Кунград

На сайте:

Устюрт › Средняя Азия, август 2006. Владимир Крупский.

Средняя Азия, август 2006. Владимир Крупский.


Статья опубликована с разрешения автора

В августе 2006 мы компанией из пяти человек поехали из Петербурга и Москвы на двух машинах ВАЗ 21083 и Mitsubishi Carisma в путешествие по Средней Азии на четыре недели. Первоначально мы планировали посетить все среднеазиатские республики кроме визовой Туркмении плюс Казахстан, но из-за недостатка времени в Киргизии мы почти не побывали и не увидели Иссык-Куль. В Алма-Ату заехать тоже времени уже не было. Один из нас в соответствие с первоначальным планом улетел домой через две недели из Ташкента на самолете.

Наш маршрут проходил из Петербурга и Москвы через Волгоград, Астрахань, восточный Казахстан, юг Аральского моря, Узбекистан до Ташкента, Таджикистан на юг до афганской границы, по реке Пяндж до Хорога, через Памир в Киргизию, затем снова в Узбекистан в Ташкент, на север в Казахстан, через Балхаш в Россию в Челябинск и назад в Москву и Петербург. Весь путь составил около 14 тыс. км.

Технические сложности были в преодолении пути от казахского Атырау (Гурьев) до Арала около 800 км. Сначала до казахо-узбекской границы это были полностью разбитые когда-то асфальтированные дороги плюс накатанные колеи по степи, потом в Узбекистане на плато Устюрт это была острая щебенка, прорезающая колеса. Поверхность дороги представляла собой неглубокие поперечные волны длиной около метра, на которых машина тряслась в течение 300 км на скорости 40 км/ч. На этом участке мы прокололи 6 колес. Всего за поездку мы прокалывали колеса 9 (кажется) раз. Один раз БЦ-11 на восьмерке, остальные какие-то Good Year на Mitsubishi. Перед Узбекистаном местные жители говорили, что у них в Казахстане дороги плохие, а вот в Узбекистане будут хорошие. Конечно, не такие хорошие, как в России, но все равно хорошие. Действительно, после Устюрта, т.е. перед Кунградом, пошел вполне сносный асфальт. Мы, испугавшись плохих дорог и плохого бензина, в Таджикистан поехали все на одной восьмерке, оставив Mitsubishi в Ташкенте. В Таджикистане в Фанских горах и на Памире тоже были плохие участки дороги, но не так много, как мы ожидали. Вообще, дорога через Памир оказалась асфальтированная и неплохого качества по тем меркам. Только на перевалах асфальт заканчивался и приходилось потрястись по камням. Самый плохой участок был между таджикским и киргизским пограничными постами на Памире. Это был длинный спуск по совершенно разрушенной грузовиками дороге. Пожалуй, это был один из двух участков дороги, которые могли представлять серьезную проблему для Mitsubishi в смысле проходимости. Из Ташкента через Казахстан мы возвращались уже по хорошему асфальту.

В августе было уже не так жарко, как, говорят, бывает в июле. Температура 38 градусов, которая обычно там стояла, переносится сравнительно легко, если есть тень или дует хоть какой-нибудь ветер.

Бензин был везде неплохой, кроме Узбекистана. За исключением Ташкента и Самарканда нам наливали под видом 95 бензина что-то такое, от чего при разгоне двигатель сильно стучал. Потом, иногда заправляясь нормальным 76 бензином, мы были вполне довольны. Говорят, что в Узбекистане весь бензин сильно разбавлен газоконденсатом.

Взаимоотношения с властями укладывались в разумные рамки, учитывая то, куда мы поехали. Никто всерьез денег не вымогал, возможностью присвоения наших вещей не интересовался. Варианты с подбрасыванием чего-либо тоже выглядели нереальными. Кое-где мы переплатили, не зная истинных тарифов, но сознательно ни за что лишнее не платили. Прохождение пограничного и таможенного контроля занимало от получаса до пяти часов. Где-то они вообще не заглядывали в машину, где-то заглядывали, но не просили вынимать сумки, где-то смотрели подробнее. Но один раз, когда мы из-за таможенной формальности провели Mitsubishi туда-обратно через узбекскую таможню, даже не ввозя машину на территорию Таджикистана, нам устроили подробнейший досмотр, включая изучение внутренностей бензобака и дверей с помощью эндоскопа и обнюхивания всего собакой. Потом таможенник придрался к тому, что я забыл задекларировать радиостанцию, и когда я отказался платить ему деньги, совершенно взбесился, орал на меня, пару раз начинал заводить уголовное дело, но я зашел к начальнику таможни и попросил успокоить сотрудника. Все закончилось хорошо. Начальник таможни потом сказал мне, что этот сотрудник так обычно шутит. К сожалению, это заняло еще час, не считая досмотра машины и всего остального. На таджикской таможне при въезде была проблема с оформлением временного ввоза машины. Они обычно оставляют на таможне номера, давая взамен временные, но мы ехали транзитом, и этот вариант нас не устраивал. А начальник таможни боялся, что с таможни на Памире ему не пришлют документы, что мы машину вывезли, и она будет на них «висеть». На берегу бассейна, где начальник таможни в трусах и шляпе полоскал ноги, мы с ним обсудили наши планы, поговорили о том, о сем, и он распорядился оформить документы, написав какое-то письмо начальнику таможни в Хороге, который дописал начальнику таможни на границе с Киргизией, чтобы нам оказывали содействие. Действительно, при выезде из Таджикистана все было очень просто. На киргизской таможне машину осмотрел человек, представившийся сотрудником организации по борьбе с чем-то, а таможенник даже не встал с постели, с сонным видом спросил у меня, не везем ли мы чего-нибудь запрещенного, и сказал, чтобы мы проезжали. Ворота нам открыл мальчик лет десяти, один из тех, которые в здании таможни смотрели телевизор. Открыв ворота, он нам откозырял. При въезде в Киргизию мы не получили ни штампа в паспорте, ни какой-либо бумаги о временном ввозе машины. При выезде из Киргизии в Узбекистан никто с киргизской стороны также не поинтересовался, что мы везем, хотя все выглядело более серьезно, чем при въезде.

В Узбекистане и Таджикистане очень много милицейских постов на дорогах, и почти на каждом приходилось останавливаться и ждать, пока милиционер запишет в журнал, кто мы, откуда и куда едем. Это тоже не позволяло передвигаться быстро. Милиция в Казахстане и Узбекистане носит форму, сильно отличающуюся от милицейской формы в СССР. В Киргизии - не помню, а в Таджикистане форма осталась прежней. На кокардах в половине случаев - герб СССР. Везде в Средней Азии при общении с милицией, таможней и прочими представителями власти, первым делом пожимают руку. Это как-то сразу переводит общение в неформальную плоскость и позволяет, не стесняясь, попросить денег. Местные водители даже обнимаются с гаишниками, о чем-то дружески разговаривают, потом дают денег и уезжают. Один гаишник в Таджикистане поинтересовался у меня, берут ли гаишники в России деньги. Я ответил, что если нарушил и предложил деньги, то могут взять. Он покачал головой и сказал, что у них и без нарушения берут.

С машинами серьезных проблем не было. От перегрева при подъеме перегруженной машины на Памир взорвался расширительный бачек на восьмерке. В Хороге в магазине его не нашлось, пришлось ехать без него, заткнув шланг ручкой от отвертки. В Киргизии я неаккуратно проехал через яму и обломил одну из шпилек, крепящих выхлопную трубу к коллектору. В Ташкенте на сервисе мне высверлили обломанную шпильку и поставили новую. За ремонт попросили 40 рублей.

Впечатление от республик, которые мы проехали, очень разное. Больше всего понравился Таджикистан. Очень гостеприимный и доброжелательный народ, умеренно надоедливые гаишники и таможенники. Откровенно хорошее отношение к России и к русским. В Узбекистане народ тоже очень приветливый, хотя мне показалось, что поменьше. Всяких формальностей там больше. В Киргизии все как-то бедно и грязно. Правда, мы были только в Ошской области, самой бедной.

Мне не понравился Казахстан. Народ часто грубый, несколько раз в кафе с нами разговаривали, не поворачиваясь, причем в разных случаях как казахи, так и русские. Однажды в степи нас остановили полицейские, грубо подзывали к себе, матерились, угрожали избить и подбросить наркотики за то, что я попросил их разговаривать повежливей. Кричали, размахивали кулаками, угрожали. Потом успокоились и отпустили нас. Ни разу не дотронулись ни до нас, ни до наших вещей. Думаю, они нас провоцировали на какие-нибудь ответные действия, чтобы потом можно было вымогать деньги.

На Устюрте на казахско-узбекской границе мы встретили авто- и мото-туристов из Великобритании и Италии. С итальянцами нам поговорить не удалось, а британцы участвовали в Mongol Rally. Это такой автопробег до Улан-Батора на старых дешевых машинах с последующей продажей их в Монголии на благотворительном аукционе. На багажниках они везли по несколько запасных колес. Мы же легкомысленно не взяли с собой в дорогу даже один насос на две машины.

Перед поездкой мы боялись разных желудочных заболеваний и укусов змей и скорпионов в пустынях и степях. Ничего страшного с нами так и не произошло, несмотря на то, что уже после трети всего путешествия я стал пить воду прямо из под крана, как делают местные жители. Скорпионов, к сожалению, мы так и не увидели, хотя змеи изредка попадались. Правда, одного нашего товарища укусила какая-то большая коричневая оса с желтым концом брюшка, от чего рука на неделю распухла. На Устюрте в степи встретили красивого волка. Он хотел перейти дорогу, а мы, разглядывая его, подавали вперед-назад, мешая ему. Он стоял метрах в десяти-пятнадцати от дороги. В предгорьях Памира ночью лиса украла тапки у Насти. На Памире видели много сурков. В степи и пустыне много ящериц.

Памир мне показался не таким красивым, как я ожидал. Вдоль Пянджа мы ехали в тот день, когда со стороны Афганистана пришел туман, и вершины гор были плохо различимы. Когда из Хорога мы выехали в сторону Киргизии, туман рассеялся, но дорога поднялась в горы примерно на 3000 метров и шла практически все время по плато, над которым горы поднимались уже не так высоко, хотя снежные вершины попадались часто.

Часть фотографий сделана Александром Кузнецовым.

 Каракалпакия Хива Хива-Бухара

Другие путешествия  Адрес статьи на сайте

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор