Кунград

На сайте:

История › Век XX › Туркестан под властью Советов › Туркестан под властью Советов часть 2

Туркестан под властью Советов. К характеристике диктатуры пролетариата.


Мустафа Чокай-оглы.

ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ

Простор.1992.N9-10.C.101-112.

Архив: тайные страницы.

Другая реформа, по заданию своему одна из наиболее необходимых для Туркестана, в частности для Узбекистана,- открытие женского лица, тоже обратила внимание французских делегатов. Но и здесь они получили ложную информацию о характере принятых правительством мер. Французских делегатов уверили в "чрезвычайно умелом подходе" к этому вопросу. Но как раз в дни пребывания там французских делегатов местная пресса строго осуждала неумелый подход к этой деликатной реформе, требующей чрезвычайно тщательной подготовки, а не грубого административного нажима. Например, отдавался приказ: кто снимет и сожжет столько-то женских "чадр" ("чадра" - то, что покрывает женское лицо), тот получит такую-то награду. И хулиганье взялось за дело. Сдирали на улицах с лица женщин "чадру", собирали в кучи и сжигали. Ночью и этот "герой в борьбе за освобождение женщины Востока" и сама эта "освобожденная женщина" или ее ближайшие родственники оказывались убитыми... А ответственные "руководители революционного социалистического" Узбекистана приходили на митинги со своими "открытыми" женами, которые сейчас же по возвращении домой закрывались снова. Иногда "революционные вожди" обзаводились двумя категориями жен: "открытыми советскими,с которыми "революционно шагали" по улицам, и закрытыми "мусульманскими", которых прятали дома строже прежнего, чтобы как-нибудь не скомпрометировать своей "революционности". - Члены партии и комсомола, долженствующие явить пример, на словах много и громко кричали об открытии женщин, на деле же были против открытия. Жены ответственных работников снова надели "паранджу" (покрывало)... - Сейчас наступил период общего отхода, пишет "КЗЫЛ УЗВЕКИСТАН" (6.1.28 г). Мы стоим перед исчезновением достигнутых результатов... В Ташкенте 70% (семьдесят процентов!) открывших лица женщин снова закрылись чадрой...

Среди ответственных работников, поддерживавших противников открытия женщин, значится московский фаворит и бессменный председатель совнаркома Узбекистана и он же один из фигурантов-председателей ВЦИК СССР Файзулла-Ходжа ("Кзыл Узбекистан", 24.Х1.1927).

По этим двум ответственным "руководителям" советского Узбекистана - полуграмотному председателю ЦИК - Юлдашбаю Ахунбабаеву и противнику открытия женского лица председателю совнаркома из богатых торговцев Файзулла-Ходже французские коммунисты могли бы набросать себе приблизительный революционный портрет тех, в ком они увидели "строителей советского государства". По ним они могли бы иметь представление о революционных кадрах, на ком держатся "национальные республики Туркестана". Французские коммунисты поверили выданной им в Ташкенте справке, по которой выходило, что в Узбекистане и остальных "национальных республиках" Туркестана созданы подлинные и искренние кадры революционеров-интернационалистов. Но позвольте познакомить вас с этими "революционными кадрами". Некоторые справки из начального "героического периода Октября" в Туркестане. В не раз уже цитированной мною здесь книге Георгия Сафарова "КОЛОНИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ" (ОПЫТ ТУРКЕСТАНА) на стр. 109 мы читаем: - За лозунгом партии (большевистской), при отсутствии других партий, идут младосарты (узбеки), не имеющие по существу представления о нашей партии. Торговцы и переводчики были вольными и невольными протеже колонизаторов, которые, "не признавая нации", особенно свирепо обрушились на национальную интеллигенцию угнетенных народов. Именно они (колонизаторы) создали то положение, когда "при отсутствии других партий", вследстие невозможности иным образом выявить волю угнетенных масс к национальному самоопределению и даже просто отстоять свои интересы, все должны были стремиться в ряды коммунистической партии, которая при колонизаторском режиме превратилась в ... своего рода Ноев Ковчег, где было гораздо больше нечистых пар, чем чистых... Не забудьте, что на этой кииге стоит штемпель советского "Государственного Издательства". От зтого генеалогического корня пошли нынешние побеги, которые образуют партийные и правительствеиные верхи в "национальных республиках" Туркестана. Численный состав коммунистической партии следующий: В Узбекистане -- 15349членов партии и 11 293 кандидата. Итого,значит, в партийных рядах числится 26 642 чел. Цифра эта сообщена во время 3-го партийного съезда в Узбекистане в ноябре истекшего (1927) года. Какой процент принадлежит узбекской национальности, сказать точно не могу, но едва ли этот процент выше 30 – 35. По другому сообщению, сделанному двумя месяцами раньше ("ПРАВДА ВОСТОКА", номер от 9.9. 1927 г.), состав партийной организации (для всей сов. Средней Азии) исчисляется в 40 225, из коих 11545 приходилось на туземный аул и кишлак. И говорилось еще, что, неграмотных среди этих 11545 партийных числится 10 464. А через день, т. е. 11 сент., та же газета прибавляла: "какова грамотность остальных, неизвестно, многие из них плохо читают, еле-еле подписывают свою фамилию", Привожу один весьма характерный дохумент, свидетепьствующий о том, каким образом пополнялись "революционные кадры" Узбекской коммуиистической партии.

Ряд лиц с партийными билетами с 1918 года оказались вписанными в партию начальником милиции Якубджаном Юсуповым. - У Якубджана, говорится в этом документе, всегда в портфеле было ие менее 200 партийных билетов и он выдавал их всем, кто при перевыборах советов или партийного комитета голосовал за него... Билеты раздавались больше всего во временное пользование до окончания перевыборной кампании, а затем он отбирал их и раздавал другой группе населения... Партийные билеты подобного происхождевин были в ходу и в 1927 году. Такова "правящая" партия в самой развитой из "национальных республик Туркестана" - Узбекистаие. О партийных кадрах Туркменистана(7.908 чел.), Таджикистана (614 членов и 533 кандидата) и Киргизстана говорить не приходится. Их роль в государствеином строительстве неизмеримо ниже роли узбекских коммунистов. Говоря о роли в государствеином строительстве, я имею в виду, конечно, роль ответственных "строителей и созидателей" национального советского государства, имею в виду роль сознательного и ответственного руководства государственной жизнью. Но представляют ли собою туркестанские коммунисты, в общей своей массе, настоящих ревслюционеров, осознавших и внутренне принявших революционные идеи московского коммунизма? За исключением отдельных лиц, конечно, нет. Яснее всего это сказалось во время кампании за открытие женского лица. Я приводил выше свидетельство ташкентского "КЗЫЛ УЗБЕКИСТАНА" о том, что члены партии и комсомола и ответственные работиики отиеслись к этому вопросу именно как к приказу начальства, отнеслись, как "полицейские исполнители". Другой пример я возьму из области чистой "идеологии". В минувшем году названный "Кзыл УЗБЕКИСТАН",главный партийиый орган, имеющий общетуркестанское значение, самым серьезным образом ставил вопрос о том, "ПРОРОК ЛЕНИН ИЛИ НЕТ?" Приводились самые серьезные доводы со ссылками на... коранические толкования о пророках в пользу признания Ленина пророком. Были, конечно, и противники этого течения, Но то были противники не от революционного сознания или разума, а противники от революциоииой тактики. И они признавали за Лениным необыкновениый дар пророческого предвидения. "Ленин, действительно, пророк, писал один узбекский коммунист, но так как слово "пророк" ассоциируется с Иисусом, Магометом и др., то, по тактическим соображениям, лучше воздержаться от зтой "испорченной" клички ("КЗЫЛ УЗБЕКИСТАН",- 1927 г.).

Дискуссия зта длилась в продолжение нескольких месяцев, переходя в жаркие схватки между сторонами. Средне-Аз. Бюро ЦК ВКП молча следило за ходом прений. И только тогда, когда дискуссия была закрыта, не убедив в обратном сторонников провозглашения Ленина пророком, Ср.-Аз. бюро сочло нужным отметить в ряду неправильных постановок отдельных вопросов" о задачах советской критики (литературной) и этот вопрос: ПРОРОК ЛЕНИН ИЛИ НЕТ? А ведь "КЗЫЛ УЗБЕКИСТАНОМ" руководят лучшие революционные силы и самые ответственные вожди туркестанских коммунистов из местного населения. А Ср.-Аз. Бюро возглавляется отборными партийными силами по назначению самого ЦК ВКП. У меия нет уверенности в том, что если бы дискуссия зта окончилась всеобщим признаиием Ленина пороком в "кораническом" смысле этого понятия, Ср;Аз. Бюро сочло бы то "политически вредным", как не сочло оно, впрочем, "политически вредным" в свое время (в 1925 году) и признание Магомета на страницах зтого самого "КЗЫЛ УЗБЕКИСТАИА" "социальиым пророком", авторитет которого так пригодился большевикам-ленинистам при проведении земельной реформы в Туркестане. (см. выше) Есть, коиечно, разница между молчаливым признанием со стороны Ср.-Аз, Бюро Магомета "социальным пророком" и открытым признанием со стороны узбекских коммунистов пророком Ленина, Средне.-Аз. Бюро вынуждено бывает иногда, прикрыв свое антирелигиозное хулиганство,апеллировать к Магомету потому, что у этого Бюро нет подлинной революционной и национальной опоры в стране последователей пророка.

Коммунисты же из местного населения Средней Азии кричат о пророчестве Ленина по простому невежеству своему. Сообщая о распоряжении советских властей "поставить туземное население Ташкента на колени в годовщину смерти Ленина", автор заметки робко высказал мнение, что следующим этапом, логическим завершением подобных мероприятий будет... "признание Ленина пророком". И он оказался прав. И эту темноту "полицейских исполнителей" своих приказов московские большевики выдают за "свет" мировой социальной революции и за зарю "освобождения угнетенных народов". Теперь о советском Казахстане. Ташкентская железная дорога, по которой проезжали французские делегаты, проходит по малонаселенным местам сов. Казахстана. Столица этой автономной советской республики - КЗЫЛ-ОРДА (б. Перовск) является одним из самых печальных городов Туркестана. Настолько печальных, что даже малотребовательное правительство Казахстана решило бросить его и с осени этого года перенести свою резиденцию в АлмаАту (б. Верный). И вот достаточно было 7- минутной остановки поезда около часа ночи на печальнейшей станции КЗЫЛ-ОРДА, выслушать приветственную речь представителя "казахского пролетариата" и получить на - память альбом с видами, чтобы французские гости "убедились" в необычайных достижениях граждан советского Казахстана. Тут и счастливые условия жизни и труда, тут и все другие блага национальной политики сов. власти. И за всем этим - клятвенное обещание следовать пути сов. Казахстана и добиваться для французского пролетариата всего того, чем гордится казахский пролетариат в лице "героической коммунистической партии!" С этой "героической коммунистической партии" счастливого казахского пролетариата я и начну свой рассказ. На 6 491 138 душ населения, из коих сами казахи составляют приблизительно около 60%, мы имеем такой численный состав: перед Октябрьской революцией собственно казахского населения было свыше 6 (шести) миллионов душ. 19 420 членов и 11 644 кандидата. Следовательно, в рядах партии значится всего 31064 чел. По национальному составу казахов среди них всего 34,8% (см. статью "Казахстан к Х-летию Октября" в журнале "За Партию", N 3).

По сообщению отв. секретаря К-та партии Голощекина на ноябрьской конференции партии в КЗЫЛ-ОРДЕ, 58,9% всех партийцев казахов (6 465 чел) приходится на аул. И отзывается об этих 68,9% Голощекин следующим образом: - Аульные коммунисты еще не усвоили твердо партийной линии. Они еще не в состоянии выполнить партийные поручения" ("ЭНБЕКШИ КАЗАК" 23.Х1. 27). А о партийцах же казахских вообще тот же Голощекин говорит: - Большинство наших коммунистов безграмотно. Если бы они были элементарно грамотны и хоть немного грамотны политически, директивы партии выполнялись бы, сами они были бы свободны от влияния родовых пережитков. Но такого положения у нас нет… ("ЭНБ. КАЗАК", 21.Х1.27). Такова "героическая партия казахских коммунистов", революционная и государственная деятельность которой приводит в дикий восторг французских делегатов! Журнал "За партию" в самых счастливых выражениях описывает земельную политику советского правительства в Казахстане и то, сколько земли получила казахская беднота из рук советской власти. Я оставляю в стороне его "миллионы десятин", а обращусь к свидетельству Голощекина, докладывавшего партийной конференции Казахстана (ноябрь 1927 г.) следующее о результатах этой самой советской земельной реформы: - Хотя у нас и не было недостатка в проектах о сплошном землеустройстве (казахского населения), все же беднота никакой выгоды от этого не получила (речь Голощекина 7 ХI.1927, см. "ЭНБЕКШИ КАЗАК" от 21.ХI.27 г.). Ниже я скажу несколько слов о земельной политике советской власти вообще, и там будет видно настоящее лицо советской политики в отношении казахского населения. Теперь обращусь к цифрам г. Швера в журнале "ЗА ПАРТИЮ", долженствующим показать и доказать "великое достижение казахского народа в школьном деле". - Число казахских школ, пишет т. Швер, теперь стало 1 600 против прежних (до революции) 660... Затем прибавляет: "Процесс развития народного образования можно проследить и по росту денежных ассигнований на эту цель. Так, например, в прошлом бюджетном году на дело народного образования было отпущено 9 с половиной миллионов рублей; а в только что истекшем году - уже около 13 миллионов рублей. Я последую за этими цифрами. "Обращусь к "ЭНБЕКШИ КАЗАКУ". В номере от 14.6.27 этой газеты писалось: Казахских школ имеется около 1600, но из них число школ, имеющих помещение, еле-еле достигает 40... Комментарии излишни: 1600 на бумаге, а на деле "еле-еле достигает 40". Говоря о школьном бюджете, комиссар народного просвещения Казахстана Токтабай-оглы Карим приводил следующую не лишенную интереса справку: "В 1911 году в русско-киргизских школах на одного учащегося тратилось 17 рублей, а ныне в школах первой ступени (соответствует прежним русско-туземным школам) мы тратим 7 руб. 70 коп. т. е. менее почти в два с половиной раза. В русских школах первой ступени на одного учащегося тратится 16 рублей. На одного учащегося в средних уч. заведениях в 1913 году тратилось 180 руб. теперь - 22 р. 71 коп, и дальше: - В казахских аулах только полтора процента школ имеет помещение, а в русских поселках помещением обеспечено 28% школ. Наконец, последнюю справку о состоянии советских школ дает Голощекин в своем докладе VI партийной конференции (ноябрь 27 г.). Вот что читаем мы в его речи, напечатанной в номере от 22. ХI. 27 "ЭНБЕКШИ КАЗАКА": - На бумаге мы имеем большое количество школ в аулах, но в действительности никакой школы в аулах нет. Если аульные школы имеют помещения, то в этих помещениях нет скамеек, если есть скамейки, то нет учебников... Пусть читатели сами вынесут свое суждение "о великих достижениях казахского народа при советской власти". Последние цифры, на которых я хочу остановиться, это цифры, которыми автор статьи в 3 "ЗА ПАРТИЮ" хочет доказать, что "судьба казахских трудящихся находится у них в своих руках". В доказательство он приводит "немного статистики" в президиуме Казахского ЦИК из 21 члена казахов - 12; из 151 члена пленума ЦИКа казахов - 81; в совнаркоме из 16 членов казахов - 11; из председателей уездных исполкомов 19 казахов... И т. д. Но вот технический аппарат, который, при в большинстве малограмотных "руководителях" органов власти, играет решающую роль, имеет физиономию иную: в техническом аппарате уеэдов и губерний казахи составляют 20% и в краевых учреждениях 18%. В числе этих 20 и 13%% находятся такие "техники" как, например, кучера, сторожа, разносчики пакетов и т. п. Уже сказанного выше было достаточно для того, чтобы понять, что никакого советского строя, основанного на революционном сознании казахских масс, в Казахстане нет, что никакого марксизма ни в вашем, ни в моем даже понимании этого слова нет. Но я приведу к тому еще лишние доказательствр. Как раз на другой день после проезда французской делегации через Кзыл-Орду, т. е. 8 декабря 1927 г., "В Энбекши Казаке" была опубликована резолюция, принятая на VI партийной конференции по докладу Контрольной Комиссии. Из этой резолюции я приведу один только пункт (3-й), который гласит текстуально следующее: - Влияния марксизма в партии Казахстана) еще нет. Не изжиты еще колонизаторская психология у великороссов и национализм у казахов. И все остальные шесть пунктов этой неизвестной французским делегатам резолюции лишь подтверждают и подчеркивают "немарксистскую" сущность коммунистической партии Казахстана. Этого мало. Я приведу выдержку из речи Голощекина на этой же VI партийной конференции, из которой вы увидите нутро "советского социалистического" Казахстана. - Революционная волна не коснулась казахского аула. Старый быт, старые обычаи, как они были до революции, так и остались без изменения., речь Голощекина 17.ХI., см. "Энбекши Казак" от 21,ХI.27 г.). Ленинисты и марксисты, верите ли вы в народную, пролетарскую революцию без влияния этой революции на этот самый народ, на этот самый пролетариат? Марксисты-ленинисты, верите ли вы, что партия "без влияния марксизма", где "великодержавное колонизаторство" вызывает (и не может не вызвать) "местный национализм", что вот подобная партия может создать пролетарский строй? Допускаете ли вы ленинизм без марксизма? Верите ли вы в революцию без революционной массы при колонизаторской психологии одной (большей) и националистической психологии другой (меньшей) части диктаторствующей партии? Считаете ли вы и можно ли вообще считать такую партию революционной с какой бы то ни было точки зрения? Я приводил выше доказательства "революционного" издевательства московского агента Голощекина над "революционным" казахским народом и его высшими "революционными" органами управления. Я говорю об отмене одним Голощекиным, со ссылкой на отсутствие у казахов "вооруженной силы" постановления казахского ЦИК о недопустимости отчуждения земли у не обеспеченной землею казахской бедноты для 200 тыс. душ русских самовольных переселенцев. Чтобы быть в меру возможности объективным, я скажу несколько слов о "национализме" среди коммунистов-казахов. Все тот же Голощекин, имя которого мною упоминается здесь весьма часто, на партийной конференции рассказал следующее: - В одном беллетристическом рассказе на казахском языке я прочитал (Голощекин казахского языка не знает) следующее: "бытие определяет сознание". Раз это так, то при нашем, казахском отсталом быте не может быть места раэговорам о социалистическом строе и пролетарской идеологии... ("ЭНБЕКШИ КАЗАК", 21.ХI.27 г). Там же мы находим, в передаче Голощекина, такое рассуждение видного казахского коммуниста Исмаила Садвакасова о социализме среди казахов: - О социализме в применении к русской деревне еще, пожалуй, можно спорить. Но что касается социализма в условиях Казахстана, то об этом и не стоит говорить. Чтобы доказать, что Исмаил Садвакасов не исключение, я приведу свидетельство о нем Голощекина же: - Корни "садвакасовщины" прочны. Садвакасов - это не отдельные лица, от которых можно было бы избавиться путем их иpгнания (из партии). Садвакасовы имеются среди нас самих. Советские органы полным полны Садвакасовых. Садвакасов - это выражение темной националистической идеологии широких народных масс. И с этим надо считаться. Приведу еще одно свидетельство более общего характера. Оно касается "восприятия" казахами Октябрьской революции. Вот книжка на казахском языке - "Психология выбора профессии". Отпечатана она в Москве в типографии Совета Национальностей. Автор книги Юсупбек Аймаутов. Насколько мне известно, зто он перевел на казахский язык гимн "Интернационал".О достижении казахского народа говорит следующее: - Война, революция, грабежи, голод, национальная свобода, автономия, все это вещи, не снившиеся казах-киргизскому народу даже во сне, бросили (казах-киргизский народ) в объятия нищеты и бесконечных нужд... И об этом толковании и о таком восприятии социалистической революции говорилось с трибуны съезда работников политического просвещения в КЗЫЛ-ОРДЕ (см. "ЭНБЕКШИ КАЗАК" от 10.11.28 г.). О чем говорят эти три последних примера? Они говорят обо всем, что угодно, но только не о торжестве революционных начал, но только не о "социализме в Казахстане". Я нарочно привел примеры из различных источников: из беллетристики, из заявления ответственного коммуниста-казаха и из книги, претендующей на научное обоснование какой ни на есть идеологии. Сопоставьте все это с приведенным выше заявлением Голощекина о том, что "революционная волна не коснулась казахского аула", и перед вами подлинный облик советского Казахстана, приведшего в такой восторг делегатов французской коммунистической партии. Где источники такого "восприятия" казахами социалистической революции? Его нетрудно найти в великодержавном колонизаторстве гг. красных москвичей, в националистическом издевательстве над рабочими казахской национальности, в неслыханном глумлении представителя московского центра Голощекина над высшими "революционными" органами советского Казахстана... Мне остается сказать еще несколько слов о межнациональных отношениях в советском Казахстане. Выше сказанное не оставляет сомнения, о каком таком "братском" сожительстве народов может здесь идти речь. Если бы я взялся нарисовать картину межнациональных отношений по казахским газетам и отчетам съездов за весь истекший 1927 год, то получилось бы нечто невероятное, чему, пожалуй, и трудно было бы поверить: настолько мрачна эта картина! Я ограничусь поэтому самыми последними данными о межнациональных отношениях в Казахстане. И этого будет вполне достаточно. Предо мною новогодние номера "ЭНБЕКШИ КАЗАКА" от 1 и 3 января 1928 г. В них огромнейшие фельетоны под заглавием "Межнациональная рознь". И одна из этих статей начинается так: - Удивлйться не к чему. Существование межнациональной вражды у нас известно каждому. Это не новый вопрос, а вопрос старый, о котором говорится на всех наших сьездах и конференциях... И немногим дальше мы читаем: - Вот уже десять лет прошло, как произошла революция. И несмотря на эти десять лет революции, нельзя сказать, что остатки колонизаторской политики царизма исчезли. Они еще живут. Русские кулаки-колонизаторы, прямые и законные дети старой русской великодержавной политики, еще до сих пор обнаруживают свое верховенство в отношении казахов, узбеков и др. угнетенных народов... Среди казахов живы еще старые стихи и песни, сложенные в эпоху царской переселенческой политики. В народе еще живут поговорки вреде как: - Блондин ли, брюнет ли, все русские суть русские... - Если есть у тебя товарищ русский, то не забудь держать при себе топорик... - Эти песни, эти поговорки казах применяет ко всякому русскому человеку, не различая ни богатых, ни бедных... А несколько впереди написано: - Межнациональная ровнь имеется ие только среди беспартийных, но и среди самих членов партии. Имевшие до сих пор место группировки, взаимные недоразумения и драки - все это порождено межнациональной рознью - Работающие в земельных и водных комитетах товарищи тянут одни в сторону колонизаторства, другие в сторону национализма... Товарищи, работющие в местных (низших) органах власти, мало думают об интересах трудящихся: казах заботится об интересах казаха и, в частности, об интересах своих родственников; узбек думает о пользе узбека; русский заботится о выгоде русских...

Я здесь коснулся не всех пунктов, отмеченных в декларации французской рабочей делегации как "великие достижения трудящихся бывших царских колоний". Не коснулся, между прочим, заявления делегатов о "глубоких изменениях в нравах и обычаях", происшедших "при пролетарской власти", и о том, что будто "варварские обычаи предков быстро исчезают". Людям, никогда не знавшим, что такое представляет собою Средняя Азия и какие там были нравы и обычаи, весьм трудно, конечно, говорить об "изменениях" в них. Но французские делегаты все же решились сказать свое окончательное мнение и по этому вопросу. Да, есть "глубокие изменения в нравах и обычаях". Начать с того, что при пролетарской власти туркестанцы обогатили "варварские обычаи предков"... пьянством - пороком, с которым раньше мы не были почти знакомы. Казахи, в частности, совершенно не знали пьянства... При пролетарской власти туркестанское население узнало, что существуют грани взяточничества и кражи народного достояния, до которых не достигли, оказывается, ни администрация старого режима, ни даже чиновники бухарского эмира. При пролетарской власти в Казахстане и Киргизстане возобновился забытый было "варварский обычай" предков - "баранта" (угон скота) и участились до неслыханных размеров кражи скота. Разверните казахские и киргизские газеты, и вы ужаснетесь количествам "баранты" и кражи. Да, при пролетарской власти ввели борьбу против выкупа жены, но "при пролетарской власти" наша страна обогатилась известным ей больше понаслышке пороком насилия над женщиной. В большинстве случаев насилия совершаются над "освободившейся" женщиной ее "освободителями" - членами партии и ответственными работниками. Что пьянство, взяточничество, кража народного достояния, насилия над женщинами и др. становятся как бы "профессиональной" привилегией партийцев и ответственных работников "пролетарской власти", увы, это понятно. Ибо там, где страна и народ социально не доросли, где нет точно очерченных классовых дифференциаций, там в "единую и единственную партию классовой диктатуры" в большинстве идут (так будет везде и всюду в каждой такой социально недоразвитой стране и среде) худшие элементы, элементы карьеристские, люди с мрачной психологией. Совершенно прав большевик Георгий Сафаров, когда говорит, что "в условиях Туркестана большевистская партия превратилась в своего рода Ноев Ковчег, где нечистых пар гораздо больше, чем чистых". При искусственном же насаждении сверху марксистской идеологии в ее ленинской интерпретации в условиях Туркестана и ему подобных стран "нечистых пар" будет всегда больше, чем "чистых". Тот же Сафаров на стр. 109 своей книги, не раз мною здесь цитированной, говорит, что "колонизаторы" (т. е. советское правительство в Туркестане. - М. Ч.), не признавая нации, особенно свирепо обрушивались на национальную интеллигенцию угнетенных народов", ибо "колонизаторам не нужны подлинные руководители туземной бедноты, равноправные с ними товарищи. Им нужны были переводчики и полицейские исполнители" (стр. 108). Многое ли изменилось с тех пор? Немного. Вчитайтесь в резолюцию ХIV пленума Средне-Азиатского Бюро ЦК ВКП о "скрытых формах остатков великодержавного шовинизма", издевательства, высокомерия, подчеркивания преимущества у коммунистов русских в их взаимоотношениях "с рабочими основных национальностей" и скажите: вот таким господам разве нужны "равноправные с ними товарищи и подлинные руководители туземной бедноты?" Конечно нет! Разве Средне-Азиатское Бюро ЦК ВКП потерпело бы, если бы кто-нибудь из нынешних "руководителей туземной бедноты" вздумал протестовать против такого неслыханного национального унижения, как приказ населению старого Ташкента стать на колени в годовщину смерти Ленина? отрывочные сведения, которые мне казались не влолне достаточными, чтобы я мог на них опираться в печатном выступлении.

Теперь о сов. строительстве в Средней Азии я имею материалы, по своей чудовищности далеко оставляющие за собою материалы по ныне разбирающемуся Шахтинскому делу. Я имею в виду дело о ВОДНЫХ УПРАВЛЕНИЯХ СРЕДНЕЙ АЗИИ. Составлялись фантастические миллиардные (3 миллиарда 600 млн. рублей) проекты опереточного строительства, как орошение знаменитых Каракумских песков; мечтали опреснить Гасан-Кулийский залив Каспийского моря. А рядом посеянные пшеница и хлопок погибали от безводья! Проекты зти нужны были только для личного обогащения советских правителей... Как они работали по орошению Туркестана, достаточно назвать только одну цифру: затратив 8 миллионов рублей, гг. большевистские инженеры оросили всего-навсего 20 (двадцать) гектаров земли!.. А сколько миллионов пущено на ветер! И надо сказать, что во главе,Водных Управлений Средней Азии стояли партийные деятели (Рыкунов, Прохоров, Мор). В водном хозяйстве не было ни одного частного собственника и ни одного иностранца, чем пытаются объяснить Шахтинский скандал. Однако все признаки "экономического вредительства", все признаки "экономической контрреволюции" были налицо... Возьмите строительство Ферганской текстильной фабрики, кожевенного и консервного заводов в Ташкенте,городское строительство в Кзыл-Орде (столица Казахстана), строительство в Киргизстане,- всюду на сотни тысяч и миллионы обкрадываний!..

Я не останавливаюсь в своей брошюре на достижениях в области промышленности, ибо не имел в то время относящихся к моменту данных. Теперь мне их доставили в изобилии. Назову несколько убийственных цифр по Казахстану, так поразившему французских делегатов своими достижениями. Я беру цифры из последнего доклада правительства Казахстана Совету Народных Комиссаров РСФСР. Вот зти цифры: В отношении довоенного уровня: Добыча золота 48,79% Медь 12,82% Каменный уголь 16,62% Сульфат 43,90% Рыба 24,85% Выделка кожи 45,80% Советское строительство в Средней Азии! Французские делегаты самым серьезным образом говорили о том, что советский Узбекистан хозяйничает лучше, чем капиталистическая Европа. В момент, когда я писал свою брошюру, у меня под руками были лишь Соль 97,56% Нефть 96,06% Эти ли цифры приводят в восторг вас, гг. французские коммунисты, или вам сообщили другие данные?

в начало
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор