Кунград

На сайте:

История › Хивинский поход › Хивинский поход 1714-1717 гг. › Хивинский поход 1714-1717 гг. Часть III.

Хивинский поход 1714-1717 гг.


Потто, В.: О степных походах. (Публичныя лекции, читанныя при Оренбургском юнкерском училище, в 1872 г.). (В «Военном Сборнике» 1873 г.).

Встречаются разнородныя сведения касающияся экспедиции князя Бековича.

В «Военном Сборнике» 1873 г.№ 5:

На стр 6—8, набросан очерк экспедиции 1717 года, с следующим замечанием в конце:

«.. .Экспедиция окончилась весьма неудачно; но она доказала, во 1-х, что поход чрез безкормныя и без­водныя степи с 4-х тысячным отрядом возможен даже в самое знойное время: во-2-х, что хи­винцы ни в каком случае не могут противостоять нашим [168]войскам, и в 3-х, что неудача по­хода, происшедшая вследствие край­ней неосторожности самаго Беко­вича, была только делом случая».

На стр. 25: об укрепленных складочных пунктах устроенных Бековичем, и о потерях понесенных его отрядом.

На стр. 32—38: о снабжении отряда Бековича уксусом и спиртом, при чем спирта определялось одна треть ведра на каждаго чело­века в месяц, что составляет в день более нежели чарку.

На стр. 34—35, об опытах по добыванию воды из почвы, производившихся в степи при движении отряда в Хиву.

В «Военном Сборнике» 1873 г. №6, на стр. 217: [169]

Сообщая, что «у нас по обшир­ности степи не имеющей иных сообщений кроме сухопутных, и городов, кроме степных укреплений, отстоящих на сотни верст одно от другаго, — обозы в степных походах не могут не быть много­численными», автор отмечает, что «наименьшее число обоза, сколько известно, было во время хивинскаго похода князя Бековича-Черкасскаго, когда на каждых двух человек приходилось по одному верблюду». [170]

Иванов, Н. П.: Хивинская экспедиция 1839—1840 г. Очерки и воспоминания очевидца. СПБ. 1873 г.

На стр. 15—16 приведен пол­ностью рапорт непременнаго секре­таря С.-Петербургской Император­ской Академии Наук П. Фуса Воен­ному Министру, от 14 Июля 1839 года за № 844, относительно плана ученой экспедиции к Аральскому морю, где между прочим говорится следующее:

«Известно, что поводом ко снаряжению Петром Великим экспедиции князя Бековича-Черкасскаго,) рушившейся от вероломства хана Хивскаго, было показание одного трухменца, будто прежний исток Аму-Дарья в Каспийское море запружен, и эта запруда может быть уничтожена для приобретения воднаго пути торговле с Хивою и [171]Бухарою. Что Великий Государь более придавал весу открытию этого воднаго пути, нежели обещанным вместе приискам золотаго песку в восточных частях степи, это ока­зывается из собственноручной инструкции, начертанной им в Либаве 14 Февраля 1716 г. Согласно сему наказу, предписано было Беко­вичу тщательно изследовать запруду; заложить в том месте крепость и, если возможно, постараться при­крыть плотину; в след за сим отправить купца на лодках в верх по реке до самой Индии, поручив ему составить точное описание местностей реки» [172]

Наши соседи в Средней Азии. Хива и Туркмения. (Издание редакции жур­нала «Всемирный Путешественник»). СПБ. 1873 г.

На стр. 65—69: изложение хода экспедиции кн. Бековича - Черкасскаго. [173]

Сборник Русскаго Историческаго Об­щества. Том XI. СПБ. 1873 г.

На стр. 307: Указ Сенату от 14 Февраля 1716 г.: об исполнении требований могущих последо­вать от князя Черкасскаго, отправляемаго для осмотра р. Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, и приведения в подданство России ханов Хивинскаго и Бухарскаго.

Стр. 307—308: Сообщение Гавр. Головкина в Сенат от 14 Февр. 1716 г. из Либавы, об изготовлении грамот к ханам Бухар­скому и Хивинскому и к Моголу Индейскому.

Стр. 318—319: Указ Петра I Сенату, от 13 Мая 1716 г., из Шверина, о выдаче жалованья князю Михаилу Заманову, состоящему при князе Черкасском. [174]

Хива. (В газете «Новости» за 1873 г. № 118, от 28 Апреля, фельетон).

(В 1873 г. «Новости» издавались под редакциею Ю. О. Шрейера).

Экспедиция князя Бековича-Черкасскаго. — Зимний поход Перовскаго. [175]

Григорьев, В. В. (профессор Императорскаго С.-Петербургскаго университета): Русская политика в отношении к Средней Азии. Исторический очерк. (В «Сборнике Государственных знаний», издававш. под ред. В. П. Безобразова. Том I. СПБ. 1874 г.).

На стр. 243—245: О задачах, которыя преследовал Петр Великий, посылая экспедицию в Хиву, Бухару и в Индию. Ошибка его — в выборе для такого предприятия Бековича-Черкасскаго, обладавшаго азиатскою хитростью, тогда как «чтобы успеть в делах с азиатами, надо именно отказаться от всякой хитрости». [176]

Иванин, М.: Описание зимняго по­хода в Хиву в 1839—40 г. СПБ. 1874 г.

На стр. 8—13, описание экспедиции Бековича в 1717 г. [177]

Непринцев, Н.; Топографическое описание путей, пройденных Мангышлакским отрядом, при движении к Хиве и обратно в 1873 г. (В «Известиях Кавказскаго Отдела Императорскаго Русскаго Географическаго Об­щества», том III, 1874, № 1).

Описывая путь пройденный Мангышлакским отрядом, автор статьи (на стр. 7) упоминает о развалинах маленькаго каменнаго укрепления, находящагося верстах в 150 не доходя Кунграда. «Боковыя стены укрепления имеют по 20 саженей; форму оно имеет почти квадратную, а по углам выступы в роде башен. Толщина стен более аршина. По словам Киргизов, укрепление это будто бы со­оружено князем Бековичем-Черкасским». [178]

Мельгунов, Г. В.: Поход Петра Великаго в Персию. (В «Русском Вестнике» 1874 г. № 3).

На стр. 1216, о видах и намерениях Петра Великаго при по­сылке Черкасскаго и Кожина на Каспийское море и в Хиву.

Между прочим автор высказывает следующее о действиях и судьбе Бековича в Хиве: «Мы не берем на себя судить здесь о действиях и распоряжениях какия деланы были Бековичем со вве­ренною ему экспедицией. Показания снятыя с лиц допрошенных в Сенате не говорят в пользу Бе­ковича, и открывая нам его корыстолюбие в утайке подарков на 70.000, которые он и Заманов «своровав, хотели украсть у царскаго величества или у него, хана (Хивинскаго)», приводят нас [179]также к сомнению и о том погиб ли еще сам Черкасский, так как по тем же показаниям «на той виселице за городом на которой повешены были головы Заманова и Економова, головы его, Черкасскаго, не повешено». [180]

Болдырев, Н,: Изследователи на­шего края. (В «Уральских Войсковых Ведомостях» 1874 г. № 39, от 6 Октября).

На стр. 2—3, о распоряжениях Петра Великаго относительно изследования и описания Каспийскаго моря, и посылка для этой цели Кожина, Травина и князя Урусова. [181]

Campaigning on the Oxus and the Fall of Khiva. By J. A. Mac Gahan. London. 1874.

В русском переводе, Мак- Гахан: Военныя действия на Оксусе и падение Хивы. Перевод с английскаго. М. 1875 г.

Во 2-й части, глава IX, на стр. 174—177, излагая ход экспедиции 1717 г. в Хиву, автор следующим образом объясняет действия начальника русскаго отряда:

«Бекович очевидно уже не был этим временем в своем уме. В самый день его выступления из Астрахани утонула его жена с двумя дочерьми, и это, вместе с тяжелым переходом по пустыне, потерей такого количества людей и сознанием страшной ответственно­сти лежащей на нем, довело его почти до сумасшествия». [182]

Желябужский, Е.: Очерки и завоевание Хивы. М. 1875 г.

На стр. 4—9: Изложение хода Хивинской экспедиции князя Бековича-Черкасскаго. [183]

Терентьев, А. М.: Россия и Англия в Средней Азии. СПБ. 1875 г.

На стр. 103, описывая действия Мангишлакскаго пристава подполковника Рукина, который, будучи окружен киргизами (15 Марта 1870 г.), вступил с ними в переговоры и в доказательство сво­их мирных намерений приказал казакам сложить оружие в кучу, и попал в руки врагов, автор замечает: «Словом, Рукин повторил в миниатюре все ошибки Бековича-Черкасскаго».

На стр. 335: «Если в распо­рядителе нет настойчивости и осмотрительности, то его не спасет даже и целое войско. Бекович, поддавшийся на удочку самаго нехитраго устройства и разделивший свой трех-тысячный отряд на [184]мелкия части, для разведения по хивинским деревням — погубил и себя и свое войско, а между тем с такими силами он мог бы за­воевать все хивинское ханство». [185]

Терентьев, М. А.: Россия и Англия в борьбе за рынки. СПБ. 1876 г.

На стран. 9: «Петр Великий, под влиянием баснословных разсказов сибирскаго воеводы князя Гагарина и гвардейскаго поручика князя Бековича-Черкасскаго, снарядил две экспедиции: одну со сто­роны Сибири, другую со стороны Астрахани. Первая должна была добраться до гор. Эркета (Яркенда), славившагося золотыми розсыпями, а вторая должна была снабдить хивинскаго хана, как принявшаго русское подданство, русскою гвардией, предложить тоже и бухарскому хану, отделить от себя в Индию караван из 35 купцов (в том числе 13 русских), с флотским поручиком Кожиным «под видом купчины», и соединиться под городом Эркетом с сибирским отрядом. Кожин, однакоже, не [186]пошел с Бековичем и донес, что тот намерен «изменнически предать русское войско в руки варваров». Известна участь экспедиции Бековича: он действительно «предал русское войско», приказав ему разделиться мелкими отря­дами и разойтись по квартирам под конвоем хивинцев. Караван наш также погиб со всеми куп­цами».

Изложив разновременныя по­пытки русских вступить в сношения с среднеазиатскими народами, автор замечает далее: «Все эти попытки разъяснили только одно: что купеческий товар более ценится азиатцами, чем даже цар­ская грамота, и что поэтому купцу всегда легче пройти по самым диким степям, чем чиновнику». [187]

Веселовский, Н.: Очерк историко-географических сведений о Хивинском ханстве от древнейших времен до настоящаго времени. СПБ. 1877 г.

Обстоятельныя сведения, касаю­щияся экспедиции князя Черкасскаго, изложены на страницах 158—182. [188]

Вессель, Н. Х.: Политическое положение Англии и России. (В газете «Голос» за 1877 г. № 283, от 21 Ноября, в фельетоне).

Какия цели преследовал Петр Великий по отношению к Индии, посылая экспедицию Бековича.

Евгений Марков: Стремление в Индию. («Голос» 1877 г. № 313 и 314, от 21 и 22 Декабря, фельетон).

По поводу предыдущей статьи.

Вессель, Н.: Стремление в Индию. (В «Голосе» 1878 г. № 4, от 4 Января, фельетон).

Ответ Е. Л. Маркову. [189]

В Архиве Морскаго Министерства хранятся между прочим следующие документы и дела, имеющие отношение к князю Бековичу и к посылке его на Каспийское море и в Хиву в 1717 г. («Описание дел Архива Морскаго Министерства» Томы I—V. СПБ. 1877—1888 г.).

1715 г.: О поручении князю Бе­ковичу-Черкасскому разузнать о месте «заплота» (плотины) на реке Аму-Дарье и представить подроб­ную о том записку с картою.

1715 г.: О плавании князя Ал. Бековича-Черкасскаго в Каспийском море, потере при этом нескольких судов и открытии по «левому» берегу гаваней, не означенных на картах. [190]

1716 г.: О назначении гвардии ка­питана кн. Алекс. Черкасскаго послом к Хивинскому хану и о посылке с ним поручика Кожина.

1716 г.: О назначении полков в поход в Хиву, под начальством полковника Фондервидена и капитана князя Бековича-Черкасскаго.

1716 г.: О назначении в Каспийскую экспедицию поручика Тра­вина вместо поручика Кожина и о посылке морских офицеров «из русских» для содействия князю Черкасскому по описи Астрабадскаго залива.

1717 г.: О приезде князя Чер­касскаго в Астрахань и сборе им яицких и гребенских казаков.

1717 г.: О большой смертности в полках, находящихся в «Тюк-Карагане». [191]

1717г.: По экспедиции Бековича в Азию (Хиву) и жалобам его на поручика Кожина, действовавшаго вопреки интересу Его Вели­чества и скрывшагося из Астра­хани.

1717 г.: О приезде в Петербург поручика Кожина от князя Бековича с известием об экспедиции в Хиву.

1717 г.: О походе князя Бековича-Черкасскаго из Астрахани в Хиву. О переправе на судах 3-х полков к урочищу Красныя Воды. О постройке там крепости Красноводск и защите ея от Трухменцов.

1717 г.: По известиям о вероломном убийстве хивинским ханом князя Бековича-Черкасскаго. [192]

1717 г.: О посылке в Бухару и Хиву поручика Давыдова, о возвращении его в урочище Красныя Воды. — О посылке капитана с сол­датами розыскивать людей с судов, которыя выбросило на туркменский и персидский берега.

1718 г.: О зимовке полков в крепости Красноводск и о возвращении их в Астрахань.

1718 г.: О постройке и починке судов, до и после похода князя Черкасскаго на Хиву, и о числе потерянных судов во время пе­ревоза войск из Астрахани к урочищу Красныя Воды и обратно.

1718 г.: О болезни и отъезде поручика Травина из Астрахани. — О командировании поручиков кн. Урусова и Кожина для [193]изследования восточной стороны Каспийскаго моря и притока реки Аму-Дарьи; об исполнении кн. Урусовым этого поручения и представлении им карт и чертежей тех мест.

1718 г.: По жалобе Чирикова на «беззаконные и самовольные» по­ступки, совершенные поручиком Кожиным в Астрахани.

1719 г.: По жалобе князя Уру­сова (из Астрахани) на самоволь­ные поступки поручика Кожина, в неисполнении им указов и в возбуждении людей к неповиновению. О получении указа назначить суд над Кожиным и об арестовании его за нежелание подчиниться суду. О приезде в Астрахань капитана Скорнякова-Писарева для производ­ства следствия по делу Кожина и Травина. [194]

Идея Петра Великаго и концессионерная идея. (В газете «Обзор» 1878 г. № 346, от 28 Декабря).

О необходимости выполнить завет Петра Великаго, данный им в наказе князю Бековичу при отправлении его на Каспийское море, «ежели возможно воду Аму-Дарьи паки обратить в старый ток». [195]

Аму и Узбой. Самара, 1879 г. 8°. III+55 стран. (С портретом Импе­ратора Петра Великаго).

На стр. 7—13: О среднеазиатском водном пути по мысли Петра Великаго.

Излагается сущность инструкций, данных государем Петром 1-м князю Черкасскому, Кожину, князю Урусову, относительно разследования воднаго пути чрез Среднюю Азию. [196]

Витевский, В. Н.: Яицкое войско до появления Пугачева. Изследование. (В «Русском Архиве» за 1879 г.).

В «Русском Архиве» 1879 г, № 4:

На стр. 402, 405—406: Об участии яицких казаков в экспедиции Бековича, и о побеге 33 человек из отряда.

В «Русском Архиве» 1879 г. № 8:

На стр. 387: Генерал-лейтенант Н. А. Веревкин, бывший 11 лет наказным атаманом Уральскаго казачьяго войска, на обеде, устроенном в честь его 20 июля 1873 г. по возвращении из Хивинскаго похода, в речи им сказанной указал на чрезвычайныя трудности, с которыми был сопряжен поход Бековича-Черкасскаго в Хиву и заметил:

«По истине надобно удивляться, как удалось Бековичу достигнуть [197]Хивы и привести туда несколько человек живыми, из которых большинство были яицкие казаки».

На стр. 424—425: От яицкаго казачьяго войска состоялись следующие наряды (в 1714—1717 гг.):

В 1714 г., на Каспийское море, к Бековичу-Черкасскому отпра­влено 100 казаков с особым атаманом Иваном Котельниковым.

В 1715 г. туда же командиро­вано 500 казаков при атамане Зиновии Михайлове.

В 1716 г. к нему же для Хивинской экспедиции — 1102 человека, под начальством походнаго ата­мана Никиты Бородина.

В 1717 г. к Бековичу-Чер­касскому отправлено было еще 368 чел. казаков. Указ предписывал выставить 448 чел.; но казаки не могли собрать более 368, без [198]сомнения, за малолетством, вследствие частых и значительных командировок.

Бекович 500 казаков вернул из Гурьева в домы, а 1500 взял с собой в Хиву, где они почти все и погибли.

Из челобитной, поданной яицкими казаками Петру Великому 12 октября 1720 г., усматривается, что походы с Бековичем-Черкасским, кроме потери в людях, обошлись войску — все вместе — 25.207 р.; одни снаряжения для Хи­винской экспедиции стоили яицким казакам 21.597 рублей.

В «Русском Архиве» 1879 г. № 10, стр. 207—212, и 11, стр. 0386:

Указывается, сколько казаков спаслось из отряда князя Бекови­ча; сведения о судьбе их, и когда и кем были выкуплены. [199]

Возобновление стараго пути в Индию. (Газета «Голос» 1879 г. № 147, от 29 Мая, передовая статья).

Между прочимздесь говорится следующее:

«Нельзя не удивляться изуми­тельной чуткости и глубине понимания русских интересов в Петре Великом. В то время, когда во всей Европе никто не думал о возобновлении пути в Индию через Кавказский перешеек, гениальный преобразователь охватил могучим своим умом всю общность торговых интересов в Прикаспийском крае. Экспедиция Бухгольца в китайский Туркестан и Бековича-Черкасскаго в Хиву, с поручением повернуть, если возможно, Аму-Дарью в Каспийское море, ясно указывают на точный план [200]торговой эксплуатации всей Средней Азии, чрез Каспийское море и Волгу, которую великий саардамский плотник соединял каналами с Черным, Балтийским и Белым мо­рями». [201]

Сборник князя Хилкова. СПБ. 1879 года. 8°.

I. Хронологическое обозрение политических сношений России с Бухариею.

На стр. 460—462, 465—466: Об экспедиции кн. Бековича и отношение к ней Бухарии.

II. Грамота Петра I от 17 Марта 1716 г. к Бухарскому хану Абул Феизу, об оказании надлежащаго приема и пол­ной доверенности отправляемому к нему посланником князю Александру Беко­вичу-Черкасскому. (Стран. 547—548).

III. Инструкция данная 13 Июля 1718 г. Петром I секретарю ориентальной экспедиции Флорию Беневени, при отправлении его посланником в Бухарию. (Стран. 552—556). [202]

Между прочим Беневени было поручено: стараться подлинно уви­дать во владении хивинском, в реках Дарье или иной какой, о имеющихся там золотых розсыпях, для каковой цели был послан кн. Ал. Бекович-Черкасский.

IV. Грамота Бухарскаго хана Абул Феиза к Императору Петру I (1724 г.), о приеме оказанном в Бухарии россий­скому посланнику Флорио Беневени; о намерении хана наказать юргенскаго вла­детеля Ширгазы за умерщвление и разграбление им посла, ехавшаго из России (кн. Черкасскаго); и о продолжении по прежнему дружественных и торговых сношений России с Бухарою. (Стр. 557— 559). [203]

Шепелев, А.: Очерк военных и дипломатических сношений России с Среднего Азиею. (Материалы для описания Хивинскаго похода 1873 г. Со­ставлено под редакциею генер. штаба генерал-лейтенанта В. Н. Троцкаго. Изданы на правах рукописи, по распоряжению Туркестанскаго генерал-губернатора ген.-адъют. К. П. фон-Кауфмана). Ташкент. (1879 г.) и 1881 г. 87 стр., в лист.

На стр. 11—24, подробное изложение планов и действий Петра Великаго по отношению к Средней Азии, с описанием хода экспедиции князя Черкасскаго. [204]

Железнов (Иоасаф): Хива. (Из сказаний уральских казаков).

Напечатано в журнале «Древняя и Новая Россия» за 1880 г. № 9, Владимиром Витевским, в его статье: «И. И. Железнов и сказания уральских каза­ков о Хиве». — Впоследствии включено во 2-е издание сборника И. И. Железнова: «Уральцы». Том 3-й, СПБ. 1888 г., стр. 72—119.

Разсказ казака А. Д. Барсукова, о походе князя Бековича.

На стр. 137—138. «Несколько слов от автора» (И. Железнова) по поводу этого разсказа. [205]

Данилевский, Григ. П.: На Индию. Историческая повесть из времен Петра Великаго. (В «Вестнике Ев­ропы» 1880 г. № 12, стр. 512—616).

В 1885 г. издано отдельною книгою (А. С. Сувориным), а впоследствии вошло в а Собрание сочинений Г. П. Данилевскаго, под новым заглавием: «На Индию при Петре I» и названо— историческим романом.

Вторая часть романа, озаглавлен­ная «Индейский поход (1717— 1721 г.)», заключает в себе биографическия сведения о Бековиче, описание движения и действий его отряда, прибытия в Хиву и умерщ­вления Бековича хивинцами. [206]

Попко (Иван): Терские казаки с стародавних времен. Исторический очерк. Выпуск I. СПБ. 1880 г.

На стр. 97—101, 329—332: Об экспедиции князя Бековича и об участии в ней гребенских казаков. Сохранившияся предания о зловещих явлениях предзнаменовавших плачевный конец экспе­диции, «напоминающей безстрашное плавание аргонавтов в неведомую страну за золотым руном». Жена и двое детей князя Александра Бе­ковича окончили жизнь в самый день его отплытия к Гурьеву го­родку из Астрахани: возвращаясь после его проводов домой в лодке, они были опрокинуты набежавшим вихрем и потонули в Волге, «а во время заключения мирнаго договора с хивинским ханом Шир-Гази, в степи, полуденное солнце на безоблачном небе вдруг померкло и [207]настолько затмилось, что от его диска оставался видимым лишь небольшой край, на подобие народившагося месяца. Солнечное затмение в таком лунообразном виде было истолковано поклонниками луны в свою пользу, а на русских лю­дей навело уныние, под влиянием котораго вдались они в западню и сделались жертвою хивинскаго вероломства».

На стр. 77—79, 97, говорится о кабардинских князьях, предках князя Александра Бековича-Черкасскаго, и упоминается что князь Александр до св. крещения носил имя Довлет-Гирей.

В XIV-й главе, посвященной легенде о «Гневе Терека Горынича», на стр. 233—241, поэтически изо­бражается, как один из немногих уцелевших участников экспе­диции Бековича червленский казак [208]Иван Демушкин, после многолетних скитаний в плену, возвра­щается стариком на родину и повествует родной реке о страданиях и гибели отряда Бековича. С Бековичем находилось до пятисот отборных гребенских бойцов, погибших в руках варваров или под ударами предательскаго ножа, или в цепях тяжкаго раб­ства. [209]

Веселовский Н.: Русские невольники в средне-азиатских ханствах. (Материалы для описания Хивинскаго по­хода 1873 г. Составлены под редакц. ген. штаба ген.—лейт. В. Н. Троцкаго. Изданы на правах рукописи по распоряжению Туркестанскаго ген.-губернатора ген.-адъют. К. П. фон-Кауфмана). Ташкент. 1881 г. in Fol.

Стр. 10: «В начале XVIII столетия Хива и Бухара обратили на себя внимание Петра Великаго со стороны торговли, как с са­мою Среднею Азиею, так особенно с Индиею. Индия была целию Им­ператора, а Хива и Бухара только средством достигнуть этой цели... ..... После неудачи утвердиться в Средней Азии, Петр Великий все-таки не оставлял своих видов на нее. В инструкции, данной посланнику [210]в Бухару, Флорио Беневени, эти виды им изложены очень подробно; но относительно невольников, на­ходившихся в этом ханстве, Бе­невени не получил никаких наставлений. Это видно из донесения Беневени, в котором он спрашивает императора, что делать ему с пленными, которые, как видно, сильно осаждали посла».

(Стр. 2—3). Между тем «после похода Бековича в 1717 году контингент рабов в Средней Азии еще более увеличился. Все наши посланники, отправляемые разновре­менно в Хиву и Бухару, указы­вали тысячи русских пленных в этих ханствах. Флорио Беневени, бывший в Бухаре с 1721 по 1725 г., доносил Петру Великому: «как повелит Ваше Величество об здешних полоненных русских казаках, солдатах и прочих, не [211]только которые при князе Бековиче взяты, но и при иных от каракалпаков и казаков (киргизов) заполоненных?» (Далее он сообщает, сколько насчитывается русских пленных в Хиве, Бухаре, у узбеков и в других средне-азиатских владениях).

«По этому донесению оказывается, что пленных наших больше было в Бухаре, что очень возможно. Хивинцы, после похода Бековича, должны были опасаться русских даже и в своем ханстве; нет ничего удивительнаго поэтому, что хивинцы старались скорее сбыть их в соседнюю Бухару.

Кроме Беневени на такой сбыт указывает один из наших соотечественников, Ефремов, взя­тый в плен в 1774 г. и пробывший в Бухаре около 8 лет. Он сообщает, что один [212]хивинский ходжа сохранил из отряда Бековича 100 человек и отослал их тайным образом в Бухару к Абул-Феиз-хану, который и сделал из них стражу при своем дворе. Каким образом хивинский ходжа мог «сохранить» 100 чел. от избиения, которому подвергся наш отряд, и «тайно» переслать в Бухару, остается до сих пор неразъясненным. Помимо вмеша­тельства ходжи, хивинцам не было никакой надобности избивать отряд до последняго человека, когда русские пленные были очень нужны для разных работ в ханстве, и для хивинцев представлялись очень ценным товаром, а потому оста­вленные в живых русские сол­даты, вероятно, были распроданы в частныя руки. Ефремов же, слышавший разсказ об избиении нашего отряда спустя 50 лет после этого события и притом в [213]Бухаре, а не в Хиве, мог передать предание это несколько в ином виде, чем дело происходило в действительности. Во всяком слу­чае не подлежит сомнению, что бухарский хан Абуль-Феиз имел стражу из русских пленников, большинство которой составляли русские, уцелевшие из отряда Бековича».

Стр. 3: «Из письма Абул-Хаира к Урусову (полученнаго в Оренбурге 30 Апреля 1741 г.) видно, что в 1740 году, из числа уцелевших от избиения отряда князя Бековича-Черкасскаго, в живых находилось только 24 человека.... В конце 1740 г. шах Персидский Надир взял Хиву и освободил томившихся там рус­ских пленных, оделив их день­гами и лошадьми для возвращения в Россию». [214]

Михаил Дмитриевич Скобелев в его письмах и распоряжениях в Ахал-Текинской экспедиции 1880— 1881 г. Сообщ. А. Ф. Арцишевский и И. А. Чанский. (В «Русской Старине» 1883 г. № 5).

На стр. 413: В предписании полковнику Арцишевскому ген.-адют. Скобелева, из Асхабада, от 22 Января 1881 г.: «С воз­вращающимся населением обращай­тесь честно, где выгодно, даже ве­ликодушно.... При всем том, как бы небосклон не представлялся без­надежно радужным, тем крепче держите камень за пазухой. Пом­ните князя Бековича-Черкасскаго, подполковника Рукина.... Осторож­ность, осторожность, осторожность». [215]

Путешествия Г. С. Карелина по Каспийскому морю. Издано под ред. профессора Модеста Николаевича Бог­данова.

«Записки Императорскаго Русскаго Гео­графическаго Общества. По общей географии (отделениям географии математиче­ской и физической)». Том Х. СПБ. 1883 г.

I. Экспедиция для осмотра восточных берегов Каспийскаго моря в 1836 г.

Об экспедиции князя Бековича-Черкасскаго говорится на страницах 162—163.

II. Обозрение восточных береговКаспийскаго моря в отношениях статистическом, топографическом и физическом. [216]

На стр. 402: Об Александр-Байском заливе и об укреплении, заложенном здесь Бековичем в 1716 г.

На стр. 407—408: О старом русле и устье Аму-Дарьи. Объяснение противоречивых донесений по этому предмету Бековича, Ко­жина и князя Урусова, послуживших неосновательною причиною по­читать предположение о прежнем течении реки Оксуса вздорным.

III. О торговле и промышленности восточных берегов Каспийскаго моря.

На стр. 435—436: «Петр Великий был первый положивший основание каспийской торговле. Есте­ственно, что обширные виды безсмертнаго Государя были первона­чально обращены на Восток. Вос­пользовавшись случайно [217]полученным известием о течении огром­ной реки Аму-Дарьи, богатых странах ею омываемых, и в предположении, что она вливалась прежде в Каспийское море, Госу­дарь повелел произвести точнейшия изследования, и на сей конец в 1716 году послал с 4 т. отрядом отважнаго, но слишком доверчиваго князя Бековича, который достигнув уже хивинских пределов, погиб со всем отрядом жертвою гнуснейшаго вероломства и собственной своей неосторожности». [218]

Идаров, С. А.: Значение Индии в политике России с Турцией и Англией. (Русский вестник 1884 г. № 6).

На стр. 491—495: Посольства в Индию, к Великому Моголу, при Петре Великом, для собрания сведений о странах лежащих на пути, в связи с экспедициею князя Черкасскаго. [219]

Князь Александр Бекович-Черкасский. («Энциклопедия военных и морских наук», составл. под главн. ре-дакцией ген.-лейтен. Г. А. Леера).

Том I, вып. 3-4. СПБ. 1884 г.

Экспедиции князя Черкасскаго по­священы столбцы 387—388. [220]

Russian projects against India from  the Czar Peter to general Skobeleff, byН. Sutherland Edwards. London. 1885, 8°. (Проекты России относительно Индии от Петра I до генерала Скобе­лева. Сочинение Г. Сёверлэнд Эдуардс'а. Лондон. 1885 г. 8°).

В 1-й главе, на страницах 5—27 (и местами далее), об экспедиции князя Бековича при Петре I. Довольно подробное изложение. [221]

Костенко, Л.: Исторический очерк распространения русскаго владычества в Средней Азии. (В «Военном Сборнике» за 1887 г.).

В Воен. Сборн. 1887г., т. CLXXVI, № 8:

На стр. 156—163, об экспедиции князя Бековича-Черкасскаго. Между прочим, автор высказывает следующее мнение, от­носительно виновности Бековича в неудачном исходе экспедиции:

«В гибели отряда князя Беко­вича у нас принято винить исключительно его самого. Бекович действительно безусловно виноват в том, что дал себя обмануть, раз­деливши свой отряд на части. На­ходясь в ханском лагере и отда­вая приказание о раздроблении сво­его отряда, Бекович, нет сомнения, сознавал, какой опасности он подвергает и себя и других, но, [222]тем не менее, он сознавал также, что небольшое русское войско, заброшенное за тридевять земель от своей родины, действовать самостоя­тельно не может. Отряд наш уже слишком истощил свои силы, двигаясь по безводной и безплодной степи. Разбить хивинския войска в открытом поле он не мог, от­ступить в отечество, без помощи населения, был также не в состоянии. Оставалась одна надежда на то, что хивинский хан сдержит свое слово и окажет свое содействие утомленному и изнемо­женному русскому отряду. Но Беко­вичу ни в каком случае не сле­довало соглашаться на предложение разъединить его войска, ибо, еслибы он погиб со всем войском во время отступления или отсиживаясь в вагенбурге, то такая погибель не была бы безславна и русския войска не потеряли бы надолго [223]престижа в Средней Азии. Нет сомнения, что предприимчивый начальник отряда не поддался бы хитро­сти хана Ширгази: он с негодованием отверг бы предложение разделить на части вверенныя ему войска и попытался бы истощить все усилия в борьбе с трудными обстоятельствами, но несомненно и то, что трудно было ожидать успеха от военной экспедиции, двигавшей­ся по совершенно неизследованной местности, в жаркое время года, безводной и безплодной. Хан Аюка предвидел это и предостерегал князя Бековича. Будь на месте князя другой начальник экспедиции, то, более чем вероятно, что и он не достиг бы успеха. В 1839—1840 году, мы, удрученные печальным исходом экспедиции Бековича, более изследовали местность и бо­лее изучили условия степных походов, а все-таки потерпели [224]неудачу. Наконец, даже в 1873 году, кавказский отряд, двигавшийся в Хиву от Чикишляра, также не мог достигнуть цели и должен был возвратиться с пол­пути».

В Воен. Сборн. 1887 г. № 10:

На стр. 145: Во время последней хивинской экспедиции, когда 20 Мая 1873 г., в занятом отрядом генерала Веревкина городе Мангите, русские солдаты, для рас­правы с жителями стрелявшими из домов, ворвались в дома и умертвили до 400 чел. хивинцев, то «жители ханства смотрели на погром Мангита, как на возмездие за истребление отряда Бековича-Черкасскаго в 1717 году». [225]

Азбучный указатель имен русских деятелей, для русскаго биографическаго словаря. Составлен под на­блюдением Георг. Ф. Штейнмана. (В «Сборнике Императорскаго Русскаго Историческаго Общества». Том 60-й. СПБ. 1887 г.)

На стр. 413: Кожин, Александр Иванович, поручик флота, мор­ской картограф при Петре I, участвовавший в составлении карт Финскаго залива и Каспийскаго моря; в 1722 г. сосланный, за что-то? на поселение в Сибирь.

На стр. 414: Кожин, ?, лейтенант, посланный Петром I к Великому Моголу для заключения дружественнаго договора; убит в Хиве 1717 г. [226]

Журнал 12-го заседания Тверской Уче­ной Архивной Коммисии. Тверь (1888 г.). В лист. (Отдельные оттиски из №№ 28 — 30 «Тверских Губернских Ведомостей» за 1888 г.).

Страницы 4 — 5: В заседании 14 Дек. 1887 г. Председатель Твер­ской Архивной Коммисии А. К. Жизневский сделал сообщение по поводу пожертвованных в Тверской музей фотографических снимков с гра­моты Петра Великаго и собственноручнаго его письма. Документы эти, подлинники которых хранятся у Д. О. Кожина (в Кашинском уезде, в с. Настасове), следующие:

Открытая грамота, данная в С.-Петербурге за собственноручною подписью Петра I-го, 26 Янв. 1716 г., поручику Александру Кожину: «Божиею Милостию, Мы Петр I-й Царь и Самодержец Всероссийский....... [227]объявляем...... понеже мы за благо разсудили нашего морскаго флота офицера Кожина отправить..... в Каспийское море, ради осматривания на оном хода и пристаней для путешествия подданных наших в Персию....... (Текст грамоты в журнале комиссии приведен пол­ностью). На обороте грамоты имеется персидский перевод ея.

Другой документ — собственно­ручное письмо Императора Петра I-го к Кожину гласит следующее:

«Г. Кожин, когда будешь востиндии у Магола купи довольное число птиц больших всяких, а именно струсов, казеариусов и протчих, так же малых всяких родов, так же зверей всяких же родов, а больше малых всяких же ро­дов, привези с собою бережно. Из Данциха в 31 день Марта. Петр. 1716 г.». На обороте письма написано другою рукою «Господину [228]Порутчику Кожину где обретается». Это письмо, по отзыву нынешняго его владельца, никогда и нигде прежде не было напечатано.

Далее приводятся известные пункты данные Петром I поручику Кожину 27 Янв. 1716 г.: «Ехать ему в Астрахань и там взять...», и некоторыя другия встречающияся в различных изданиях сведения о Кожине и о его действиях на Каспийском море и во время экспедиции кн. Черкасскаго.

В конце сообщения г. Жизневскаго встречается следующее замечание: «по всему вероятию Кожин не исполнил поручения Петра Великаго и в Индии» и что «вернее всего поездка эта не состоялась», так как о результатах поездки не имеется никаких сведений ни в семейном архиве Кожиных, ни [229]в Императорской Публичной Библиотеке, ни даже у А. Ф. Бычкова, «печатающего переписку Петра I и по обязательному указанию кото­раго была сделана справка в Главном Архиве Министерства Ино­странных Дел».

На это замечание г. Жизневскаго можно возразить, что не было ни­какой надобности обращаться по этому вопросу в архивы Министерств, так как имеющиеся пе­чатные источники совершенно опре­деленно свидетельствуют, что по­ездка Кожина в Индию вовсе не состоялась и сам он даже не принял участия в походе Бековича, а из Астрахани возвратился об­ратно в Петербург. В тех же печатных материалах встречаются сведения и о дальнейшей деятель­ности и судьбе Кожина. [230]

Абаза, К. К.: Первые походы в Хиву. Поход князя Бековича-Черкасскаго.

В журнале «Родник» за 1888 г. № 11, Ноябрь, стра­ницы 409—421.

Абаза (Конст. Конст.): Казаки. Дон­цы, Уральцы, Кубанцы, Терцы. Очерки из истории и стародавняго казацкаго быта в общедоступном изложении. СПБ. 1891 г.

На стр. 153—155 и 283—286, воспоминания и предания уральских и гребенских казаков об экспедиции князя Бековича в Хиву. [231]

Разсказ гребенца Ивана Демушнина о походе Князя Бековича-Черкасскаго на Хиву в 1717 году. (В сборнике исторических, бытовых и географическо-статистических сведений о Терском казачьем войске «Терцы». Составил А. Ржевуский. Владикавказ. 1888 г., страницы 41—43).

Гребенский казак Иван Демушкин, участник экспедиции Беко­вича, захваченный в плен, был перепродан хивинцами в рабство в Персию, оттуда бежал и вер­нулся на Терек. [232]

В С.-Петербургском Артиллерийском Музее хранятся некоторыя дела имеющия отношение к посольству князя Черкасскаго в Хиву. («Архив Русской Артиллерии». Том I, СПБ. 1889 г. Составил Д. П. Струков, под редакцией Н. Е. Бранденбурга).

См. Дела Штаба Генерал-Фельдцейхмейстера:

Связки 3-я листы 355

» 21-я » 5

» 23-я » 1,11

» 25-я » 228

» 27-я » 5

» 45-я » 27

» 56-я » 40

» 70-я » 113, 191, 193

В Делах Арсенальнаго отдела, Связка 6-я лист 792.

В Делах Генеральнаго повытья Связка 2-я лист 50-й. [233]

Между прочим:

1716 г.: О посылке капитана кн. Черкасскаго послом к хивин­скому хану.

1716 г.: О снабжении припасами отряда капитана Черкасскаго.

1716 г.: Грамота Брюса кн. Чер­касскому о распоряжениях по от­пуску последнему «ради езды его в Хивинию» разных припасов.

1716 г: Указ о выдаче кн. Черкасскому жалованья.

1716 г.: О назначении в поход с посольствами Черкасскаго двух солдатских и драгунских полков и казаков.

1717 г.: Грамота кн. Черкасскаго Брюсу с просьбою поспешить высылкой в его отряд артиллерии.

1717 г.: Сообщение кн. Черкас­скаго Брюсу, о железной руде употребляемой в Персии на приготовление булата.

И тому подобн. [234]

Иванов, А. Л.: Пути в Индию. Краткий очерк развития торговых сношений с отдаленным Востоком. СПБ. 1889 г. 8°.

На стр. 1—4: О видах и планах Петра Великаго при отправлении посольства князя Черкасскаго.

Стр. 18: Близ Кунья Ургенча, по словам туземцев, находится место, где в земле можно найти в изобилии и русския старинныя монеты и разные драгоценные со­суды, из чего автор выводит заключение, «что убитые из отряда Бековича были или похоронены именно в этом месте, со всеми бывшими при них ценностями, или же награбленныя драгоценности с русских убитых были тайно за­копаны в этом месте». [235]

Старый Красноводец: Красноводский отряд. Его жизнь и служба со дня высадки на восточный берег Каспийскаго моря по 1878 год включительно. СПБ. 1890 г. 8°.

Тоже печаталось в «Военном Сборнике» за 1889 год, № 7 и друг.

Здесь говорится: «Придерживаясь хронологическаго порядка в описании рекогносцировок восточных берегов Каспия, произведенных когда либо нами со стороны моря, придется начать с экспедиции князя Бековича. Известно, что в 1716 г., почти пред началом движения в Хиву по суше, он высадил некоторую часть своих сил в двух местах, а именно: в Тюб-Карагане и в Красноводске. Оставив в них достаточные гар­низоны и возвращаясь в Астра­хань, Бекович приказал укрепить [236]названные пункты. вместе с тем начальствующим в них вменено было в непременную обязанность, построив в местах высадки укрепления, заняться разведкою прилегающих стран. Однакоже задача эта выполнена не была, так как прежде чем мы успели вполне утвердиться там, разнеслась по степи весть о несчастии постигшем Бековича в Хиве, а вслед затем наши новыя укрепления на берегу моря были обложены туземцами. Блокада велась и поддерживалась ими столь энергично, что коменданты наши, видя крайнее истощение сил своих гарнизонов, решили, срыв укрепления, отплыть в Астрахань; но это решение удалось привести в исполнение лишь тюб-караганскому гарнизону; суда же, везшия гарнизон красноводский, были разметаны бурей по морю и все без исключения погибли». [237]

Макшеев, А. И.: Исторический обзор Туркестана и наступательнаго движения в него русских. СПБ. 1890 г. 8°, 375 стр. и VIII планов.

Вслед за занятием в 1865 г. Ташкента, автором были предпри­няты в Николаевской Академии Генеральнаго Штаба лекции о Турке­стана, которыя по мере накопления новаго материала дополнялись. Таким путем выработалось это сочинение, представляющее полныя, но изложенныя в сжатой форме военно-историческия записки, с целью выяснения вопросов о колонизационном движении Русских на восток.

Походы к Туркестану при Петре Великом и, в частности, хивин­ская экспедиция князя Бековича, вновь разработанная по изданным до настоящаго времени материалам, изложены на страницах 68—80.

«...Так несчастно окончились первые шаги русских в Средней Азии, в богатое великими историческими фактами царствование Петра; но гигантские пла­ны его были семянем упавшим на доб­рую почву. Это имеем право сказать мы, находящиеся ныне, в Ташкенте и вспоминающие сегодня................... труды и страдания первых русских пионеров в варварской Средней Азии. Вечная память им, заплатившим своею кровью за смелую попытку про­никнуть в глубь Азии, во исполнение великих планов Петра. С их смерти начинается наше историческое и нрав­ственное право...».

(Маев,Н: Сношения России с Среднею Азиею при Петре Великом. Сообщение, про­читанное в экстра-ординарном заседании Туркестанскаго отдела Общества любителей естествознания 30 Мая 1872 г).

<<<ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД

Материал предоставлен автором журнала Антикварная англофобия
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор