Кунград

На сайте:

Живая природа › Статьи › Сайгака можно спасти

Сайгака можно спасти


Также на нашем сайте можно посмотреть статьи: "О сайгаке""Современное состояние сайгака Устюртской популяции"  и  фотографии сайгаков.



Поголовье сайгака - самого массового животного пустынь и полупустынь бывшего Союза - к 1960 году достигло численности в два млн особей. В настоящее время численность вида не превышает 120 тысяч особей в трех популяциях (Калмыкия, Казахстан, Узбекистан), то есть сайгак попал в список исчезающих животных. Трагедия в том, что почти все животные - самки. Численность самцов составляет десятые доли процента. Ученые бьют тревогу, поскольку обозначилась грань, за которой может последовать исчезновение вида.

Ученый А.Лущекина из Института проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова (Москва) считает, что сайгак - не просто животное, а уникальное явление в живой природе. Сайгак - один из самых древних представителей мамонтовой фауны (70-50 тысяч лет назад). Исчезновение этого вида вызовет значительные изменения в характере естественной растительности степей, пустынь и полупустынь,  которых в республиках СНГ предостаточно. Человек разумный не может допустить гибель сайгака.

На собрании актива неправительственных организаций ЭПРОН (Экспедиция природоохранных работ особого назначения), Союза защиты Арала и Амударьи и Арал-Диалог автору этих строк было поручено изучить проблему сайгака на каракалпакской части Устюрта, собрать информацию о состоянии дел в Калмыкии и Казахстане. Ведь мы обязаны выполнять Конвенцию по обеспечению биоразнообразия, принятую в Рио-де-Жанейро в 1992 году, обязаны добиваться результатов в исполнении Национальной стратегии сохранения биоразнообразия, одобренной Президентом И.Каримовым в 1998 году. Эти строки - фактический отчет о выполнении данного поручения.

ОТ АНТРОПОГЕННОГО ФАКТОРА ДО РАЗГУЛА БРАКОНЬЕРСТВА

Сильный удар популяции сайгаков нанес человек в 1972 году, проложив железнодорожную колею Кунград-Бейнеу. Очередная волна миграции несла многотысячное стадо антилоп к морю, в ту часть Устюрта, которая граничит с Казахстаном. Здесь в течение тысячелетий происходит окот сайгаков, тут находятся так называемые «родильные дома» этих быстроногих животных. И вот они остановились как вкопанные. Они не могли преодолеть железнодорожное полотно, восприняв рельсы, как ловушку. Ученые-зоологи должны были предусмотреть и выдать строителям план перехода мигрантов через магистраль. Этого не было сделано. Повыев траву в одном месте и не имея возможности двигаться по всей площади Устюрта, тысячи животных погибли от голода.

Новый удар по сайгаку пришелся на 1975 год. Строители проложили трубы магистрального газопровода диаметром 1060 мм, которые легли рядом с вырытой траншеей. Трубы были сварены в ленты длиной 20-40 км. До спуска в траншею они стали препятствием на миграционном пути животных. Сайгаки боялись преодолеть препятствие. Тысячи истощенных в период спаривания самцов, столкнувшись с трубами, приостановили  миграцию на юг. Самцы держались  восточного чинка, на склонах которого была кое-какая растительность. Однако корма было недостаточно, и копытные погибли. Этот случай описал в научном журнале известный ташкентский профессор О.Богданов. На коротком пути в 120 км от Урги на север он насчитал около 1000 трупов самцов.

Для нынешнего поколения антилоп железная дорога не является преградой, как и автодорожная магистраль, которая пролегла через Устюрт параллельно железнодорожной. Но теперь на животных обрушился более страшный бич. Вдоль железной дороги Кунград-Бейнеу построены станции, вокруг которых разрослись поселки. Браконьеры из них охотятся все дни в году. Назовем поселки: Бустан - около 20 семей, Кырккыз и Абадан, в которых проживает около 1500 жителей, Жаслык - около 4 тысяч, Каракалпакия - 4 тысячи и расположенный в правой стороне от дороги Кубла-Устюрт, в котором около 300 жителей.

Браконьеры трех категорий. Первая - эти стреляют сайгака для прокорма своих семей и  на  продажу. Туша сайгака уплывает в Казахстан по цене 2000-2500 тенге. Торговля мясом в поездах, идущих в Казахстан, идет в открытую: 1 килограмм за 1000 сумов. Вторая категория - браконьеры, добывающие рога для продажи в Китай. Рога от трех самцов составляют килограмм, который дает доход от 300 до 350 долларов. Эти браконьеры  разъезжают на скоростных мотоциклах. Сразив жертву и спилив рога, они моментально улетучиваются. Следом за авангардом движется грузовая машина, подбирающая  туши. Если инспектор захватит грузовик, он лишен возможности привлечь нарушителей. Инспектор убеждается, что животные не были загнаны, они отстреляны, о чем говорят следы пуль. Между тем в грузовике нет ружей. Водитель грузовика и его подручный объясняют, что поехали искать пропавшего верблюда или лошадь и наткнулись на отстрелянных сайгаков. Прокурор не возьмется вести дело против этих браконьеров (нет веских вещественных доказательств). Третья категория - это высокопоставленные лица. Для них охота - развлечение, им важно пострелять, в доходах они не нуждаются. Стрелки выезжают на скоростных джипах в сопровождении егеря из лесхоза и милиционеров.

Среди браконьеров немало безработных, которые живут гораздо обеспеченней работающих в Кунграде и Нукусе рабочих и служащих. В подручных у них есть и недавние уголовники. Их успех обеспечивает современная техника: быстроходные мотоциклы и мобильная связь. В поселке Жаслык, например, около 80 мотоциклов, в поселке Каракалпакия - более 100. На 9718 жителей шести населенных пунктов приходится более 200 мотоциклов. И есть еще автомашины высокой проходимости.

По самым скромным подсчетам зоологов и охотоведов, за 32 года (1972-2004) браконьеры истребили 80 тысяч животных.

Штрафная система наказания браконьеров не оправдала себя. От нее надо отказаться если не целиком, то хотя бы наполовину. Разве можно накладывать одну сумму штрафа за убийство самки сайгака, которых десятки тысяч, и за самца, которых не осталось и тысячи особей? За убийство самца, хранение, скупку и продажу рогов следует установить более строгое наказание. Этого должен добиться Госкомприроды РК.

Первое громкое дело по привлечению к суду относится еще к ноябрю 1983 году. Биолог М.Аметов из Управления лесного хозяйства РК оформил дело на трех офицеров, отстреливавших сайгаков из автоматов. Военная прокуратура проявила принципиальность, офицеры были наказаны понижением в звании.

Активно поработал в 1990-1999 годы главный инспектор М.Косбергенов, по материалам которого были осуждены более 10 браконьеров, истреблявших сайгаков.

В настоящее время выявлением браконьеров занимается оперативная группа Госкомприроды РК под названием «Устюрт». Возглавляет ее Бегдулла Утепбергенов. В его подчинении инспектор Тураш Оремуратов. Есть еще два внештатных сотрудника. Какими средствами располагает оперативная группа, чего она добилась? В 1998 г. выделили подержанную машину, которая не столько бегала, сколько ремонтировалась. Попробуй догони браконьера на мотоцикле «Урал»! О приборах ночного видения, мобильной связи начальство не позаботилось, о бензине можно только мечтать. Зарплата - 20 тысяч сумов в   месяц. В 2004 г. Б.Утепбергенов получил другую подержанную автомашину.

РАЗГОВОР С ХАКИМОМ

Многолетние исследования ученых показали, что пустыне нужны сайгаки. Дело в том, что уровень поедания дикими травоядными животными растительности пустынных пастбищ и способность растений к дальнейшему росту находятся в равновесии. Таким образом, сокращение численности сайгаков приведет к нарушению равновесия, и продуктивность пастбищ может снизиться. Отсюда обитание сайгаков на Устюрте, как и в других землях аридной зоны, стимулирует интенсивный рост зеленой массы и обеспечивает продуктивность пастбищ. Очень хочется, чтобы названные выводы знали руководящие работники.

Природоохранная служба привела меня в кабинет хакима Кунградского района Парахата Калимбетова. В этой  должности он первый год. До этого работал заместителем министра внутренних дел Каракалпакстана. Доволен тем, что при его участии Кунградский район имеет самый большой посевной клин под пшеницей.

Разговор поворачивается таким образом: чтобы обеспечить биоразнообразие на Устюрте, следует устранить браконьерство, а незанятых в поселках людей вовлечь в земледелие и животноводство.

Парахат Жанабаевич и сотрудники хакимията не в курсе той работы, которая ведется во всех государствах после подписания в Рио-де-Жанейро в 1992 г. Конвенции по обеспечению биоразнообразия, не слышал он и о Боннской конвенции об охране мигрирующих видов животных. Полагаю, руководители Госкомприроды РК в силах провести семинар на эту тему для аппарата хакимията, ввести людей в русло требований Национальной стратегии по сохранению биоразнообразия в Узбекистане. На Каракалпакском Устюрте есть что изучать и охранять. Здесь обитает более 50 процентов известных в Каракалпакстане представителей флоры и 45 процентов представителей фауны.

Вина предков коренного населения перед матушкой-природой велика. Достаточно напомнить, что в ХХ веке в результате хищнической охоты были истреблены на Устюрте гепард, кулан, устюртский горный баран, полосатая гиена. Как было бы важно внедрить в сознание современного человека понятие о греховности действий, ведущих к истреблению животных.

ЕСТЬ ЗАКАЗНИК, НЕТ ЗАКАЗНИКА

Постановлением Совета Министров Республики Каракалпакстан № 311/12 от 29 ноября 1991 г. был образован заказник «Сайгачий» на плато Устюрт на площади 1 млн га. Само название говорит, что объявленная природная территория предназначена для обеспечения условий, необходимых для сохранения популяции сайгака. Срок его действия был определен на 10 лет.

11 февраля 2000 г. Совет Министров РК принял постановление № 33/1, согласно которому срок действия заказника продлен до 2010 года. Заказник находится в подчинении Госкомприроды РК.

На самом деле нет заказника, ибо ничего не сделано для его функционирования. Нет руководителя. Нет научных работников (хотя бы одного зоолога, одного ботаника). Помимо сайгака, здесь обитают редкие и исчезающие виды млекопитающих и птиц, наблюдения за которыми представляют несомненный интерес. В местности Чурук в западной части заказника и на восточной окраине произрастают самые крупные в Каракалпакстане массивы черного саксаула. Есть и другие растения, интересные для ботанической науки.

Однако за 13 лет не построено здание конторы. Нет самых примитивных избушек, именуемых кордонами, в  которых могли бы переночевать научные работники и смотрители.

В списке особо охраняемых природных территорий Узбекистана числится и заказник «Сайгачий». Но тщетно искать следы его деятельности. В Госкомприроды РК нет даже карты заказника. И это никого не волнует.

Единственный человек, который мог что-то сказать о «Сайгачьем», был Бегдулла Утепбергенов. Десять лет назад он оборудовал 20 железных столбов (аншлаги) и расставил их по периметру территории, отведенной под заказник. Работу эту нельзя считать выполненной, поскольку аншлаги отстоят друг от друга на расстоянии 40-45 км, а должны отстоять хотя бы на расстоянии 5 км.

Трагедия в том, что на отведенной правительством площади заказника круглый год ведется отстрел сайгаков браконьерами.

О ПРИЧИНАХ ЭТОГО БЕЗРАЗЛИЧИЯ

Чтобы охранять биогеоценозы, необходимо знать представителей животного и растительного мира, которые их населяют. Инспекторами Госкомприроды по охране флоры и фауны имеют право работать только биологи с университетским образованием. На должность инспекторов должны приниматься люди, которые воспринимают жизнь джейрана, зайца, лягушки с таким же трепетным вниманием, как эмоции родного сына или дочери.

Двадцать штатных сотрудников Управления охраны животного и растительного мира - это случайные люди в ведомстве Госкомприроды РК, зачисленные в силу приятельских или родственных отношений. Они могут накладывать штрафы на нарушителей, но ведь они обязаны еще предупреждать нарушения, то есть быть проводниками природоохранной политики государства, информаторами обо всем хорошем, чего добилось мировое сообщество в плане исполнения природоохранных конвенций.

Из 20 ни один не окончил биофак. Только двое из них приближаются в своих знаниях к необходимому уровню. Один получил диплом преподавателя химии и биологии после окончания пединститута. Второй имеет специальность лесовода. Остальные - агрономы, зоотехники, инженеры, техники, бухгалтер, есть и со школьным образованием. Эти «специалисты» наломали немало дров, о чем следует  писать отдельно. Поражает тот факт, что они успешно прошли уже не одну аттестацию.

И.о. начальника Госбиоконтроля А.Григорьянц в беседе с корреспондентом «Правды Востока» 23 июля высказал соображения, касающиеся подготовки кадров для природоохранной работы.

Председатели Госкомприроды РК (их сменилось предостаточно) не воспринимали и не воспринимают низкий уровень знаний инспекторов, поскольку сами не поднялись до требуемого жизнью высокого уровня. Работал председателем У.Маткаримов, агроном, был осужден за нарушения закона, работал доктор сельхознаук М.Ибрагимов, специалист по выращиванию дынь и кабачков. Работал А.Худайбергенов, инженер. Это не борцы, а чиновники. Сердечные муки в связи с истреблением сайгака ими не воспринимались, для них это чужая боль. Нынешний председатель - географ. На состоявшейся сравнительно недавно международной конференции по спасению сайгака в Астане П.Реймов показал, что не владеет ситуацией.

А КАК У СОСЕДЕЙ?

На моем письменном столе письмо Оркена Шаймуханбетова, возглавляющего общественный центр охраны дикой природы «Арлан», базирующийся в Караганде. Он сообщает о том, что в бескрайних казахстанских степях можно встретить табунки сайгаков из 5-6 голов (а раньше были многие тысячи!), информирует о том, что в Казахстане разработана государственная программа «Сайгак», рассчитанная на 2004-2007 годы.

Программа предусматривает разработку нормативно-правовых, административных и организационно-хозяйственных мер по охране сайгаков, которые бы исключили массовое браконьерство, обеспечили стабилизацию численности животного и восстановление его популяции. Основными исполнителями являются Комитет лесного и охотничьего хозяйства, акиматы 10 областей и общественные организации. Предусмотрено создание специализированной службы охраны сайгаков на территориях заповедных зон, усовершенствование государственной системы охраны животного мира, включая сайгаков и других редких и исчезающих видов. Созданы мобильные отряды высокооплачиваемых инспекторов.

В Республике Калмыкия добились большего. Комитет природных ресурсов по указу президента взял под контроль исполнение Программы спасения сайгака на 2002-2006 годы. Охрану сайгака обеспечивает заповедник «Черные земли». В пустынях и степях республики вылавливает браконьеров природоохранный отряд из 23 человек. В его распоряжении 10 машин УАЗ, рации, приборы ночного видения, 3 мотоцикла, пистолеты, карабины. Работает центр по приручению и содержанию сайгаков в неволе (сохранение генофонда популяции на случай, если не удастся сохранить сайгака в природной среде обитания).

Калмыкии помогают Служба рыбы и дичи США, посольство Королевства Нидерландов в Москве, Зоологическое общество Денвера, Мюнхенское зоологическое общество, зоопарк Роттердама. А мы только начинаем шевелиться.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ О БОЕСПОСОБНОЙ ИНСПЕКЦИИ

Необходимо понять, что браконьерство и равнодушие - большая сила. С ней может совладать сила от объединения знаний ученых, напористости неправительственных организаций и СМИ.

На базе группы «Устюрт» следует срочно создать боевую инспекцию. Дать людям три новые машины УАЗ, приборы ночного видения, мобильные телефоны, бинокли, фотоаппараты, палатки, автоматы (два пистолета у нынешней службы - это не вооружение). Состав инспекции: 6 инспекторов, 4 водителя. Оплата: водителям - по 80 тысяч сумов, инспекторам - по 100 тысяч сумов в месяц. Ведь люди работают под  пулями на обжигающем холодом ветрах пустыни и на жаре, когда чувствуешь себя как на сковородке. В Казахстане оплата инспекторов в мобильных отрядах поставлена на этом уровне. В Калмыкии, территория которой уступает площади Каракалпакского Устюрта, браконьеров вылавливают 23 человека. Мы же просим штат в два с лишним раза меньший.

На выбивание штатных единиц, приобретение автомашин и оборудования в Госкомприроде Республики Узбекистан уйдет не менее года, а сайгаки гибнут каждый день. Но ведь есть благотворительный Фонд по защите генофонда Приаралья, созданный согласно постановлению Кабинета Министров в апреле 2004 г. Спасение сайгака, защита редких и исчезающих видов животных и растений - это и станет конкретными действиями по обеспечению разнообразия. Надо просить фонд, и он даст.

Разумеется, инспекцию должен возглавить биолог с исключительной наступательной хваткой. Неправительственная организация ЭПРОН рекомендует на эту должность Максета Косбергенова. Он окончил биофак ТашГУ, работал начальником Центральной оперативной группы по охране животного и растительного мира Госкомприроды РК. Выловленные им браконьеры ежегодно выплачивали государству штрафы за содеянное от полутора до двух миллионов сумов. Он конфисковал более 50 ружей, оформил 40 дел в Аральскую природоохранную прокуратуру.

Инспекция на Устюрте в новом составе, помимо борьбы за восстановление численности популяции сайгака, будет заниматься природоохранной работой с целью сохранения редких и исчезающих млекопитающих, к которым относятся джейран, индийский медоед, светлый хорь, манул, ласка, перевязка, пегий путорак. В защите нуждаются птицы: дрофа-красотка, беркут, степной орел, белоголовый сип, саджа, белобрюхий рябок. Под охрану будут взяты реликтовые и эндемичные растения флоры Устюрта.

Валентин Бочин.Ученый секретарь
неправительственной организации ЭПРОН
(Экспедиция природоохранных
работ особого назначения).
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор