 1882 по 1890 гг. Ашхабад, 1897. С. 65.
28Полевые материалы автора. 1974. Ходжамбасский, Керкинский районы Чарджоуской области; ВинниковЯ.Р. Социалистическое переустройство хозяйства и быта дайхан Марыйской области Туркменской ССР// Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Новая серия. Т.XXI. М., 1959. С.8.
29Васильева Г.П. Туркмены-нохурли// Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Новая серия. Т.XXI. М., 1954. С.110.
30Полевые материалы автора. 1968. Кызыл-Атрекский район. С.Курбан-Сейт; БасиловВ.Н. Хозяйство западных туркмен-ёмутов в дореволюционный период и связанные с ним обряды и верования// Очерки по истории хозяйства народов Средней Азии и Казахстана. Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Т.XCVIII. Л., 1973. С.182.
31Нурмухамедов К. Этническая история и хозяйство туркменского населения Ахала в XVIII–XIXвв. Рукопись. Архив ИЭ. М., 1962; БасиловВ.Н. Указ. раб. С.182–183.32Басилов В.Н. Указ. раб. С. 182–183.
33Полевые материалы автора. 1959. Куня-Ургенчский, Тельманский районы Ташаузской области; НиязклычевК. Туркмены-човдуры. Рукопись. Архив ИЭ. М., 1968. С.79.
34Полевые материалы автора. 1945–1946. Бахарденский район; ВасильеваГ.П. Туркмены-нохурли… С.110. По сведениям А.Оразова нохурцы Кара-Калинского района в долине р.Сумбар вязали снопы из 5–10 пучков (хендже-энже). Возможно, здесь к этому принуждали земледельцев условия жизни в пограничной с Ираном полосе. См.: ОразовА. О земледельческих традициях в долинах Сумбара и Чендыря в конце XIX— начале XXвв.// Очерки по истории хозяйства и культуры туркмен. Ашхабад, 1974. С.27.
35Овезбердыев К. Туркмены Пендинского оазиса. Рукопись. Архив ИЭ. М., 1954; по данным Ч.Язлыева, иолотанские сарыки связывали пшеницу в снопы. См.: ЯзлыевЧ. История и хозяйственное развитие населения Среднего Мургаба. Ашхабад, 1985. С.70.
36Обзор Закаспийской области с 1882 по 1890г. … С. 67.
37Оразов А. Указ. раб. С. 27; Пиркулиева А.Н. Указ. раб. С. 163.
38Нурмухамедов К. Указ. раб. С. 150.
39Полевые материалы автора. 1974. Куня-Ургенчский район.
40Овезов Д.М. Устное сообщение.
41Атаев К. Указ. раб. С. 56; см. также полевые записи Б.Р. Логашевой. Каахкинский район. 1969.
42Васильева Г.П., Джикиев А. Некоторые результаты изучения материальной культуры и быта населения Юго-Западной Туркмении// Краткие сообщения Института этнографии. Вып.XXXIV. М., 1960. С.6; Полевая запись автора от Гара Комекова (70 лет). С.Гудри-Олум Кызыл-Атрекского района, 18. IV. 1969; НиязклычевК. О скотоводческом и земледельческом хозяйстве Юго-Западной Туркмении в конце XIX— начале XXв.// Тр. ИИАЭ АН ТССР. Ашхабад, 1963. С.66; ОразовА. Указ. раб. С.27.
43Атаев К. Указ. раб. С. 56.
44Оразов А. Указ. раб. С. 27; Д.М.Овезов пишет, что волокуша широко применялась и у гоклен, не указывая на время ее появления. См.: ОвезовД.М. Население долины Чандыра и среднего течения Сумбара. Ашхабад, 1976. С.75.
45Оразов А. Указ. раб. С. 27–28.
46Полевые материалы автора. 1969. Гасан-Кулийский, Кызыл-Атрекский районы.47Оразов А. Указ. раб. С. 27.48Басилов В.Н. Указ. раб. С. 180.
49Очерк долины Аму-Дарьи. Расспросы капитана 3-го Западно-Сибирского линейного батальона Быкова. Ташкент, 1880. С. 21.
50Полевая запись автора от Оруна Реджебова. К-з им. Ленина Чарджоуского района. 1954; рисунок такой арбы см.: Народы Средней Азии и Казахстана. Т.I. М., 1962. С.258. Рис. 2.
51Полевые записи автора от Кара Комекова (70 л.). С. Гудри-олум Кызыл-Атрекского района 18. IV. 1969; от Тэчли-ага Атаджанова (1902г.р.). С.Чалоюк Гасан-Кулийского района. 8. IХ. 1969.
52Оразов А. Указ. раб. С. 28.
53Там же; Полевые материалы автора по Средней Аму-Дарье. 1974; БасиловВ.Н. Указ. раб. С.183; ОвезовД.М. Указ. раб. С.75.
54Оразов А. Указ. раб. С. 28.
55Басилов В.Н. Указ. раб. С. 183.
56Полевые материалы автора. 1971; ОвезбердыевК. Указ. раб. С.84; ОразовА. Указ. раб. С.28. У горных таджиков плетенка, применяемая при обмолоте зерна, также называется чапар. См.: Таджики долины Хуф. Сталинабад, 1958. С.297.
57Оразов А. Указ. раб. С. 28; Обзор Закаспийской области с 1882 по 1890г… С.65; А.Н.Пиркулиева (Указ. раб. С.165) сообщает, что в Кызыл-Арватском районе каток дашдан токмак применяли в тех случаях, когда не было лошадей и обмолот проводили с помощью верблюдов.
58Язлыев Ч. Указ. раб. С.19.
59Ниязклычев К. К вопросу о земледелии у туркмен Северо-Восточного Хорезма в конце XIX— начале XXвв.// Изв. АН ТССР. Серия общественных наук. 1966. №6. С.16.
60Оразов А. Указ. раб. С. 30.
61Полевые материалы автора. 1954, 1968, 1974; АтаевК. Указ. раб. С.119; ПиркулиеваА.Н. Указ. раб. С.165; М.А.Изаксон, покупавший для музея экспонаты у гоклен Кара-Калинского района в 1930г., дал прекрасное описание молотьбы и веяния зерновых.
62Оразов А. Указ. раб. С.30; ОвезовД.М. Указ. раб. С.76; БасиловВ.Н. Указ. раб. С.203 и др.
63В некоторых местах зерна из стеблей выбивали палкой. Полевые материалы автора. 1959. Тельманский район.
64Полевые материалы автора. 1959. Тельманский район. Ямы-зернохранилища известны туркменам давно. Средневековые источники сообщают, что Тимур, потерпевший в Мервском оазисе в 1362г. поражение, спасаясь от преследований туркмен, спрятал жену в яме, где они хранили зерно. См.: КаррыевА., МошковаВ.Г. и др. Очерки из истории туркменского народа и Туркменистана в XVIII–XIXвв. Ашхабад, 1954. С.169.
65Васильева Г.П. Туркмены-нохурли... С.110, 143; ОвезовД.М. Туркмены-мурчали… С.163; ОразовА Указ. раб. С.31; ПиркулиеваА.Н. Указ. раб. С.166. У этих же авторов см. устройство пархов.
66Полевые материалы автора. 1969. Каахкинский район; АтаевК. Указ. раб. С.57
67Полевые материалы автора. 1959. Тельманский район.68Полевые материалы автора. 1969. Каахкинский район; ПиркулиеваА.Н. Указ. раб. С.166.

Ежегодник "Итоги полевых исследований." 2000 год

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ имени Н.Н.МИКЛУХО-МАКЛАЯ

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор