Кунград

На сайте:

История › Хивинский поход › Поход Бековича-Черкасского. Архивные документы. › Поход Бековича-Черкасского. Архивные документы. 4

ПОХОД БЕКОВИЧА-ЧЕРКАССКОГО. АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ


Сводка из донесений об экспедициях А. Бековича-Черкасского и А. И. Кожина

(1718 г.)

...В 1716 г. по указу царского величества отправлен он из Азовской губернии с Коротояцким полком з господином князем Черкасским за море Каспийское, и, переехав урочище Красные Воды, он, князь Черкасский, поехал в Астрахань декабря 18-го числа того ж году сухим путем, а ево оставил с Коротояцким и з другим Астраханским полками на косе морской, которая под ведением трухменских народов, а в тех полках в прибытии их было людей по половине, а другие не в приезде, понеже погодою разнесло и выметало по берегам на персидской кряж и на трухменской; а по отъезде -де своем привил (Так в документе) инженерного дела ученика, который окапывал пещаным валом; а каменья возить было не на чем, брегантин в прибытии не было, за которыми с Красных Вод весною присылал, и повез брегантины, разбитые з берегов стаскивали и починяли для того, что оные деланы из разбитого бучного старого лесу, и были -де на той морской косе в пещаном валу по самой нужде октября по 3-е число 1717 году и как про него, князя Черкасского, получили известие, что хивинцы со всем войском его побили и в полон побрали, также трухменцы, про которых писал князь, будто курант (Коран.) целовали и поддались под высокою его царского величества руку, стали людей их в полон брать и рубить и к крепости сухим путем приступать непрестанно, а им-де в том месте без дров и без воды пресной и без лесу к городовому строению быть было невозможно, о чем ему, князю, он, полковник, говаривал при других штаб- и обер-офицерах, и он-де, князь, против того говорил ему; "Делай -де то, что велят, ты-де оставляешься на пробу", а у них -де от обоих полков людей уже померло многое число, а другие больны, и за тем известием заделал он военной обычной совет со всеми офицерами, что городы без дров, без воды и без земли не бывают и быть, конечно, невозможно, подписались руками, и чтоб, оставя оное место, ехать в Астрахань, дабы последних людей не утратить, также ружья и амуниции не отдать в босурманские руки, а ежели б -де быть до весны, то могли все помереть. И в Астрахань -де он прибыл апреля 3-го дня нынешнего 1718 г. и оставшей команды ево малое число, а иные еще с моря не в собрании. А Коротояцкого полку порутчик, с которым присланы [41] вышеозначенные письма, Федор Исингилдеев, сказал: "В прошлом -де 1716 г. в сентябре месяце лейб-гвардии при капитане князе Черкасском для походу в Хиву было во отправлении из Астрахани водяным путем на Каспийское море на разных судах: на шнявах, на шкоутах, на брегантинах, на бусах пехотных три полка, в том числе Азовской губернии помянутой Коротояцкой, да и с Казанской два полка против указу в полном комплекте, и на тех судах от усть реки Волги морем прибыли они к урочищу Тюк-Карагани, которое во владении трухменского народа, он, Исингилдеев, с майором Поярковым на шкоуте в трои сутки, а прочие за погодою в неделю и больше, и в том урочище Тюк-Карагане оставил он, князь Черкасской, для строения крепости один полк Казанской с полковником Хрущевым, а морского флота порутчика Кожина и с ним его и Исингилдеева с солдаты с шестью десять человек на шняве от Тюк-Карагани ж послал к персидскому героду Астрабаду; для того на той же шняве послан был от него, князя Черкасского, морского флота подпорутчик Петр Давыдов, которому повелено было чрез персидскую землю ехать к бухарскому хану и в Хиву, а для какова дела, о том он несведом. И на той -де шняве до помянутого города Астрабату морем шли они неделю. И как прибыли к пристани, которая расстоянием от Астрабата верстах во шестьдесят, посылал порутчик Кожин в тот город к хану штурмана Якова Бранта и с ним астраханского толмача говорить, чтоб помянутого порутчика Давыдова он, хан, приказал принять в тот город, и, удовольствовав подводами и провожатыми, отправить чрез персидское владение до Бухар и до Хивы. И тот -де хан ево, Давыдова, не принял, а сказал, что он без указу шахова величества персидского принять и чрез персидскую землю пропустить не смеет и для того ханскому отказу возвратился он, Кожин, к князю Черкасскому по приказу ево в урочище Красные Воды, а он- де, князь Черкасской, в то урочище ис Тюк-Карагани прибыл до возвращения их от Астрабада и с ним от двух полков людей только по половине, для того что многие суды и с людьми от шторму разбило и разнесло в разные места и повымотало на береги на персидскую сторону и по трухменскому кряжу, и того ж красвовоцкого урочища на песочной косе он, князь Черкасской, велел очертить при себе инженерного дела ученику земляную крепость и, очертя оную, приказал делать солдаты. А сам, взяв с собою вышеонисаннога порутчика Кожина, брегат, комиссара Волкова, капитана Толстова, порутчика Арсеньева да солдат в провожатых Астраханского полку, человек с шестьдесят, декабря с! 8-го числа поехал сухим путем в Астрахань, а по отъезде своем в той начатой крепости приказал во всем команду ведать полковнику фон дер Видену И оная ж крепость делана на неудобном пещаном месте и пресной воды и лесов никаких на той косе нет, чем-де, как он, князь Черкасской, отъезжал в Астрахань, полковник фон дер Виден и другие штаб и обер-офицеры многократно ему предлагали и просили, чего ради в такое непотребное место их привел и оставляет, в котором воды пресной ни колодезями изыскать не могут, также и лесу и травы, кроме песку, нет, и того ж ради на том месте зимовать было им ни по которому образу невозможно. И он-де, князь Черкасской, сказал им, что "воду пресную и лес сыскать можете и после меня", и объявил им, что он возвратитца к ним из Астрахани в 1717 г. весною в июне - в июле месяцах. И после -де отъезду ево в тех Красных Водах зимовали они без пресной воды и без дров со многою нуждою в одних полковых палатках, а пробовлялись соленою морскою водою (Речь идет, вероятно, о грунтовой воде, имевшей горько соленый привкус). И хотя для своей выгоды в той крепости и за городом в разных [42] местах покапали и многие колодези, однако же пресной воды сыскать не могли, от чего многие офицеры и солдаты заболели цынготною болезнью и померли; а за вышепомянутыми-де офицерами и солдаты, коих разбило на море и занесло на персидскую сторону и на трухменский кряж; по ведомостям, полковник фон дер Виден посылал капитана Сурмина, порутчика Зелейского да прапорщика Манцена с солдаты с осьмью десять человек на трех бусах и оные возвратились, и с ними в тое ж Красновоцкую крепость на брегантинах и других судах прибыли тех полков штаб- и обер-офицеров и солдат малое число, а именно: Коротояцкого полку майор Поярков, капитаны Еропкин, Растопчин, порутчики Слепцов, Давыдов, прапорщики Соловцов, Толстопятой да солдат четырех рот, а сколько человек также и Астраханского полку, что имяны офицеры и коликое число солдат же прибыло, того сказать не ведает. А о князе -де Черкасском слышно им было, что в том же 1717 году весною на святой неделе пошел он из Астрахани, взяв при себе драгунской шквадрон (Эскадрон) на то и казаков яицких и гребенских конных и несколько черкес горских; а сколько числом было человек, того не ведает, прямо степью в Хиву. И когда -де августа месяца в 29-м числе посланных от них и той крепости Астраханского и Коротояцкого полков солдат для вырывания вместо дров коренья травного, взяли набегом трухменцы в полон человек с тридцать и после взятия на другой день приехав к ним к крепости конные-де Туркменцы, в том числе и мурза Бутузбек, сказали, что его, князя Черкасского, и при нем будучее войско хивинцы побили, а достальных всех разобрали по рукам, и, объявля оное, от крепости отъехал и стал в виду и учали збиратца малолюдством и после того Бутузбекова отъезду, спустя дней с пять или шесть, к ним же приезжал к крепости водою трухменской же Ард-мурза (Так в документе), разсказал, которой князю Черкасскому был довольно знаем, понеже об нем Розсланбеке (Арслан-бек), от него, князя, полковнику фон дер Видену был словесный приказ, ежели от него, князя, будут присылатца письма татарским письмом, и чтоб оные он, полковник, отсылал к нему, Розслан-беку, не удерживая, и тот де Розсланбек, бутто сожалея ево, князя, объявил полковнику ж фон дер Видену и протчим штаб-офицерам вышеписанные ж ведомости, что ево, князя, с при нем будучее войско хивинцы побили, а достальных побрали в полон всех без остатку. Он же -де, Розсланбек, сказал, что их в той крепости хотят доставать уже, и для того вышепомянутой Бутузбек водою в близости стоят и собираетца, и чтоб они от того имели осторожность, и, сказав им, отъехал водяным же путем. И ... (Слово неразборчиво) ведомостям от тех неприятельских людей имели они в той крепости денно и нощно непрестанную крепкую осторожность, и для того за недостатком фитиля полковые солдацкие палатки к пушкам и к гранадерам собирая с рот вместо фитиля жгли, а сколько пожжено, того заподлинно сказать не ведает. И по отъезде -де вышеписанного мурзы Розсланбека, спустя с неделю, к той крепости приступали малолюдством с огненным и лучным ружьем в ночи до свету часа за два или за три человек з двое тысячи сухим путем и морем на лодках той же трухменской орды татары, а имянно, текейи-юмутцы, огружинцы (Огурджали), куклуяны (Гоклены), юмутцы (Емуты), в том числе и помянутого Розсланбека улус татары балханцы, а сам -де он, Розсланбек, во время того нападения был ли, того неведомо И те -де татары ворвались было в крепость, а он -де [43] Исингилдеев, в то число стоял с гренадерскою ротою на пикете и чинил отпор и тех татар ис крепости вон выбили и многих побили до смерти и ранили и главного их приводца, а имянно: текей-юмутцкого мурзы или владельца брата родного в той крепости закололи до смерти, для которого ис тех же татар, в том числе и помянутой Розсланбек, приезжая к ним к крепости, спрашивали дни по три, что он жив -ли, чтоб отдать на размену, и тем -де татарам какой ответ от полковника фон-дер-Видена учинен, того не ведает. А после -де того нападения те татары в близости ж от крепости их стояли еще с неделю и пошли в свои улусы, и по отступлении оных, а имянно октября 30-го числа, полковник фон дер Виден с штаб- и с обер-офицеры учинили военной консилиум, что в той крепости з достальными солдатами за вышеупомянутою крайнею нуждою дров и за умалением здоровых людей жить там невозможно, о чем, советуя, и подписались все, что оставя то место, идтить в Астрахань, дабы и последних людей не утратить и ружья и омуниции не отдать неприятелю, понеже-де означенная крепость начата делать и делана хуже песка, из морской ракушки, которую в насыпи валу без дерева и фашин или без дерну удержать было и на защищение людемью насыпать вал высотою в настоящую меру невозможно, потому что лесу и дерну и камышу и травы, кроме помянутой ракушки, на той косе много, к городовому делу способного нет, по которому совету оставя тое крепость, пошли они в Астрахань морем же на шняве и на бусах октября 3-го числа. И в том пути было им свободного ходу только одна ночь, а потом за противною погодою и штурмом разнесло их всех врознь и их -де с полковником фон дер Виденом на бусе носило шесть недель и принесло тое бусу до Астраханского полку подполковника Кушнякова, на бусе ж и командированную с артиллериею бусу ж да отправленной к ним из Астрахани в помянутую крепость с провиантом шкоут на персидскую сторону к устью реки Куры, и на том острове они зимовали, а протчие суды, которые тою ж погодою разнесло и об оных они были сведомы, потому ж зимовали на персидском же кряже в разных местах, и с помянутого -де острова в Астрахань отправились они морем же на первой неделе великого поста и прибыли апреля в 3-й день, а другие в разных числах сего 1718 г., а достальные две бусы, на которых были полку ж их Коротояцкого офицеры, вышеупомянутые майор Поярков, капитаны Еропкин, Давыдов, Сурмин, попутчики Грызлов, Зеленский, Четвериков, прапорщики Тынков, Толстопятой, да унтер-офицеров и рядовых мушкетеров и неслужащих сто восмездесят два, а с офицерами сто девяносто один человек. По отъезде его, Исингилдеева, из Астрахани с моря еще не прибыли и известия об них, также и где зимовали, никакова им не было, а как-де князь Черкасской из Астрахани в Хиву отправился и в марше ево с войски, какой бы ему до Хивы тракт и по несчастию от хивинцев, в которых -урочищах он разобран и побиты, и бои какие с ними хивинцы и с другими ордами у него были ль, о том он ни о чем не сведом, для того, что -де, от него, князя Черкасского, в вышеозначенную Красноводскую крепость известия и выходцов к ним, кроме того, что уведомились от вышеобъявленных трухменцев, никого не было. А в ведении и в табели полковника фон дер Видена написано: в вышеписанной Коротояцкой полк состоял 1293 человека, из того числа выбыло: с князем Черкасским взято в Хивинский поход:... (Далее приводится перечень офицеров и солдат, состоявших в этом полку и указывается, что из общего числа (1293 чел) погибло 999 чел, а возвратились тишь 294 человека).

Центральный Государственный Архив ВМФ, ф 233, д 170, лл 37-40 об Отпуск

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор