Кунград

На сайте:

История › Век XX › История Хивинской революции и Хорезмской народной советской республики 1917-1924 гг.

История Хивинской революции и Хорезмской народной советской республики 1917-1924 гг.


ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА

И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. ЖДАНОВА

 

И. В. ПОГОРЕЛЬСКИЙ

 

ЛЕНИНГРАД

ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1984

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ........... 3

Часть первая. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ХИВИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1920 г.

Глава 1. Социально-экономическое развитие и общественно-политическая жизнь Хивинского ханства в начале XX в.. ... 19

Глава 2. Кризис колониально-хамского режима в Хиве в годы первой мировой империалистической войны и февральской буржуазно-демократической революции 1917 г....... 41

Глава 3. Победа Великой Октябрьской Социалистической революции. Углубление и развитие революционного движения в Хивинском ханстве в 1918—1919 гг. .......74

Часть вторая. ПОБЕДА НАРОДНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ХИВЕ. ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ХОРЕЗМСКОЙ НАРОДНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ (1920—1924 гг.)

Глава 1. Разгром контрреволюционных сил в Хиве. Принятие первой конституции Хорезмской народной советской республики .. 96

Глава 2. Революционно-демократические преобразования в Хорезме в 1920—1921 гг. Экономические и политические связи Хорезмской советской республики с РСФСР......119

Глава 3. Успехи государственного, экономического и культурного строительства в Хорезме в 1922—1923 гг. Провозглашение Хорезмской советской социалистической республики ... 152

Глава 4. Упрочение и развитие Хорезмской советской социалистической республики в 1924 г. Национально-государственное размежевание народов Хорезма ........ 188

Заключение.............225

ВВЕДЕНИЕ

 

Истории хивинской революции и Хорезмской народной советской республики посвящена обширная литература, она стала темой многочисленных исследований историков и юристов. Такой повышенный интерес к этой, казалось бы, весьма ограниченной и внешне локальной теме не случаен.

Полная драматических событий история почти неизвестного исследователям вассального, феодально-деспотического Хивинского ханства предреволюционных лет, специфика социально-экономических отношений, причудливое переплетение в ханстве классовых и национальных интересов в борьбе после победы Великой Октябрьской социалистической революции в центре страны и Туркестане, своеобразие хивинской революции 1920 г. и показательный ввиду многообразия форм и методов революционно-демократических и социалистических преобразований период превращения Хорезмской народной советской республики в республику социалистическую — все это не могло не привлечь к себе внимание исследователей.

В изучении истории хивинской революции и Хорезмской народной советской республики можно выделить два периода. Первый — до середины 50-х годов, эта тема рассматривалась авторами преимущественно как составная часть общей большой темы о победе Великой Октябрьской социалистической революции по стране в целом и в особенности на территории Средней Азии.

Опираясь на указание В. И. Ленина о том, что «социальная революция не может произойти иначе, как в виде эпохи, соединяющей гражданскую войну пролетариата с буржуазией в передовых странах и целый ряд демократических и революционных, в том числе национально-освободительных, движений в неразвитых, отсталых и угнетенных нациях»,1 историки [5] хивинской революции и Хорезмской народной советской республики главное внимание сосредоточивали на политических событиях. В этот период было изучено влияние победы Октябрьской революции на углубление и развертывание революционного движения в ханстве, определены характер и особенности хивинской революции 1920 г., разоблачена непоследовательная, а затем, в ходе революции, предательская позиция буржуазно-националистической партии младохивинцев, показана бескорыстная помощь хивинскому народу со стороны Красной Армии в осуществлении революции и со стороны РСФСР в целом в упрочении завоеваний революции, в осуществлении революционно-демократических и социалистических преобразований. В современных условиях краха колониальной системы империализма и появления стран социалистической ориентации, находившихся ранее в колониальном и полуколониальном положении, тема, связанная с историей перехода Хорезма от феодально-патриархальных отношений к социализму, минуя капитализм, получила как бы свое второе рождение и потребовала дальнейшей, более глубокой разработки.

Победа народно-демократических революций в советской форме сначала в Хивинском ханстве, а затем и в Бухаре, впервые в истории привела к созданию суверенных, многонациональных народно-советских республик, совершивших при бескорыстной помощи русского и других народов Советской России переход к социализму. Обобщение опыта развития этих республик по некапиталистическому пути к социализму имеет важное теоретическое и практическое значение для всех развивающихся стран, завоевавших политическую независимость, выбравших или выбирающих путь некапиталистического развития. В докладе «О состоянии исторической науки и мерах улучшения подготовки научно-педагогических кадров» секретарь ЦК КПСС акад. Б. Н. Пономарев еще в 1962 г. обратил внимание советских историков на необходимость глубокого изучения и обобщения опыта развития Хорезмской и Бухарской народных советских республик. Для того чтобы этот опыт действительно мог стать достоянием освободившихся от колониализма народов, «его надо показать во всей конкретности, должен быть виден не только конечный результат, но и реальный ход этого процесса».2

Успехи в развитии советской исторической науки, достигнутые за последние полтора десятилетия, глубокое творческое овладение ленинским теоретическим наследием, выявление, систематизация и научное описание новых документов в многочисленных центральных и местных архивах, наконец, обобщение опыта некапиталистического развития к социализму отдельных стран и народов и достаточно полная теоретическая разработка

связанных с этим опытом проблем позволяют советским историкам по-новому подойти к исследованию ряда тем, и в том числе истории хивинской революции и Хорезмской народной советской республики.

Для того чтобы показать сложный, подчас противоречивый, связанный не только с несомненными успехами, но и с рядом серьезных ошибок процесс перехода Хорезма к социализму, опираясь на все предшествующие достижения советских историков в изучении данной темы, необходимо:

— общие вопросы марксистско-ленинской теории о возможности и условиях некапиталистического пути развития к социализму ранее отсталых стран и народов связать с конкретно-исторической характеристикой социально-экономического развития Средней Азии, и в частности Хивинского ханства в предреволюционные годы и в послеоктябрьский период;

— в сводном историографическом и источниковедческом обзоре, учитывающем не только исследования историков, но и значительную юридическую литературу, определить уже решенные вопросы темы, изученные и введенные в научный оборот документы, сконцентрировать внимание на выявлении и углубленном изучении новых аспектов проблемы, исследовании внутренних процессов некапиталистического развития Хорезма;

— комплексно проанализировать особенности социально-экономического и политического строя Хивинского ханства в первые десятилетия XX в., предпосылки и характер хивинской революции 1920 г., направление и методы осуществления революционно-демократических преобразований в Хорезмской народной советской республике, помощь со стороны РСФСР, провозглашение Хорезма социалистической республикой.

В. И. Ленин, указывая на необходимость использования коммунистическими партиями всех стран основных принципов коммунизма, а под основными принципами он понимал Советскую власть и диктатуру пролетариата, вовсе не требовал уничтожения национальных различий. Наоборот, В. И. Ленин предлагал «исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи...».3

В этом отношении большой теоретический и практический интерес представляет исследование некапиталистического пути развития к социализму Хорезмской народной советской республики.

Значительный шаг вперед в области исследования как общетеоретических вопросов некапиталистического пути развития к социализму применительно к Хорезмской и Бухарской [6] народно-советским республикам, так и практического осуществления этой задачи был сделан в 60—70-х годах.

К настоящему времени появился ряд историографических исследований по истории Хивинской революции и Хорезмской народной советской республики, в частности, краткий, но обстоятельный обзор литературы, составленный Л. М. Ландой в 1970 г.4 Из исследований, появившихся после 1970 г., следует выделить некоторые наиболее важные издания.

К началу 60-х годов и в 70-е годы по общим вопросам теории некапиталистического пути развития к социализму кроме работ М. Джунусова и ряда других авторов появились новые исследования. Большой интерес представляет дискуссия по проблемам некапиталистического пути развития, развернувшаяся на страницах журнала «Вопросы истории КПСС» в 1964— 1965 гг. Специально посвящены некапиталистическому пути развития работы М. А. Ахмедовой. Одна ее книга — «Опыт перехода республик Советского Востока на путь социализма и его особенности» — непосредственно связана с Хорезмом, Бухарой и Автономной Туркестанской Социалистической Советской Республикой. Другая работа — «Некапиталистический путь. Некоторые проблемы теории и практики» — носит более обобщенный характер, но в ней есть специальная глава, посвященная Туркестанской АССР, Бухаре и Хорезму.5 Работа М. А. Ахмедовой — безусловно новый шаг в исследовании марксистско-ленинской теории о возможности некапиталистического пути развития ранее отсталых народов.

При всех достоинствах указанной монографии следует заметить, что в ней нет анализа практического опыта и особенностей некапиталистического пути развития к социализму Бухары и Хорезма. Для этого помимо обобщающих трудов требуются исследования и по конкретным проблемам.

К числу таких исследований надо отнести работы Г. М. Билялова, И. А. Алимова, М. Н. Мамаджанова.6 Книга Г. М. Билялова «Из истории культуры и просвещения в ХНСР. 1920— 1924 гг.» показывает первые, подготовительные шаги к свершению культурной революции в Хорезме.

Исследование И. А. Алимова дает достаточно полное представление о ходе решения одного из самых актуальных [7] вопросов — аграрного вопроса в Бухаре и Хорезме после 1920 г. К числу весьма актуальных работ относится книга М. Н. Мамаджанова. В этот труд вошли обобщения и различные вопросы социально-экономического развития ХНСР, затрагивавшиеся в работах других авторов.

В заключение характеристики работ, относящихся к истории ХНСР, выпущенных в последние годы, следует упомянуть еще о двух исследованиях, заслуживающих внимания. Прежде всего речь идет о монографии Нуритдина Ходжаевича Каландарова.7 Потребность в дальнейшей углубленной разработке истории ХКП назрела давно. Ценность монографии Каландарова состоит в том, что в ней наряду с некоторым уточнением событий впервые в научный оборот введены архивные документы из фондов Политбюро ЦК РКП (б), Коминтерна и Коммунистического Интернационала Молодежи, ранее не использовавшиеся исследователями.

Одним из последних является историографическое исследование Ф. X. Касымова. Книга представляет собой обобщение всего написанного по данной проблеме, автором сопоставляются различные точки зрения, выдвигается собственная концепция, высказываются пожелания по поводу дальнейшей углубленной разработки отдельных проблем. В указанной монографии обзор литературы заканчивается первой половиной 50-х годов. В 1980 г. вышла вторая монография Ф. X. Касымова, также посвященная советской историографии некапиталистического пути развития народов Средней Азии к социализму. В этой монографии обзор литературы по теме доведен до конца 70-х годов.8

В 1976 г. вышел сборник документов «История Хорезмской народной советской республики», содержащий материалы, извлеченные из союзных, республиканских и областных архивохранилищ Узбекской и Туркменской ССР и периодики тех лет.

Героической борьбе трудящихся Средней Азии с басмачами посвящена монография А. И. Зевелева, Ю. А. Полякова и А. И. Чугунова.9 Авторы прослеживают этапы этой борьбы, вскрывают социально-политические корни басмачества, его антинародную сущность, показывают, что разгром басмаческих банд явился убедительной демонстрацией торжества ленинской национальной политики, способствовал дальнейшему укреплению дружбы народов Советского Союза. [8]

Некапиталистический путь развития отдельных, ранее отсталых стран и народов представляет собой составную часть единого процесса перехода к коммунизму. Изучение и обобщение опыта некапиталистического пути развития к социализму как в прошлом, так и в современных условиях немыслимы без творческого овладения марксистско-ленинским учением о социалистической революции, о необходимости соединения пролетарской революции в развитых странах с крестьянской революцией колониальных и полуколониальных народов.

Утопическим взглядам о возможности безболезненного и быстрого избавления трудящихся масс от страданий в условиях классового общества и перехода к коммунистическому строю К. Маркс и Ф. Энгельс противопоставили незыблемое учение о строго закономерной, последовательной смене общественно-экономических формаций. Указывая на последовательность смены общественно-экономических формаций как на закономерность всемирной истории, Маркс и Энгельс вовсе не считали обязательным прохождение всех стадий развития каждой отдельной страной. В. И. Ленин, имея в виду это марксистское положение, писал, что «при общей закономерности развития во всей всемирной истории нисколько не исключаются, а, напротив, предполагаются отдельные полосы развития, представляющие своеобразие либо формы, либо порядка этого развития».10

К. Маркс и Ф. Энгельс в условиях домонополистического капитализма еще не могли дать полной картины развития отдельных стран и народов, вставших на некапиталистический путь под влиянием победы социалистической революции в более развитых странах.11 Ф. Энгельс был уверен в том, что некапиталистический путь позволит вступившим на него народам значительно сократить процесс развития к социалистическому обществу. В послесловии к работе «О социальном вопросе в России» в 1894 г. он писал: «...не только возможно, но и несомненно, что после победы пролетариата и перехода средств производства в общее владение у западноевропейских народов те страны, которым только что довелось вступить на путь капиталистического производства и в которых уцелели еще родовые порядки или остатки таковых, могут использовать эти остатки общинного владения и соответствующие им народные обычаи как могучее средство для того, чтобы значительно сократить процесс своего развития к социалистическому обществу и избежать большей части тех страданий и той борьбы, через которые приходится прокладывать дорогу нам в Западной Европе. Но неизбежным условием для этого являются пример и активная поддержка пока еще капиталистического Запада».12 [9]

На рубеже XIX и XX вв. Россия являлась центром мирового революционного движения, и теперь судьба многочисленных народов, не прошедших стадии капиталистического развития, прежде входивших в состав Российской империи, зависела от того, как будет развиваться в ней революция.

К. Маркс и Ф. Энгельс, беспощадно разоблачая агрессивные захватнические планы русского царизма, никогда не отождествляли понятия Россия, русский народ и российское самодержавие. Особенно отчетливо роль России по отношению к Востоку Ф. Энгельс определил в письме к К. Марксу от 23 мая 1851 г. «...Россия, — писал он, — действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку». Далее отметив низкие, отвратительные черты русского царизма, Ф. Энгельс, продолжая свою мысль, указывал: «...господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар...»13

Не идеализируя самого факта феодально-колониального подчинения Средней Азии и учитывая, что в ряде случаев присоединение происходило при помощи войск, советские авторы отмечают три следующих фактора, характеризующие прогрессивные последствия присоединения народов Средней Азии и Казахстана к России:

во-первых, с точки зрения внутреннего развития присоединение народов Средней Азии и Казахстана способствовало ликвидации феодальной раздробленности, вело к разрушению феодально-патриархальных и развитию капиталистических отношений;

во-вторых, присоединившись к России, народы Средней Азии и Казахстана приобщились к более высокой русской, и в особенности русской революционно-демократической, культуре, приобрели себе союзника в лице передового пролетариата, что способствовало успеху национально-освободительного движения, позволило ему соединиться в единый поток с революционной борьбой российского пролетариата и крестьянства;

в-третьих, присоединение к России ликвидировало угрозу втягивания народов Средней Азии и Казахстана в сферу влияния империалистических государств, что было бы крайне тяжелым для них.

В. И. Ленин, как и в свое время К. Маркс, видел, что русскому капитализму в Средней Азии, как и английскому в Индии, предстояло выполнить «двоякую миссию»: разрушительную и созидательную, т. е. разрушить феодальное общество и заложить основы более прогрессивных по сравнению с ним буржуазных производственных отношений. В. И. Ленин признание прогрессивной роли капитализма в этом отношении считал вполне совместимым «с полным признанием отрицательных [10] и мрачных сторон капитализма»,14 но в конечном счете коренное изменение в положении трудящихся Туркестана и развитии экономики края В. И. Ленин связывал с победой социалистической революции в самой России и на ее окраинах. В. И. Ленин не упускал из вида и такие маленькие, но весьма специфические государственные объединения, как Хива и Бухара. Называя Туркестан колонией «чистейшего типа»,15 В. И. Ленин не видел существенного отличия от него положения Хивы и Бухары. Он говорил: «...у России есть Хива и Бухара, это тоже нечто вроде колоний...»16 Обосновывая перспективы свершившейся революции и противопоставляя грабительской колониальной политике Временного правительства национальную политику партии на VII (Апрельской) конференции РСДРП (б), В. И. Ленин заявил: «Мы совершенно не хотим, чтобы хивинский мужик жил под хивинским ханом. Развитием нашей революции мы будем влиять на угнетенные массы».17

После победы Великой Октябрьской социалистической революции в обращении II Всероссийского съезда Советов «Рабочим, солдатам и крестьянам!», «Декларации прав народов России», в специальном воззвании «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» Советское правительство торжественно провозгласило равенство и суверенность народов России, их право на свободное самоопределение и образование самостоятельных государств.

Однако не все народы Средней Азии смогли воспользоваться предоставленными им Советской властью правами. Хива и Бухара хотя и стали суверенными государствами, по-прежнему оставались феодальными восточными деспотиями, превратившись в очаги контрреволюции.

Наряду с необходимостью неотложного решения задач государственного, партийного и хозяйственного строительства, возникших в связи с победой Октябрьской революции, перед Коммунистической партией и Советским правительством встала задача практического перехода к социализму народов ранее отсталых окраин.

Под руководством В. И. Ленина ЦК партии и Советское правительство по крупицам собирали опыт первых шагов социалистического строительства на окраинах страны, обобщали и распространяли этот опыт. Большую работу в этом направлении проделал Народный комиссариат по делам национальностей путем создания внутри своего аппарата национальных комиссариатов.

Выработке общих принципов, практических мер партийного, [11] государственного, хозяйственного и культурного строительства в национальных республиках и областях содействовали периодические совещания ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей. Такую же роль сыграл первый съезд народов Востока, проходивший под руководством Исполкома Коминтерна и ЦК РКП (б) в Баку, в сентябре 1920 г.

В. И. Ленин внимательно следил за событиями на Востоке и особенно за ходом социалистического строительства на территории советских восточных окраин. В послеоктябрьский период В. И. Ленин не только уточнил и конкретизировал свои взгляды на возможность и условия некапиталистического развития к социализму, но и определил практические меры решения этой задачи, воплотившиеся в решениях X и XII съездов РКП (б) и образовании СССР.

Предварительными условиями некапиталистического развития являются приобретение трудящимися массами собственного политического опыта, осуществление классовой дифференциации населения и преодоление сопротивления эксплуататорских элементов. В решении этих задач В. И. Ленин призывал к максимальной осторожности и терпению.

В. И. Ленин не жалел времени на то, чтобы вооружать молодые коммунистические организации Востока опытом работы в совершенно новых условиях, непохожих на деятельность коммунистов в центре страны.

На II съезде коммунистических организаций народов Востока, в ноябре 1919 г., В. И. Ленин, подчеркнув, что русские большевики взяли на себя необычайно трудную, но и необычайно благодарную задачу создания новых путей революции, говорил, что представителям трудящихся масс Востока предстоит новая великая задача. «Здесь перед вами стоит задача,— указывал В. И. Ленин, — которая не стояла раньше перед коммунистами всего мира: опираясь на общекоммунистическую теорию и практику, вам нужно, применяясь к своеобразным условиям, которых нет в европейских странах, суметь применить эту теорию и практику к условиям, когда главной массой является крестьянство, когда нужно решать задачу борьбы не против капитала, а против средневековых остатков».18

Указав, что решения практических задач перехода от добуржуазных отношений к социализму нельзя найти «ни в одной коммунистической книжке»,19 В. И. Ленин возлагал большие надежды на постановку и решение этих задач на основе самостоятельного опыта.

Главную задачу коммунистических организаций Востока [12] В. И. Ленин видел в привлечении на их сторону трудящихся и эксплуатируемых масс.

Несколькими неделями ранее, в связи с отправкой в Туркестан специальной комиссии ВЦИК и СНК РСФСР, В. И. Ленин обратился с письмом к «Товарищам коммунистам Туркестана», в котором подчеркнул, что «установление правильных отношений с народами Туркестана имеет теперь для Российской Социалистической Федеративной Советской Республики значение, без преувеличения можно сказать, гигантское, всемирно-историческое. Для всей Азии и для всех колоний мира, для тысяч и миллионов людей будет иметь практическое значение отношение Советской рабоче-крестьянской республики к слабым, доныне угнетавшимся народам».20

Дальнейшее углубленное развитие ленинские идеи некапиталистического развития получили на II Конгрессе Коминтерна. К этому времени был не только накоплен, но и в значительной мере обобщен опыт работы партийных организаций в восточных районах страны.

В докладе Комиссии по национальному и колониальному вопросам В. И. Ленин, ссылаясь на опыт практической работы русских коммунистов в Туркестане, бывшей колонии царизма, говорил, что «крестьяне, находящиеся в полуфеодальной зависимости, отлично могут усвоить идею советской организации и осуществить ее на деле».21

Указав, что идея советской организации проста и может быть применима не только к пролетарским, но и к крестьянским феодальным и полуфеодальным отношениям, В. И. Ленин говорил об этом как об очень интересной и важной области практической работы.

Рассказав об оживленных дебатах в комиссии при обсуждении тезисов по национальному и колониальному вопросам, В. И. Ленин сделал вывод о том, что «с помощью пролетариата передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития — к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития».22

Гениальный ленинский вывод и принятые на II Конгрессе Коминтерна решения стали боевым знаменем для коммунистических организаций Востока в мобилизации масс для борьбы против колониализма, а в освободившихся странах — для строительства социализма.

На II Конгрессе Коминтерна В. И. Ленин, ссылаясь на незначительность имеющегося опыта, еще не мог указать заранее, какие средства помощи требуются отсталым странам от победившей диктатуры рабочего класса. В этом отношении [13] В. И. Ленин возлагал большие надежды на практический опыт в деле национального строительства, он был уверен в необходимости во всех колониях и отсталых странах образовать самостоятельные кадры борцов, партийные организации.

Особенностью этих партийных организаций являлось то, что они возникали в странах с преимущественно крестьянским населением и пополнялись главным образом за счет крестьян, мелких ремесленников и демократической интеллигенции. В условиях нашей страны первоначально это были национальные секции в составе РКП (б), преобразовавшиеся впоследствии в коммунистические партии советских республик. Правда, и здесь были свои особенности. Например, Бухарская коммунистическая партия, возникшая в 1918 г., и Хорезмская коммунистическая партия, созданная в 1920 г., являлись секциями Коминтерна и до 1922 г. не входили в состав РКП (б).

В. И. Ленин настойчиво требовал от коммунистов национальных окраин строгого учета и контроля за работой в специфических местных условиях, в отличие от положения в условиях РСФСР. Одним из примеров подобных требований является письмо В. И. Ленина «Товарищам коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана, Горской республики» от 14 апреля 1921 г.

Отметив благоприятное положение советских республик Кавказа, возникшее вследствие политической и военной поддержки со стороны РСФСР, и то, что эти республики еще более крестьянские, чем Россия, В. И. Ленин потребовал от коммунистов иной тактики. «Больше мягкости, осторожности, уступчивости по отношению к мелкой буржуазии, интеллигенции и особенно крестьянству», — писал он. Настаивая на более медленном, более осторожном, более систематическом переходе к социализму, В. И. Ленин учил коммунистов Кавказа «не копировать нашей тактики, а самостоятельно продумывать причины ее своеобразия, условия и итоги ее, применять у себя не букву, а дух, смысл, уроки опыта 1917—1921 годов».23

Специфический состав партийных организаций требовал не только тщательного отбора вступающих в партию, систематического очищения партийных рядов, но и особой заботы о марксистско-ленинской закалке кадров, что вызывало необходимость ускоренных темпов создания сети партийных учебных заведений как в виде советско-партийных школ на местах, так и таких, какими являлись Среднеазиатский коммунистический университет, Коммунистический университет трудящихся Востока в Москве.

Движение по некапиталистическому пути ранее отсталых стран и народов к социализму ставит перед молодыми коммунистическими партиями чрезвычайно сложные задачи, [14] решение которых может растягиваться на целый исторический период и может быть значительно сокращено в условиях непосредственной помощи со стороны государства победившей диктатуры пролетариата.

Некапиталистический путь развития включает в себя этап революционно-демократических преобразований. Для осуществления этого процесса огромное значение имеет ленинская теория перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, раскрывающая содержание первого и второго этапов революции.

Характеризуя отношения КПСС с освободившимися странами, на XXVI съезде партии отмечалось, что число стран с социалистической ориентацией, избравших путь социалистического развития, возросло. Эти страны находятся на различных уровнях развития, и их развитие по прогрессивному пути происходит неравномерно, «но основные направления сходные».24 Сходность путей развития «это — постепенная ликвидация позиций империалистических монополий, местной крупной буржуазии и феодалов, ограничение деятельности иностранного капитала. Это — обеспечение народному государству командных высот в экономике и переход к плановому развитию производительных сил, поощрение кооперативного движения в деревне. Это — повышение роли трудящихся масс в общественной жизни, постепенное укрепление государственного аппарата национальными кадрами, преданными народу. Это — антиимпериалистический характер внешней политики этих стран. В них крепнут революционные партии, выражающие интересы широких масс трудящихся».25

В 1964—1965 гг. на страницах журнала «Вопросы истории КПСС» развернулась широкая дискуссия по вопросам некапиталистического пути развития ранее отсталых народов к социализму. В редакционной статье журнала «Некоторые выводы из обсуждения вопросов некапиталистического пути развития», подводящей итоги дискуссии, указывается, что «социально-политическое существо перехода ранее отсталых народов к социализму, минуя капитализм, представляет собой своеобразную форму постепенного перерастания демократической революции в социалистическую, начинающегося при отсутствии экономических и социально-политических предпосылок социализма».26

Опыт КПСС по руководству процессом некапиталистического развития в нашей стране помогает проследить две основные формы перехода ранее отсталых народов к социализму. Часть народов нашей страны вступила на путь некапиталистического развития в условиях победившей социалистической революции [15] в составе единого многонационального государства. Народы Бухары и Хорезма вступили на путь некапиталистического развития в результате победы не социалистической, а народно-демократической революции в советской форме под руководством коммунистов. Для перехода на некапиталистический путь развития требовалось решить две задачи — ломку феодальных отношений и ограничение капиталистических тенденций мелкотоварного хозяйства путем кооперирования. Однако в дальнейшем на пути некапиталистического развития возникают и значительные различия как в форме, так и в методах революционно-демократических и социалистических преобразований.

Народы, находящиеся в составе государства победившей диктатуры пролетариата, где пролетарская революция мимоходом смела феодальные отношения, борясь за ограничение капиталистических тенденций мелкотоварного хозяйства, имеют дело только с крестьянством и ремесленниками, одновременно с успехом ведут политику ограничения и вытеснения капиталистических элементов в лице кулачества. Эти народы могут сразу же приступить к созданию социалистического уклада, начать осуществление культурной революции, по мере возможностей взяться за решение такой производственно-технической проблемы, как замена мелкой кустарной и ремесленной промышленности машинной индустрией.

Другая группа народов после победы народно-демократической революции прежде чем приступить непосредственно к социалистическому строительству, должна пройти особый революционно-демократический этап развития. На этом этапе ликвидируются феодальные отношения и зависимость от иностранного капитала, создаются и укрепляются государственный и кооперативный секторы, обеспечивается общий подъем культуры и просвещения, происходит демократизация политической жизни. Длительность революционно-демократического этапа зависит как от уровня развития данной страны, так и от характера и размера помощи со стороны социалистического государства.

Формы государственной помощи со стороны более развитых советских республик ранее отсталым народам, вступившим на путь строительства новой жизни, весьма разнообразны. Как и предвидел В. И. Ленин, необходимые для этого средства подсказал практический опыт. Центральный Комитет РКП (б) и правительство Российской Федерации оказывали всем национальным республикам и областям всестороннюю организационную, материальную и финансовую помощь, осуществляли политическое руководство жизнью национальных окраин.

На X съезде РКП (б) была определена задача ликвидация фактического неравенства ранее отсталых народов. В резолюции съезда «Об очередных задачах партии в национальном вопросе» указывалось: «...советский строй обеспечивает [16] трудящимся ранее угнетенных национальностей постепенное и безболезненное развитие к коммунизму и дает им возможность в своей борьбе против пережитков национального гнета и неравенства и собственных эксплуататорских верхов опереться на революционный опыт и организованную силу пролетариата передовых стран».27 Это означало: развитие и укрепление советской государственности на местах, создание действующих на родном языке суда, администрации, органов хозяйства, органов власти, создание культурно-просветительных учреждений и школ на родном языке.

В материалах X съезда РКП (б) подчеркивалось, что уничтожение фактического национального неравенства — длительный процесс, так как оно до сих пор покоилось на исторически сложившемся экономическом неравенстве.

Утверждение советского строя явилось основным условием успешного развития по некапиталистическому пути к социализму ранее отсталых народов социалистического многонационального государства, объединившегося на федеративных началах. Существенные отличия в этом отношении наблюдаются в государственном устройстве тех народов, которые вступают на некапиталистический путь, сохраняя или образуя самостоятельные государства. В этом случае на первом революционно-демократическом этапе здесь диктатура пролетариата установиться не может и возникает демократическое государство переходного типа. Социальной основой такого государства является широкий антифеодальный и антиимпериалистический блоки всех прогрессивных слоев общества: крестьянства, городских ремесленников, немногочисленных рабочих, национальной буржуазии. «Опыт Хорезма и Бухары, — говорится в редакционной статье журнала „Вопросы истории КПСС", — показывает, что демократические государства переходного типа имеют тенденцию развиваться в направлении революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства по мере роста и усиления пролетариата и повышения уровня сознания крестьянских масс».28

Автор предлагаемой вниманию читателей монографии, учитывая наличие значительной историографической литературы по теме, не анализирует исследований, касающихся истории хивинской революции и Хорезмской народной советской республики. В такой же мере это замечание относится к зарубежной литературе буржуазных авторов, грубо фальсифицирующих действительный ход событий в Хорезме.

Прямых указаний на историю хивинской революции и Хорезмской народной советской республики сравнительно [17] немного, что же касается критики буржуазной фальсификации по истории Средней Азии, содержащейся в работах советских авторов, то она получила достаточно полное освещение в монографии Ф. X. Касымова.29 Специальный раздел в этой книге — «Борьба советских историков против буржуазной фальсификации строительства социализма в республиках Средней Азии» — охватывает главные направления измышлений буржуазных авторов. Упомянем лишь книгу американского автора Сеймура Беккера,30 стажировавшегося в Московском государственном университете. Его книга охватывает период с 1865 по 1924 г. По мнению автора, за это время якобы в положении Бухары и Хивы никаких изменений не произошло.

Опубликовано много сборников документов по истории Октябрьской революции и гражданской войны в Средней Азии в целом, но в них материалы о Хорезме представлены лишь частично.

Более благополучно обстоит дело с публикацией по этой теме различного рода воспоминаний и мемуаров. В большинстве работ по Хорезму широко используются материалы периодической печати тех лет.31

Основными источниками по истории хивинской революции и Хорезмской НСР для всех исследователей по-прежнему остаются неопубликованные архивные документы, хранящиеся в многочисленных центральных и местных архивах.

Основополагающими для исследования и оценки событий, связанных с историей хивинской революции и Хорезмской НСР, являются произведения В. И. Ленина и ленинские документы.

Кроме специального и источниковедческого анализа, опубликованных документов и материалов периодической печати следует перечислить основные архивы, давшие наибольшее количество документов для монографии. В число этих архивов входят: Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ЦПА ИМЛ); Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР СССР) Центральный государственный архив Советской Армии (ЦГАСА); Центральный государственный архив Узбекской ССР (ЦГА УзССР); Партийный архив Института истории партии при ЦК КП УзССР (ПА УзФИМЛ); Партийный архив Института истории партии ФИМЛ при ЦК КП Туркмении (ПА ФИМЛ ТССР).

В исторической литературе раннего периода общеупотребительным являлось обозначение «хивинская революция», позже [18] появляется выражение «хорезмская революция». Автор монографии склоняется к старому наименованию, так как обозначение «Хорезмская республика» появилось только в апреле 1920 г. Другой специфической трудностью изложения темы является различие в транскрипции отдельных слов у туркменских и узбекских авторов. В данной монографии автор использует транскрипцию общепринятую в узбекской исторической литературе.

1 Л е н и н В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 112.

2 Коммунист, 1963, № 1, с. 22.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 77.

4 Ланда Л. М. Некоторые аспекты хорезмской революции 1920 г. в советской историографии. — В кн.: Общественные науки в Узбекистане, №2. Ташкент, 1970.

5 Ахмедова М. А. 1) Опыт перехода республик Советского Востока на путь социализма и его особенности. Ташкент, 1967; 2) Некапиталистический путь: Некоторые проблемы теории и практики. Ташкент, 1976.

6 Б и л я л о в Г. М. Из истории культуры и просвещения в ХНСР. 1920—1924 гг. Ташкент, 1966; Алимов И. А. Аграрные преобразования в НСР Хорезма и Бухары. Ташкент, 1970; М а м а д ж а н о в М. Н. Социально-экономические преобразования экономики Хорезмской народной советской республики. Ташкент, 1974.

7 Каландаров Н. X. Образование и деятельность Хорезмской коммунистической партии. 1920—1924 гг. Ташкент, 1975.

8 К а с ы м о в Ф. X. 1) Переход народов Средней Азии к социализму, минуя капитализм: Историографический очерк. Ташкент, 1979; 2) Минуя капитализм: Советская историография перехода народов Средней Азии к социализму. М., 1980.

9 Зевелев А. И., Поляков Ю. А., Чугун о в А. И. Басмачество: Возникновение, сущность, крах. М., 1981.

10 Л е н и н В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 379.

11 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 305.

12 Там же, т. 22, с. 445—446.

13 Там же, т. 27, с. 241.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 3, с. 597.

15 Там же, т. 30, с. 35.

16 Там же, т. 32, с. 274.

17 Там же, т. 31, с. 437.

18 Там же, т. 39, с. 329.

19 Там же, с. 330.

20 Там же, с. 304.

21 Там же, т. 41, с. 244.

22 Там же, с. 246.

23 Там же, т. 43, с. 198—200.

24 Материалы XXVI съезда КПСС. М, 1981, с. 12.

25 Там же.

26 Вопросы истории КПСС, 1965, № 6, с. 57.

27 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1970, т. 2, с. 251.

28 Вопросы истории КПСС, 1965, № 6, с. 61.

29 К а с ы м о в Ф. X. Минуя капитализм: Советская историография перехода народов Средней Азии к социализму.

30 Becker S. Russia's protectorates in Central Asia Bukhara and Khiva 1865—1924. Cambr., Mass., 1968.

31 История Хорезмской народной советской республики (1920—1924 гг.). Сб. документов. Ташкент, 1976.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ>>>

Материал предоставлен автором журнала Антикварная англофобия
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор