Кунград

На сайте:

История › Статьи › Жизнь и деятельность Абу-л-Гази, хана хивинского, воина и историка

Жизнь и деятельность Абу-л-Гази, хана хивинского, воина и историка


Кононов А. Н.
Текст воспроизведен по изданию: Родословная туркмен. Сочинение Абу-л-гази, хана хивинского.  Изд. АН СССР. 1958

Жизнь и деятельность Абу-л-Гази,1 хана хивинского, воина и историка, известна из его автобиографии, входящей составной частью в его второе сочинение "Родословное древо тюрок" — "Родословная тюрок". Абу-л-Гази не успел закончить свое второе сочинение и поручил завершить этот труд своему сыну Ануша-Мухаммед-хану (царствовал с 1663 по 1687 г). 2 Из списка сочинения Абу-л-Гази "Книга родословного древа тюрков и монголов", принадлежащего Институту востоковедения АН УзССР (инв. № 851), стало известно, что Ануша-Мухаммед-хан перепоручил закончить труд своего отца некоему Махмуду бен-Мулла Мухаммед Заман Ургенчи. 3

Абу-л-Гази, потомок Чингиз-хана, сын Араб-Мухаммед-хана, происходит из рода Шейбана, 5 из поколения узбеков. Будущий хивинский хан и историк родился в стольном городе своего отца — в Ургенче, в пятницу, 12 августа 1603 г. (15 рабия первого, в год зайца, 1012 г. х. 6). Титул гази "воитель за веру", включенный в состав имени новорожденного, объясняется двумя причинами: он родился спустя сорок дней после 7 победы, одержанной его отцом над отрядом уральских казаков, напавших и разграбивших Ургенч, а также потому, что его мать Михрибану-ханым (которую он потерял в шестилетнем возрасте) происходила из семьи, носившей этот титул. 8

У Араб-Мухаммеда, провозглашенного ханом в 1602 г., было семь сыновей: Исфендиар, Хабаш, Ильбарс, Абу-л-Гази, Шериф-Мухаммед, Хорезмшах и Авган. 9

До шестнадцати лет Абу-л-Гази жил в Ургенче, в доме своего отца, который, женив Абу-л-Гази, передал ему в "удельное владение" половину Ургенча; другая половина была отдана его брату Хабашу. Сам Араб-Мухаммед-хан переселился в Хиву, так как к этому времени Аму-Дарья, изменив течение, ушла от Ургенча, в силу чего он потерял свое былое значение.

В начале XVII в. Хивинское ханство было объято жестокой феодальной борьбой, в которую были вовлечены широкие слои населения Хивинского ханства — узбеки и туркмены; эта междоусобица продолжалась вплоть до воцарения в Хиве Абу-л-Гази (1645 г.). Старшие братья Абу-л-Гази и он сам принимали самое непосредственное участие в этой борьбе.

Четыре сына Араб-Мухаммед-хана, разделившись попарно по признаку принадлежности к одной матери, — Исфендиар и Абу-л-Гази происходили от одной матери, чингизидки, Хабаш и Ильбарс были рождены другой женой Араб-Мухаммед-хана, найманкой, 10 — вступили в открытую борьбу. Одной из причин враждебных отношений между Араб-Мухаммед-ханом, Исфендиар-султаном и Абу-л-Гази-султаном с одной стороны и Хабаш-султаном и Ильбарс-султаном с другой стороны явились грабительские набеги, которые совершались последними на Иран и Бухару против воли отца, стремившегося поддерживать мирные отношения с этими государствами. 11

Хабаш и Ильбарс, поддержанные главарями найманов и уйгуров, двух сильных узбекских родов, и сумевшие различными средствами привлечь на свою сторону значительную часть народа, вступили в открытую войну с отцом и братьями. 12

Впервые Хабаш и Ильбарс, подстрекаемые молодыми узбеками, "упоёнными вином властолюбия", возмутились против Араб-Мухаммед-хана, когда первому из них было шестнадцать, а второму четырнадцать лет; произошло это в Хиве в 1616 г., когда Араб-Мухаммед-хан выехал в Ургенч.

Араб-Мухаммед-хан, напуганный тем, что под началом его мятежных сыновей находятся якобы значительные силы, вынужден был отдать им во владение город Вазир. Хабаш и Ильбарс в течение пяти лет не преступали воли отца. На шестой год Ильбарс под предлогом совершения набега на Абиверд выступил из Вазира и, выждав у колодца Сагча, во время отсутствия Араб-Мухаммед-хана вступил в Хиву. Захватив казну, которую его отец собирал в течение тридцати лет, разграбив имущество беков, служивших Араб-Мухаммед-хану, Ильбарс вернулся в свою ставку.

Исфендиар, сидевший в Хазараспе, Хабаш, Абу-л-гази и Шериф-Мухаммед, находившиеся в Ургенче, узнав о действиях Ильбарса, решили выступить на помощь отцу. Но аксакалы отсоветовали делать это на том основании, что Ильбарс, видя безвыходность своего положения, может решиться на отчаянный шаг — на умерщвление своего отца. Но теперь положение изменилось: Ильбарс ушел, и жизнь хана была вне опасности. Исфендиар и вместе с ним Араб-Мухаммед-хан с своими войсками соединились с другими, названными выше султанами — царевичами и выступили против Ильбарса, который, не будучи в состоянии принять бой, бежал.

Абу-л-Гази советовал своему отцу избавиться от Ильбарса и Хабаша: "Прикажите убить Хабаш-султана, убить Ильбарс-султана...". 13 Араб-Мухаммед-хан не внял советам Абу-л-Гази. Один из нукеров Исфендиар-султана, случайно узнавший об этом совете Абу-л-Гази, рассказал о нем Хабашу; с этого времени Хабаш сделался непримиримым врагом Абу-л-Гази.

Араб-Мухаммед-хан возвратился в Хиву, а Исфендиар-султан отправился в Хазарасп. Хабаш, сообщив Ильбарсу об отъезде отца и старшего брата, звал его возвратиться в Вазир возможно скорее. Абу-л-Гази, зная, что его тайна открыта, не мог оставаться среди своих врагов и отправился к своему отцу, который пожаловал ему вилайет Кят.

Через пять месяцев Араб-Мухаммед-хан, раскаявшись в том, что не внял советам Абу-л-Гази, приказал Исфендиару и Абу-л-Гази явиться к нему со своими войсками. Шериф-Мухаммед-султан, проживавший со своей матерью в Ургенче, незадолго перед этим прибыл в Хиву для свидания с отцом, и Араб-Мухаммед-хан оставил его при себе.

Араб-Мухаммед-хан, Исфендиар и Абу-л-Гази с одной стороны, Ильбарс и Хабаш — с другой сразились возле колодца Ташлы-Йармыш. 14 Первые потерпели полное поражение: Араб-Мухаммед-хан попал в плен к Ильбарсу и Хабашу, который приказал выколоть отцу глаза 15 и отправить под надзор в Хиву. Абу-л-Гази бежал в Кят, а оттуда в Бухару.

Исфендиар-султан, Шериф-Мухаммед-султан и Хорезмшах-султан заперлись в цитадели Хазараспа. Хабаш-султан после сорокадневной осады примирился со своими братьями: Исфендиару он разрешил отправиться на поклонение в Мекку, Шериф-Мухаммеду отдал Кят, двенадцатилетнего Хорезмшаха и десятилетнего Авгана отправили к отцу, в Хиву. Шериф-Мухаммед, спустя четыре месяца, бежал к Абу-л-Гази в Бухару, Исфендиар же вместо Мекки отправился в Иран, к шаху Аббасу I (1587—1628). Все эти события произошли в 1030 г. х. (= 1621 г. н. э.), в год курицы.

Хабаш-султан сидел в Ургенче и Вазире, Ильбарс-султан — в Хиве и Хазараспе. Араб-Мухаммед-хан с тремя женами и двумя младшими сыновьями был заключен в крепости Кум. 16

Через год Ильбарс-султан, не дав знать своему старшему брату и союзнику Хабаш-султану, перевел в Хиву отца и бывших при нем двух своих младших братьев, где при Ильбарсе находились два малолетних сына Исфендиара. Ильбарс приказал умертвить своего отца, своего брата Хорезмшаха-султана и двух сыновей Исфендиара, а малолетнего своего брата Авган-султана отослал к Хабаш-султану с тем, чтобы старший велел умертвить младшего. 17 Хабаш-султан, считая его ни в чем не повинным и не желая его оставлять при себе, решил отправить его с московским послом И. Д. Хохловым в Россию. 12 декабря 1622 г. Авган-султан прибыл в Москву и был принят ко двору московского царя Михаила Федоровича. 18 Авган прожил в России 26 лет 19 и скончался в 1648 г.; похоронен он в г. Касимове. 20

Шах Аббас I, желая иметь дружественного соседа, внушал Исфендиару мысль отобрать силой то, что принадлежит ему по праву, пойдя войною против своих мятежных братьев. Исфендиар с отрядом в триста человек, который собрал для него шах, осенью 1622 г. прибыл в Дурун; оттуда он направился к Балханским горам, где к нему присоединилось семьдесят человек из племен теке и сарык и десять человек из племени йомут. 21 С этим войском Исфендиар пошел на Хабаш-султана, обитавшего "на южной стороне реки Аму", против крепости Тук. 22 Исфендиар ночью напал на ставку Хабаш-султана, разграбил ее, но самого Хабаш-султана захватить не удалось: он был в отъезде. Узнав о выступлении своего старшего брата, Хабаш-султан бежал к Ильбарсу, вместе с которым они выступили против Исфендиар-султана. В первой же битве с объединенными силами своих братьев Исфендиар был разбит и отступил в Мангышлак, где, собрав три тысячи туркмен, вновь пошел на Ургенч. Многие узбеки, недовольные Хабашом и Иль-барсом, перешли на сторону Исфендиара; Хабаш и Ильбарс на этот раз были разбиты. Ильбарс был пленен и умерщвлен. Хабаш бежал к каракалпакам, жившим на берегах Сыр-Дарьи, но, не считая себя здесь в безопасности, перешел к мангытам, обитавшим на реке Эмба. Мангыты отослали Хабаш-султана к Исфендиару, который приказал убить его. После Хабаша и Ильбарса детей не осталось.

Абу-л-Гази и брат его Шериф-Мухаммед, нашедшие приют у Имам-Кули, хана бухарского, узнав о том, что Исфендиар победил своих мятежных братьев, не замедлили прибыть в Ургенч. Исфендиара провозгласили ханом Хорезма; это случилось в 1033 г. х. (= 1623 г. н. э.), в год свиньи. 23 Исфендиар сидел в Хиве, а также в Хазараспе и Кяте; Абу-л-Гази он дал Ургенч, а Шериф-Мухаммеду — Вазир.

Исфендиар-хан с первых же дней своего царствования повел себя решительно по отношению к двум главным в тех местах узбекским родам— уйгурам и найманам, которые были его старыми врагами. 24 Хабаш и Ильбарс, в свое время восставшие против отца, опирались именно на эти узбекские роды; эти же узбекские роды восстали против Исфендиара после победы последнего над Хабашом при крепости Тук. Исфендиар во всех своих действиях опирался на туркмен. В 1621 г., бежав от Хабаша и Ильбарса, он нашел убежище у туркмен; 25 по возвращении из Ирана к его дружине присоединились туркмены; после неудачного сражения с Ильбарсом и Хабашом он идет на Мангышлак и возвращается оттуда с трехтысячным отрядом туркмен, во главе которого был Мухаммед-Хусейн-бек. Овладев Хорезмом и став ханом, Исфендиар не отпускает от себя туркмен, в чем прибывшие в год мыши (1624 г. н. э.) с визитом к Исфендиар-хан у его братья Абу-л-Гази и Шериф-Мухаммед усмотрели доказательство нового злоумышления против узбеков. Происходившая зимой 1624—1625 гг. война между Ургенчем и Хивой, по мнению Абу-л-Гази, была войной между узбеками и туркменами. 26 Исфендиар на всем протяжении своей деятельности опирался на туркмен, а потому теперь, когда он стал ханом, его решительные действия против узбеков вполне объяснимы. Абу-л-Гази и Шериф-Мухаммед во всех этих действиях усматривали явную для себя опасность и туркменской ориентации брата пытались противопоставить узбеков. Все попытки братьев нанести сколько-нибудь чувствительный удар Исфендиар-хану кончались неудачей, в частности это объясняется тем, что мангышлакские и балханские туркмены постоянно присылали ему подкрепления.

После поражения, нанесенного Исфендиар-ханом узбекам (около 1627 г.), шедшим из Бухары на соединение с узбеками, поселившимися в дельте Аму-Дарьи, Абу-л-Гази, потерявший в связи с этим свою последнюю опору, бежал к казахам, где был принят Ишим-ханом. Затем Абу-л-Гази в течение двух лет жил у ташкентского хана Турсуна, от которого он перешел в Бухару к Имам-Кули-хану, где нашел убежище и Шериф-Мухаммед.

Спустя некоторое время, хивинские туркмены, в среде которых не было, видимо, полного единства, прислали к Абу-л-Гази человека, через которого было сказано: "Пусть Абу-л-Гази-султан [к нам] идет; пусть не ходит по чужому юрту". 27 Не совсем радушный прием, оказанный Имам-Кули-ханом, причиной чего была дружба Абу-л-Гази с покойным Турсун-ханом, заставил Абу-л-Гази принять приглашение хивинских туркмен.

Перед прибытием Абу-л-Гази в Хиву Исфендиар-хан из-за разногласий с частью туркмен переселился в Хазарасп. Насколько беспомощен был в это время Абу-л-Гази, показывает тот факт, что в Хиву он прибыл в сопровождении только пяти-шести человек. 28 Спустя два месяца Шериф-Мухаммед перешел в Хазарасп, где присоединился к Исфендиар-хану. Теперь против Абу-л-Гази солидарно выступают два его брата — старший и младший.

После упорной борьбы, в которой Абу-л-Гази опирался на хивинских туркмен, теперь поддерживающих своего бывшего врага, Исфендиар-хан вынужден был признать Абу-л-Гази в качестве владетеля Хивы; наступило примирение. 29

В результате так называемого "Хорасанского мятежа" 30 у Исфендиар-хана сильно испортились отношения с Ираном. Всю вину за этот мятеж — нападение и захват Нисы и Дуруна — Исфендиар-хан свалил на Абу-л-Гази и с помощью вероломства и интриг сумел отправить его в качестве заложника к шаху Ирана, которому он представился в Хамадане, в месяце джумада II, 1039 г. х. (= январь — февраль 1630 г. н. э.). Абу-л-Гази был поселен в Исфагане, в крепости Табарек, 31 в которой он прожил почти десять лет.

По словам Абу-л-Гази, 32 ему удалось бежать из Ирана на одиннадцатом году (по лунному счету, т. е. в 1049 г. х., который продолжался с 6 января по 26 декабря 1639 г. н. э.). Следовательно, побег произошел, вероятно, летом 1639 г., а к "своему народу", обитавшему в Ургенче, он прибыл только в 1641 г., в год змеи, проведя одну зиму около Мехина, у В. В. Бартольда (Очерк, стр. 57) — Мейхене, среди племени эрсари, два года на Балхане среди текинцев и "один год у калмыцкого падишаха, — очевидно, Хо-Орлока". 33

Казалось бы, после этих расчетов следовало бы ожидать, что к "своему народу" он прибыл в 1642 г.: "Я прибыл в наш юрт к нашему илю в 1052 г. х., в год змеи"; 34 но как замечает Н. И. Веселовский: "Год змеи приходится на 1050 и 1051 годы". 35 Другим подтверждением того, что он прибыл в свой юрт в 1051 г. х. (=1641 г. н. э.) служит его же указание: "Спустя шесть месяцев [после прибытия в юрт], в начале года лошади умер Исфендиар-хан". 36 Год лошади в этом цикле начался в декабре 1641 г. 37 В "Родословной туркмен" по поводу прибытия говорится: "Перенеся много невзгод и дожив до тридцати девяти лет, в тысяча пятьдесят первом году, 38 в год змеи, в Хорезмской стране мы воссели на престоле нашего отца..." По Мунису и Агехи, Абу-л-Гази вернулся в свой юрт в 1052 г. х. 39

Дата прибытия Абу-л-Гази в свой юрт (середина 1641 г.) подтверждается датой смерти его старшего брата. Отъезд из Исфагана со значительной долей вероятия может быть датирован серединой 1639 г. Следовательно, можно предположить, что Абу-л-Гази на Балхане у текинцев и на Мангышлаке у калмыков провел не три астрономических года, а два (считая два года = два лета) года и в середине 1641 г. явился в свой юрт. По предположению Н. Н. Пальмова, 40 "год, проведенный Абу-л-Гази у калмыков, определяется периодом времени с декабря 1640 г. по декабрь 1641 года". В таком случае прибытие в "свой юрт" опять-таки приходится на 1642 г., что противоречит показаниям самого Абу-л-Гази.

Направился Абу-л-Гази, конечно, не в самый город Ургенч, который был заброшен и захирел, а к тем узбекам, которые еще в 1627 г. в числе до 3000 шатров собрались в Арале, т. е. в дельте Аму-Дарьи, с которыми он всегда поддерживал добрые отношения и которые так и не признали власти Исфендиар-хана. 41 Мунис и Агехи прямо говорят: "...аральские узбеки, доставив калмыцкому хану большое количество подарков, увезли к себе Абулгази". 42

После этого Абу-л-Гази вступает в открытую борьбу с туркменской знатью и Исфендиаром.

Спустя год после смерти Исфендиар-хана, т. е. в 1053 г. х. 43 (= 1643 г. н. э.), аральские узбеки провозгласили Абу-л-Гази ханом, а хивинским ханом из-за противодействия туркменской знати, поддерживавшей в свое время Исфендиар-хана, он смог стать лишь спустя два. года, т. е. в 1645 г. 44 За два года до этого, в конце года барса, умер Шериф-Мухаммед-султан.

После Исфендиар-хана осталось два сына: Йушан-султан и Ашраф-султан. В 1642 г. умер хан бухарский — Имам-Кули-хан; его место занял его младший брат Надир-Мухаммед-хан (1642—1645 гг.). 45 Абу-л-Гази потребовал у туркмен выдачи сыновей покойного Исфендиар-хана и подчинения их владений ему, т. е. признания за ним права наследовать брату. Но туркмены, отослав Ашраф-султана к бухарскому хану Надир-Мухаммеду, которому они предпочли подчиниться и имя которого, поминали в хутбе, ответили отказом.

Абу-л-Гази предпринял два похода на Хиву, но успеха не имел. После этого Надир-Мухаммед-хан послал своих правителей (хаким) в Хиву и Хазарасп. 46 Подчинение этих областей власти бухарского хана, который в знак принятия туркмен под свою высокую руку прислал к ним своего внука Касим-султана, сына своего старшего сына Хосроу-султана, было чисто формальным актом; туркмены сохранили в своих руках управление и сбор налогов. 47

Сына, дочь и жену Исфендиар-хана по приказу Надир-Мухаммед-хана перевели в Карши и там убили. Абу-л-Гази, узнав, что в Хиву прибыл Касим-султан (а произошло это спустя пять месяцев после второго набега Абу-л-Гази на Хиву), выступил в поход на Хиву и в сражении под Хивой рассеял выступившее против него войско, но Хиву не взял.

Абу-л-Гази, доведя "Родословное древо тюрок" до этого события, заболел и вскоре умер. По поручению Ануша-Мухаммед-хана сочинение было закончено Махмудом, сыном ургенчского муллы.

Вскоре после сражения под Хивой Надир-Мухаммед-хан был низложен; бухарским ханом "подняли" 48 его старшего сына Абд-ул-Азиза. Люди бухарского хана, жившие в Хиве, бежали из города, а Абу-л-Гази, выступив из Арала, занял Хиву; это событие произошло в начале года курицы, в 1055 г. х. (= 1645 г. н. э.). 49 С этого времени (1645 г.) Абу-л-Гази стал полноправным ханом Хивы.

Важнейшим и неотложным делом для Абу-л-Гази, буквально вопросом жизни и смерти, были туркмены, державшие в своих руках, по существу, всю полноту власти, ведавшие управлением провинций и сбором налогов с них. Для привлечения туркмен на свою сторону Абу-л-Гази употреблял и хитрость и силу. Прежде всего он объявил, что туркмены, бежавшие из его владений, могут смело возвратиться обратно: "За то, что они отстали от меня, я не буду мстить им кровью”. 50 Туркмены, лишенные поддержки бухарского хана и откочевавшие в песчаные степи "по ту сторону Хазараспа", вынуждены были принять "милостивое" предложение Абу-л-Гази и устами посланных к Абу-л-Гази аксакалов заявили, что у них нет другого властелина, кроме него, и идти им больше некуда. Абу-л-Гази, в знак своей милости, пригласил всех туркмен во главе с аксакалами пожаловать к нему на пир, который он в их честь устроит в Хазараспе. Во время пира узбеки, по приказу Абу-л-Гази, напали на пирующих и убили от одной до двух тысяч туркмен. Жилища и имущество туркмен подверглись разграблению, семьи их были взяты в плен; хан "с победою и торжеством вернулся в Хиву". 51

Абу-л-Гази, считая туркмен своим главным врагом, предпринял ряд походов против них. Зимою 1646 г. он совершил успешный поход против туркмен, бежавших еще до его вступления в Хиву и обитавших теперь на Теджене. 52 Через два года, т. е. в 1648 г., Абу-л-Гази снова идет на туркмен, собравшихся в районе Бами-Беурма, среди которых были и остатки туркмен, разбитых на Теджене. 53 В 1651 г. он разбил туркмен — байрач, обитавших на берегах Атрека и Гюргена. Эти туркмены не принимали никакого участия в борьбе за Хиву, но Байрач-хан, по имени которого и называется это племя, не подчинился Абу-л-Гази и бунтовал против него, чем и объясняется этот поход Абу-л-Гази. 54В 1653 г. был предпринят удачный поход против туркмен племени имрели ( эймюр), которые были разбиты при местечке Фудж. Во время возвращения из этого похода, у колодца Динар, что южнее Узбоя, 55Абу-л-Гази встретил туркмен-сарыков, которые также подверглись разграблению. И после этого Абу-л-Гази неоднократно предпринимал походы против туркмен; "если бы мы стали подробно их описывать,— замечает автор, завершивший труд Абу-л-Гази, — то наш рассказ получился бы [слишком] длинным, потому мы его сократили". 56

Во всех этих походах против туркмен, как, впрочем, и во всех других случаях, преследовались две цели: усмирение, подчинение своей власти непокорных и грабеж, который являлся в это время (так как страна была доведена до нищеты) едва ли не основным видом дохода хана и его воинов; грабеж, доставлявший оружие, скот, продовольствие, рабов и рабынь, тем самым лишал врагов их "военного потенциала". Абу-л-Гази, как дальновидный политик, знал, что единственно реальной угрозой для Хорезма может быть, особенно пока у него руки связаны войнами с туркменами, в первую очередь Иран; а потому уже в 1648 г. им было отправлено посольство к шаху с целью "обезопасить себя со стороны Ирана". 57

Вторая, правда, меньшая опасность — калмыки; в 1649 и 1653 гг. калмыки совершили два больших набега на Хорезм.

В год коровы (1649 г. н. э.) калмыки уруга Кушут во главе с Кульдаленг Дорджи-тайши 58 совершили набег на область Кят; на обратном пути они были настигнуты Абу-л-Гази в местечке Йугурук-баш и разбиты наголову.

В год змеи (1653 г. н. э.) калмыки уруга Тургаут во главе с Мар-ген-тайши, Окчутебе и Тугулом совершили набег на окрестности Хазараспа, затем пошли на Седур и Даруган. Абу-л-Гази, получив известие о нападении калмыков, устроил погоню за ними; часть калмыков была перебита, часть во главе с Окчутебе и Тугулом сдалась на милость победителя, обещая не делать ничего худого Абу-л-Газиеву юрту. Так был заключен мир с калмыками.

"Итак, подчинив власти своего престола всех туркмен, [хан] несколько лет жил в удовольствии и покое". 59 Но в год овцы (1066 г. х. = 1655 г. н. э.) Абу-л-Гази вновь выступает в поход, на этот раз на владения бухарского хана, единственного из своих близких соседей представляющего потенциальную опасность для Хорезма. Абу-л-Гази умело использовал следующий, вовремя представившийся случай: Субхан-Кули, "хан Балха", 60 обратился к Абу-л-Гази за помощью против своего брата, бухарского хана Абд-ул-Азиза, возымевшего намерение убить Субхан-Кули и завладеть Балхом. 61 Субхан-Кули был женат на дочери Шериф-Мухаммед-султана, младшего брата Абу-л-Гази; кроме того, хивинский хан по семейным преданиям знал о нападении в конце XVI в. на Хорезм бухарского хана Абдуллы и о жестокостях, которые он совершил по отношению к его родственникам. 62Повод для открытия враждебных действий был налицо: надо помочь родственнику и отомстить за родственников. Как сказано, в год овцы Абу-л-Гази вторгся во владения бухарского хана, разорил Суйунч-Бала, Кара-Куль и еще тридцать-сорок селений вокруг Бухары и с богатой добычей возвратился в Хиву. В этом же году Абу-л-Гази, повторив поход на Кара-Куль, еще раз разграбил его.

В следующем году, году обезьяны (1067 г. х. = 1656 г. н. э.), Абу-л-Гази опустошил Чарджуй, а в начале года курицы (1068 г. х. = 1657 г. н. э.) 63пошел на Яйчи и, дойдя до Наразима и Кара-Куля, захватил много добычи и отправился в обратный путь. В том же году Абу-л-Гази предпринял поход на Кармине, разграбив его, захватил много добра и пленных. На обратном пути на него неожиданно напал Абд-ул-Азиз, хан бухарский; Абу-л-Гази оказался в критическом положении, но благодаря смелости и находчивости своего сына Ануша-Мухаммед-султана, разбил бухарское войско и благополучно вернулся в Хиву. По возвращении в Хиву Абу-л-Гази устроил великий той, всенародно признал заслуги своего сына и дал ему знамя, вверил войско и пожаловал Хазарасп. 64

В год собаки (1069 г. х. = 1658—1659 г, н. э.) Абу-л-Гази опустошил Варданзи.

В год барса (1072 г. х. 65 = 1661—1662 г. н. э.) Абу-л-Гази предпринял поход на Бухару; опустошив окрестности, он десять дней стоял у одних из ее ворот — Намазгах, но в город не вошел, якобы потому, что город был без защитников: Абд-ул-Азиз был в Самарканде и в городе оставались только несколько таджиков и женщины; чтобы не говорили "Абу-л-Гази взял Бухару из рук нескольких женщин", 66 он ушел в Хиву с богатой добычей и множеством пленников. Позднее Абу-л-Гази отправил посла и заключил мир с Абд-ул-Азизом.

Затем, в 1663 г., Абу-л-Гази, посадив на свое место сына своего Ануша-Мухаммеда и удалившись на покой, "занялся делами покаяния и благочестия", 67 а в 1074 г., в год зайца, в месяце рамазане (=март 1664 г. н. э.) умер.

Такова, в главных чертах, жизнь и деятельность хивинского хана Абу-л-Гази. Честолюбие и властолюбие, проявившиеся весьма рано (вспомним хотя бы его совет отцу убить Хабаша и Ильбарса, продиктованный желанием убрать со своей дороги соперников, его отношение к Исфендиару и многое другое) руководили Абу-л-Гази всю его жизнь. Нельзя не признать, что как хан, следовательно как государственный деятель, он прекрасно отдавал себе отчет, с кем и с чем он имеет дело и правильно оценивал обстановку, в которой ему приходилось действовать.

Вначале он опирался исключительно на аральских узбеков, употребляя все усилия на то, чтобы подорвать власть туркмен, забравших в свои руки правление и сбор налогов. Уничтожение власти туркмен проводится Абу-л-Гази по строго обдуманному плану. Но позднее приведенные в повиновение, лишенные власти и разоренные туркмены без особой нужды не только не подавляются, но рассматриваются как добрые подданные. Его умение, с которым он обеспечил дружественный нейтралитет Ирана в его войне с туркменами, калмыками и Бухарой, достойно быть отмеченным.

Абу-л-Гази не без оснований писал, что он одарен тремя родами знаний: знанием законов и уложений военного искусства, т.e. как подготовить поход, что делать в походе, как построиться против врага, что делать, когда выступаешь с многочисленным войском, и что делать, когда идешь с малочисленным войском, как вести переговоры с друзьями и врагами; умением сочинять поэтические произведения всех родов: месневи, касыды, газели, мукаттаа и рубаи; знанием языков арабского, персидского и тюркского; 68 знанием во всех подробностях имен, жизни и царствований падишахов Арабистана, Ирана, Турана и Монголистана за время от Адама до сего дня. 69

Комментарии

1 Задача преднамеренно ограничивается изложением биографии Абу-л-Гази, так как дать общую историческую характеристику положения в Хорезме в XVII в., представить социальный анализ узбекско-туркменских отношений в это время, нарисовать картину внутренней жизни туркменских племен, изложить историю наиболее крупных из этих племен, показать роль Ирана в событиях описываемого периода и многое другое, чрезвычайно важное для уяснения исторической обстановки в Хорезме и Туркменистане, по состоянию источников — не представляется возможным.

Общий обзор истории туркмен дан в известных работах В. В. Бартольда, А. Ю. Якубовского и других советских историков, а также в первом опыте академической истории туркмен и Туркменистана — в коллективном труде “История Туркменской ССР” (т. I, кн. 1 и 2. Ашхабад, 1957; т. II, Ашхабад, 1955, макет); см. еще: А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю.Якубовский. Очерки из истории туркменского народа и Туркменистана в VIII—XIX вв.

2 Год смерти Ануша-Мухаммед-хана, сына и преемника Абу-л-Гази, точно установить не удается: 1686 или 1687. В МИТТ (т. II, стр. 330) указано, что он царствовал с 1663 по 1689 г., последняя дата, т. е. 1689 г., не верна (см.: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 150, 156—157; Ст. Лэн-Пуль. Мусульманские династии, стр. 235). В книге А. Каррыева, В. Г. Мошковой, А. Н. Насонова, А. Ю. Якубовского “Очерки...” (стр. 233) указано 1663—1687 гг; в “Истории народов Узбекистана” (т. II, стр. 103) время царствования Ануша-хана — 1663—1686 гг.

3 См.: Собрание восточных рукописей Академии наук Узбекской ССР, т. I, № 167. Ср.: Карим Юсупов. Абулгази и Хивинское ханство в первой половине XVII в., стр. 16. Рукопись кандидатской диссертации, хранящаяся в Гос. библиотеке СССР имени В. И. Ленина.

4 См.: МИТТ, т. И, стр. 326-330.

5 “Из рода Шибана” (Саблуков, стр. 111), О Шыбан ~ Шайбан ~ Шейбан см.: W. Barthold. 12 Vorlesungen, стр. 165. Абу-л-Гази вел свой род от Шейбана, сына Джучи, ввука Чингиз-хана; мать Абу-л-Гази тоже была из рода Чингизидов; о Шибане — Шейбане см. еще: Саблуков, стр. 156—167; Ст. Лэн-Пуль. Мусульманские династии, стр. 198.

6 Во всех работах, до появления “Очерка” Н.И. Веселовского, указывался 1014 г.х. = 1605 г. н. э. Н. И. Веселовский (Очерк, стр. 129, прим. 1) исправил эту неточность, указав, что “год зайца не приходится на 1014 г., он продолжался с 7-го шевваля 1011 до 19-го шевваля 1012, т. е. с 10-го марта 1603 до 9-го марта 1604 г.”.

7 Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 129.

8 Саблуков, стр. III, 261—262.

9 Desmaisons, texte, 276—277; trad., 298; Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 132, сн. 1. Г. С. Саблуков (стр. IV) указывает: “У Абуль-Гази было пять братьев”, что неверно.

10 А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. [216.

11 А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. 216.

12 А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. 217.

13 Desmaisons, texte, 282; trad., 303.

14 Tachti-Yarmich (Desmaisons, trad., 307; ср. texte, 282).

15 См.: Сборник кн. Хилкова, стр. 406, 441.

16 В 6—7 км к востоку от Вазира (см.: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 130, прим. 2).

17 См.: Сборник кн. Хилкова, стр. 419.

18 См.: Сборник кн. Хилкова, стр. 389, 418—419.

19 По словам Абу-л-Гази (Desmaisons, texte, 288; trad., 309) — тридцать лет.

20 В. В. Вельяминов-Зерно в. Исследование о касимовских царях и царевичах, ч. III, стр. 278 и сл.; см. еще: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 131—132.

21 Но другое место текста дает возможность “заключить, что туркмены пришли к нему из Балхана (в Дурун) сами” (В. В. Бартольд. Очерк, стр. 54); указывается также, что общее число присоединившихся составляло 100 человек (см.: В. В. Бартольд. Очерк, стр. 54).

22 Эта крепость, по-видимому, находилась недалеко от современного Нукуса (см.: В. В. Бартольд, Очерк, стр. 54).

23 У Г. С. Саблукова (стр. 261): 1037 г. х. = 1627 г. н. э., на стр. 267: 1033 г. х. = 1623 г. н. в.

24 См.: История Муниса-Агехи. МИТТ, т. II, стр. 326.

25 См.: В. В. Бартольд. Очерк, стр. 53.

26 См.: В. В. Бартольд. Очерк, стр. 55.

27 Desmaisons, texte, 307; trad., 329.

28 Desmaisons, texte 307; trad., 330.

29 А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. 221.

30 О нем см.: А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. 221—223.

31 А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. 323.

32 Desmaisons, texte, 309; trad., 332.

33 В. В. Бартольд. Очерк, стр. 57; А. Каррыев, В. Г. Мошкова, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский. Очерки, стр. 227.

34 Desmaisons, texte, 316; trad., 338.

35 Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 134, прим. 4.

36 Desmaisons, texte, 316; trad., 338.

37 Ср.: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 134, прим. 5.

38 В переводе А. Туманского (Абуль-Гази-Бахадур-хав. Родословная туркмен. Перевод А. Туманского, Асхабад, 1897) по ошибке указан 1061 г. (стр. 2), что повело к недоразумению, жертвой которого стал Н. Ф. Катанов, автор рецензии на эту работу А. Туманского (см.: СПб. Ведомости, 9/21 января 1898, стр. 4).

39 МИТТ, т. II, стр. 327.

40 Н. Н. Пальмов. Абулгази в калмыцких кочевьях. Рукопись. ИВ АН СССР, Архив востоковедов, № 63.

41 В. В. Бартольд. Очерк, стр. 56, 57. Что это именно так, подтверждается самим Абу-л-Гааи (Desmaisons, texte, 317), который говорит, что набеги он совершал на Хиву из Арала.

42 МИТТ, т. II, стр. 327.

43 Desmaisons, texte, 316; trad., 338: 1054 г., год овцы, что неверно (см.: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 135, прим. 1).

44 Е. de Zambaur. Manuel de Genealogie, стр. 274: 1053 = 1643.

45 См.: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 135, прим. 2.

46 Desmaisons, texte, 316; trad., 339.

47 Desmaisons, texte, 317; trad., 340; Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 135; В. В. Бартольд. Очерк, стр.57.

48 См. примечание 115.

49 Desmaisons, texte, 320; trad., 343: 1054 г. х., но год курицы приходится на 1055 г. х. (см.: Н. И. Веселовский. Очерк, стр. 136, прим. 1). Абу-л-Гази, отправляя в 1646 г. своего посла Шейх-бабу в Москву, ко двору Алексея Михайловича, писал: “... а мы також учинилися царем на государстве отца нашего тому еще год”, т. е. в 1645 г. (цитирую по К. Юсупову, ук. соч., стр. 111).

50 Саблуков, стр. 288.

51 Desmaisons, texte, 321; trad., 344—345.

52 Desmaisons, texte, 221; trad., 345.

53 Desmaisons, texte, 322; trad., 345—346.

54 Desmaisons, texte, 324; trad., 347.

55 Ср.: В. В. Бартольд. Очерк, стр. 59.

56 Desmaisons, texte, 325. Перевод этого отрывка, как уже заметил В. В. Бартольд (Очерк, стр. 59), у Демезона отсутствует; см. по переводу Г. С. Саблукова, стр. 292.

57 В. В. Бартольд. Очерк, стр. 59.

58 Так у Г. С. Саблукова (стр. 290); Desmaisons, trad., 346: Doudji-Taichi, Kouldatang.

59 Desmaisons, texte, 327; trad., 351; Саблуков, стр. 294.

60 Desmaisons, texte, 327; trad., 351.

61 Desmaisons, texte, 328; trad., 351.

62 Desmaisons, texte, 328; trad., 351.

63 Так у Н. И. Веселовского (Очерк, стр. 137); Демезон (Desmaisons, texte, 329; trad., 352) указывает 1065 = 1654—1655 г., что неверно.

64 Desmaisons, texte, 333; trad., 356; Саблуков, стр. 299.

65 Так у Демезона (Desmaisons, trad., 356); у Н. И. Веселовского (Очерк, стр. 137) 1073 г. х,

66 Desmaisons, texte, 334; trad., 356—357; Саблуков, стр. 300.

67 Саблуков, стр. 300.

68 В другом месте (Desmaisons, texte, 35—37) Абу-л-Гази пишет, что он “по некоторым обстоятельствам” отправился к калмыкам, прожив у них один год, хорошо изучил монгольский язык, их обычаи и специальные выражения (ыстылах).

69 Desmaisons, texte, 2—3; trad., 2—3.

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор