Кунград

На сайте:

История › Документы › Торговля с Московским государством и международное положение Средней Азии в XV-XVII вв. › Торговые сношения Московского государства с народами Средней Азии XVI-XVII вв. часть 3.

I. Торговые сношения Московского государства с народами Средней Азии XVI-XVII вв.


48. 1641 г. ранее августа 9. — Отписка астраханских воевод князя Никиты Ивановича Одоевского с товарищами ц. Михаилу Федоровичу с извещением о прибытии в Астрахань хивинского гонца Назар-Мелика с ярлыками от хивинского, бухарского и балхинского ханов.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Никитка Одоевской, Никитка Мезецкой, Олешка Дуров, Первушка Неронов челом бьют. В нынешнем, государь, во 149-м году [161] апреля в 18 день приехал в твою государеву отчину в Астарахань с Караганские пристани на твоей государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии бусе юргенского Исфендияра царя гонец Незер-Малик, а с ним царевых людей 4 человека да его гонцов племянник да людей ево 4 человека. И мы холопи твои велели того юргенского гонца Незер-Малика с царевыми и сь ево гонцовыми людьми поставити на бухарском дворе, где наперед сего юргенские гонцы стаивали, а в приставех государь велели у него быти астараханскому сыну боярскому Северге Медведеву. И апреля же, государь, в 19 день велели мы холопи твои юргенскому гонцу Незер-Малику быти к себе в сьезжую избу, и как, государь, юргенского Исфендияра царя гонец Незер-Малик к нам холопем твоим в сьезжую избу пришел и в то, государь, время было в городе и в сьезжей избе людно и стройно. И подал нам холопем твоим 4 листа, и мы холопи твои приняв листы говорили ему, что те листы велим мы холопи твои перевесть и ответ ему у[чини]м и велели ему ехать на бухар[ской] двор. И послали мы холопи твои к гонцу твое государево жалованье корм и питье примерясь к прежним бухарским и юргенским гонцом. А листы, государь, писаны фарсовскими и турскими письмы, и мы холопи твои те листы велели перевесть, а в переводех написано: один лист от бухарского Имам-кулия царя, а другой лист от балхинского Недыр-Магаметя царя, писаны к нам холопем твоим, что они послали к тебе к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии к Москве послов своих Бегбута-Багатыря да Хоже-Ибраима, и как те их послы к нам холопем твоим в Астарахань приедут и нам бы холопем твоим тех их послов велети из Астарахани отпустити к тебе к государю к Москве безо всякого задержанья. А 2 государь листы писаны к нам же холопем твоим от юргенского Исфендияра царя: в одном листу написано, || прислал из Бухар Имам-кули царь да из Балха Недыр-Магаметь царь послов своих, а с ними приехали многие торговые люди со многими товары, а он Исфендияр царь потому ж послов своих изготовил было и многих торговых людей хотел отпустить к бусному пристанищу вместе. И бусы де государь к пристанищу пришли поздо, и весть ему Исфендияру царю учинилась, что присланы к бусному пристанищу только 2 бусы, и он де Исфендияр царь тех послов и торговых людей для того ис Хивы к пристанищу и не отпустил, да и потому де, государь, он их не отпустил, что на пути учали быть воинские люди. И он де Исфендияр царь отсрочил тое посылку до весны, и нам бы холопем твоим прислати весною 4 бусы, потому что корован у него изготовлен большой а в 2 де бусы не покластца, а для тех бус послал он Исфендияр царь в Астарахань к нам холопем твоим Незер-Малика-Багатыря, а с ним 8 вьюков товару, и ево б Незер-Малика отпустити на тех бусах вскоре. А в другом, государь, листу писано к нам же холопем твоим, чтоб прислати к нему Исфендияру царю соколов гнезных сколько пригоже. А что, государь, иных каких дел есть, и он Исфендияр царь приказывал к нам холопем твоим речью с Незер-[162] Маликом, и мы холопи твои велели ему Незер-Малику быти к себе в сьезжую избу и спрашивали его Незер-Малика, что с ним от Исфендияра царя словесной приказ. И юргенской гонец Незер-Малик нам холопем твоим говорил то жь, что и в листах от юргенского царя писано, чтоб из Астарахани на Караганскую пристань прислати 4 бусы. Да с ним же де Незер-Маликом приказывал юргенской же Исфендияр царь, чтоб нам холопем твоим прислати к нему из Астарахани соколов добрых гнездных сколько пригоже; и мы холопи твои говорили юргенскому гонцу Незер-Малику, что по твоему царского величества указу мы холопи твои бусы делати велим, а зделав бусы его Незер-Малика и твоего царского величества торговых людей из Астарахани на Караганскую пристань отпустим. А что юргенской Исфендияр царь к нам холопем твоим в листах своих писал и словом говорити с ним Незер-Маликом приказывал шлет к тебе великому государю балхинской Недырь-Магаметь царь посла своего, и мы холопи твои без твоего царского величества указу приняти в Астарахань балхинского посла не смеем, потому что наперед сего у тебя великого государя з балхинскими цари || ссылки не бывало, и о том мы холопи твои отпишем к тебе великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии. А что писал Исфендияр царь к нам холопем твоим о соколах, и гонцу ево Незер-Малику мы холопи твои сказали, что в твоей государеве отчине в Асторохани соколов нет, и Исфендияр бы царь писал к тебе великому государю. И велели мы холопи твои Незер-Малику ехать на двор, где он поставлен, а твоего государева жалованья поденного корму велели ему давать примерясь к прежним гонцом, гонцу по 8-ми д., питья по 3 чарки вина по 3 крушки меду по 3 крушки пива, царевым людем 4 человеком по 4 д., питья по чарке вина по крушке меду человеку на день, да его гонцовым людем 3 человеком по 3 д., да питья по чарке вина человеку на день. А бусы государь велели мы холопи твои делати таможенному голове Федору Онтонову; и как бусы на морской ход зделали, и мы холопи твои призвав к себе в сьезжую избу юргенского Исфендияра царя гонца Незер-Малика и ему говорили по указу твоего царского величества: бусы на Карганское пристанище зделаны, и он бы Незер-Малик ехал на тех твоих государевых бусах на Караганскую пристань не мешкав. И юргенского Исфендияра царя гонец Незер-Малик нам холопем твоим говорил, что ему ныне на твоих государевых бусах на Караганскую пристань ехати не уметь, потому что прислано с ним в Асторохань юргенского Исфендияра царя товары и пося-места де, государь, царевы и ево и товарыщев ево товары не испроданы, а дожидатца ему из твоих государевых верховых городов в короване торговых людей. И мы холопи || твои говорили гонцу Незер-Малику: писал к нам холопем твоим Исфендияр царь, чтоб ево Незер-Малика из Асторохани отпустить на бусах вскоре, а караваны из твоих государевых городов в Асторохань приходят позно. И гонец Незер-Малик нам холопем твоим отказал, на бусах из Асторохани не поехал, а остался в [163] Асторохани для своего торгу. И мы холопи твои послали для ведома из Асторохани х Караганской пристани с астороханским сыном боярским с Ываном Сусловым одну твою государеву бусу, а на той твоей государеве бусе отпустили из Асторохани на Караганскую пристань руских торговых людей и иноземцов с товары; а писали мы холопи твои с ним с Ываном х корованным головам на Караганскую пристань и словом говорити приказывали, что твои государевы бусы со многими торговыми людьми на Караганскую пристань будут из Асторохани вскоре за ним, и они б караван[ны]е головы с торговыми людьми и с товары ехали х Караганской пристани не мешкав и торговали б с твоими государевыми рускими торговыми людьми повольными торги, чтоб в твою государеву отчину в Асторохань с Караганского пристанища притти не измотчав, и на море не зазимовать. А юргенской гонец Незер-Малик на той твоей государеве бусе с сыном боярским с Ываном Сусловым послал царева человека Зорума Курбанова да торгового человека Каракея. А как юргенского Исфендияра царя гонец Незер-Малик в Асторохани исторгуетца, и мы холопи твои отпустим ево на достальных твоих государевых бусах с рускими торговыми людьми, и о том к тебе государю отпишем. А сыну боярскому Ивану Суслову в наказной памяти написано и словом мы холопи твои приказывали: будет придут из Юргенчь х Караганской пристани бухарского Имам-кулия царя и балхинского Недыр-Магаметя царя и юргенского Исфендияра царя к тебе государю послы или посланники или купчины || и похотят ехати с Караганские пристани на твоей государеве бусе с ним Иваном вместе, и мы холопи твои велели ему Ивану бухарского Имам-кулия царя и юргенского Исфендияра царя послов и посланников и купчин с людьми их на твою государеву бусу посадити, а балхинскому послу или посланнику и купчине велели мы холопи твои говорить, что наперед сего с тобою великим государем царем и великим князем Михаилом Федоровичем всеа Русии у балхинских царей ссылки не бывало, и о том мы холопи твои писали к тебе к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, а что о том твой государев указ к нам холопем твоим будет, и о том им ведомо учиним. А ныне не велели мы холопи твои балхинских послов сыну боярскому Ивану приняти на бусу, потому в твоем государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии наказе у нас холопей твоих написано, с которыми государствы ссылок и письма у прежних твоих государевых бояр и воевод в Астарахани не бывало, и нам холопем твоим потому ж собою мимо прежних твоих государевых указов о том не вчинати делати, о всем сыскивая и примерясь к прежним твоим государевым указом, а в Астарахани, государь, в сьезжей избе при прежних государех и при тебе государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии з балхинскими цари ссылки не сыскано. А с товаров, государь, которые привез с собою юргенской гонец Незер-Малик велели мы холопи твои таможевному голове взяти пошлины до твоего государева царева и великого князя Михаила [164] Федоровича всеа Русии указу, потому в листу юргенского Исфендияра царя к нам холопем твоим || написано, что послано с ним Незер-Маликом 8 вьюков, а какие товары того в листу не написано и росписи царевым товаром за царевою печатью к нам холопем твоим с ним Незер-Маликом не прислано. И по росписи, государь, таможенного головы Федора Онтонова юргенского гонца Незер-Малика с товаров что он называл царевыми товары взято твоих государевых таможенных пошлин 172 руб. 33 алт. з деньгою. И будет, государь, юргенского и бухарских царей послы и гонцы и купчины, которые учнут вперед приезжати в твою государеву отчину в Асто-рохань, и товары все учнут называть царевыми товары а в листах царевы товары написаны будут не имянно, и с тех товаров твои государевы таможенные пошлины имать ли или нет, о том вели нам холопем своим свой государев указ учинить. || А на Караганскую, государь, пристань твои государевы бусы ежегод из Асторохани отпускают, как придут торговые люди в корованех с товаром из твоих государевых верховых городов, а с весны государь в Асторохани торговые люди с товары не живут, и твоих государевых бус на Караганскую пристань отпустить не с чем. А каковы, государь, листы юргенской Исфендияр царь в Асторохань к нам холопем твоим з гонцом своим с Незер-Маликом прислал, и мы холопи твои те листы послали к тебе к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии под сею отпискою.

На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии.

149-го августа 9 день с [астра] ханцом с Ываном Дрожжиным.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. апреля 18, лл. 1 — 7.

Выслушав отписку астраханских воевод и переводы с четырех вышеприведенных грамот (см. №№ 40, 43, 44 и 45), царь указал роспросити про балхинского Надырь-Магаметя царя, где ево земля и житье и х которому государству подошло и сколь велика земля ево и какие у них товары и которому государю голдуют или о себе живет. А пошлины со всяких товаров в Асторохани имать по уставным грамотам в правду, как указано и имано наперед сево, приказал государь имянно (л. 18).

Соответствующая этой резолюции грамота была послана из Москвы в Астрахань 11 октября 1641 г.

49. 1641 г. не позднее сентября. — Ярлык хивинского хана Исфендиара ц. Михаилу Федоровичу о расследовании насилий над хивинским посольством, учиненных астраханскими воеводами, о наказании виновных и с извещением об отправлении к царю посла Амин-Бехадура.

Перевод с листа фарсовского письма, что прислал к боярину и воеводам ко князю Никите Ивановичю Одоевскому с товарыщи юргенского Исфендияра царя посол Эминь-Багатырь с человеком своим с Нурмаметком в нынешнем во 150-м году ноября в 18 день. [165]

Божиею милостию облаадательному и многих государств самодержцу, благочестивому и благодатному и милостивому и пресветлому и многолюдному и высоко престольному и праведному и лице его аки солнце сияюще облаадателю всею вселенною аки царем Емшиту и Фиридуну такоже и ты великопрестольный || и многолюбительные благодати света сего великие области со всеми своими государствы здравстовать и много-летствовать добродетельному и добронравному и благочестивому и пресветлому и великому белому князю Михаилу Федоровичю. После того слово мое то есть: от бесчетного дружелюбия бью челом, се мое челобитье ведомо буди и незабвенно бы в своем жалованье учинить. Наперед сего послал посла своего и людей своих, и астараханские воеводы назвали тех посольских людей торговыми людьми и взяв у посла держали их в тюрьме || 10 ден и прошали у них пошлину; и наперед сего меж нами послы езживали и приезживали, а такова образца не бывало, и про тех мне людей ведомо учинилось, что их в тюрьму сажали. И для дружбы и совету велети тем людем, которые людей моих в тюрьму сажали, учи-нити бы наказанье, как тебе государю годно, и только тем людем наказанья не учинить, и промеж нами дружбы и совету против прежняго не будет. И ныне послал я большого и честного своего человека для дружбы и совету Эминя-Багатыря, а с ним послал людей своих 10 человек да товару послал 13 верблюжьих вьюков, а как поедут приедут и им бы обид и насильства не чинити и никакова бы им задержанья и мешкоты ни от ково нигде не было, не чтобы сей лист довести в доброй день и в доброй час и видети бы в добре.

А назади у листа печать, а в печати написано имя Багатыря-Исфин-дияра царя.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа ..., лл. 16 — 18. При установлении даты настоящею документа учтено время, необходимое для проезда от Ургенча до Астрахани — см. табл. "Хив. посол.", п. 20.

50. 1641 г. не позднее сентября. — Ярлык хивинского хана Исфендиара царевичу Алексею Михайловичу с извещением о посылке посла Амин-Бехадура, отправляемого для поддержания дружественных отношений.

Перевод з грамоты, какову прислал ко государю царевичю князю Алексею Михайловичю юргенской Исфендеяр царь с послом своим Эмином-Богатырем в нынешнем во 151-м году сентября в 11 день.

Господь бог над цари царь. От благаго корени благорожденному Исусова закона великого саду отрасли и пресветлому цвету Олексею Михайловичю ото многа много с молитвою поздравленье, дай господи вам многолетное здоровье и счастливое пребыванье. А после поздравленья буди вам ведомо: по искони вечной дружбе и любви послали есмя посла своево Эминь-Багатыря и пишем к вам о любви и о совете и [166] желаем добрую ссылку и дружбу и любовь, как бывала при предках ваших дружба и любовь и ссылка с нашими предками и чтоб и ныне меж нами день ото дни дружба и любовь прибавлялась и была б меж нами ссылка без урыву и путь бы был || чист, а с сей стороны послали есмя к вам в послех Эминь-Багатыря видети ваше здоровье, а он наш верной человек. А что вам в нашем государстве будет годно, и вам бы к нам о том; учинить ведомо, и мы то ваше желанье совершим с сердешным нашим раденьем. А потом дай господи вам доброе пребыванье.

Да у той же грамоты назади написано: прислал ко мне индейской царь в поминках солнешник бархат червчат и я тот солнешник да 2 кожи барсовых послал к вам с послом своим в поминках.

А назади у грамоты в печати написано: раб божий Исфендеяр царь.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа ..., лл. 162 — 163. При установлении даты настоящего документа учтено время, необходимое для проезда от Ургенча до Астрахани — см. табл. "Хив. посол.", п. 20.

51. 1641 г. не позднее сентября. — Ярлык хивинского хана Исфендиара ц. Михаилу Федоровичу с извещением о посылке к нему посла своего Амин-Бехадура и с просьбой разрешить названному послу купить соколов и ясыря.

Перевод з грамоты, какову прислал ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии юргенской Исфендеяр царь с послом своим Эминь-Багатырем в нынешнем во 151-м году сентября в 11 день.

Бог велик и многомилостив.

Великому и пряморозсудному, высокопрестольному, величайшему, пресветлому лицу, многое войско имеющему подобно Джемшиду царю, честию подобну Фиридону царю, велеможному и многих государств повелителю белому царю Михаилу Федоровичю ото многа много с молитвою поздравленье. А после поздравленья объявляем вам: послали есмя к вам верного своего человека Эминь-Бага || тыря в послех и наказали ему, что к нашей казне годно в вашем государстве купить соколов да ясырю несколько человек, и вам бы для нашие дружбы и любви велеть послу нашему купить без запрещенья, а как он от вас будет отпущен к нам и по городом бы воеводы ваши везде в Астарохани и в Казани их пропу-щали безо всякого задержанья, чтоб тое нашу покупку, что купит в вашем государстве, до нас довез вцеле здорово. А потом дай господи вам быть в добром пребыванье.

А внизу назади у грамоты в печати написано: раб божей Исфендеяр царь.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа ..., лл. 160 — 161. Датируется на основании тех же данных, что и документ № 50. [167]

52. 1641. г. не позднее сентября. — Ярлык хивинского хана Исфендиара ц. Михаилу Федоровичу с предложением выступить войною совместно с бухарским ханом Имам-кули против калмыков, прервавших сухопутный торговый путь между Хивою и Астраханью на Эмбе.

Великородному и пряморазсудному и высокопрестольному, величайшему, пресветлому лицу, многое войско имеющему подобно Джемшиду царю, честью подобну Феридону царю, вельможному и многих государств повелителю, белому князю, честнейшему, славнейшему, возможному [sic!] ото многа много с молитвою поздравленье. Наша сердечная мысль всегда пребываем с вами в дружбе и в любви и в доброй ссылке, потом воздаем богу славу, что меж нами дружба и любовь идет. Да буди вам ведомо, что искони предки ваши с нашими предки ссылалися, послов и купчин степью и морем посылывали, а в ссылке нашей на обе стороны государством нашим и людям была прибыль, а ныне учинилися меж нами калмыки и путь заперли, кочюют меж Эмбы и к Аратамаку, и которые ваши люди от вас ходят в наше государство, а наши люди в ваше государство, и те калмыки тех людей громят и товар их емлют и самих побивают, а преж сего лучший путь был сухим путем, а ныне сухой путь стал заперт, а чаем что впредь и морской путь запрут. || И мы к бухарскому Имам-кулию царю о том писали, чтоб он со своей стороны послал на калмыков, а он Исфендияр царь своих многих ратных людей пошлет войною, а царское б величество потому ж велел с своей стороны на них калмыков послать ратных людей войною, казанскую и сибирскую рать, летом, потому что те калмыки летом кочюют блиско Казани и Сибири, а зимою кочюют по Эмбе, и зимою б царское величество велел на них ходить астраханским ратным людям. А только б на Эмбе царское величество поставит город и устроит в нем стрельцов, и то б было добро. А как тех калмыков с пути сведут, и царскаго б величества и его Исфендияра царя торговым людям на обе стороны в Сибирь и в Казань и в Астрахань степью ходить бы было чисто и безстрашно … к вам ближняго своего и вернаго человека Эмина-Богатыря в послех, потому что до сех мест меж нами о дружбе и о любви ссылка была, а государем то годно своим людем чинить приз-ренье и от недругов обороняти и таких недобрых людей годно с пути согнать. Да послал к вам с послом своим вскоре малые поминки: конь гнед да 2 кожи бабровых.

А назади у грамоты в печати написано: раб божей Исфендеяр царь.

МД. Хив. грам. 1642 г. сентября 11, № 13. Датируется на основании тех же данных, что и документы №№ 50 и 51.

53. 1641 г. не позднее сентября. — Ярлык хивинского хана Исфендиара астраханскому воеводе кн. Никите Ивановичу Одоевскому с товарищами с извещением об отправлении в Московское государство [168] купчины Шейх-Бабы и с просьбой об оказании последнему содействия в исполнении торговых его поручений.

Перевод с листа фарсовского письма, что писал юргенской Исфендеяр царь в Астарахань к боярину и воеводам ко князю Миките Ивановичю Одоевскому с товарыщи с купчиною своим с Шах-Бабою.

Благодатного и благосчастного велеможного великого государя астараханскому воеводе князю с товарыщи. А после многие похвалы буди вам ведомо: для надобья всякой нашей казны ближнего нашего и верного человека Ших-Бабу послали есмя в купчинах в Московское государство, а с ним товару 6 вьюков, а приказали есмя тому своему купчине торговать в Астарахани, и будет в Астарахани не исторгуетца и вам бы его отпустить с послы нашими в Казань и к Москве безо всякие зацепки по сей нашей грамоте, чтоб меж нами дружба прибавлялась || и ссылка от часу множилась, а писали есмя коротко для того, что чаем от вас всякому нашему делу исполненья. Да приказал есмя купчине своему купить ясырю, и вам бы освободить ему ясырь на нас покупать незаборонно.

А назади у листа написано в печати: Исфендияр царь.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 11 — 1644 г. августа ., лл. 19 — 20. Датируется на основании тех же данных, что и документы, приведенные выше, под №№ 50, 51 и 52.

54. 1641 г. ноябрь. — Роспись товаров, привезенных хивинским послом Мухаммед-Амин-Бехадуром.

Роспись посольским Эминь-Багатыря животом: 2100 киндяков цветных, 1150 зенденей цветных се-мендей, || 450 красных семендей, 2400 зенденей меншие руки, 100 выбоек индейских, 100 зенденей широких бухарских, 700 кушаков бухарских, 150 косяков миткалей, 4 тулупа краски крутику, 60 косяков бязи.

Список имущества посла Амин-Бехадура: розовый себенди 450 шт., разноцветной себенди 1150 штук, кидак 2100 штук, разноцветной себенди 100 штук, индийский ситец 100 штук, 2 нимбенди 2400 штук, индиго 4 сосуда, белый миткаль 150 косяков, кушаки 700 штук, кирбас 60 отрезов.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа ..., лл. 273 — 274, 271. Подлинник на персидском языке, см. стр. 428-429. Датируется на основании времени приезда посла Амин-Бехадура в Астрахань — см. таб. "Хив. посол.", п. 20.

55. 1641 г. не позднее ноября 20. — Посольское письмо балхинского посла Ходжа-Ибрахима астраханскому воеводе князю Никите Ивановичу Одоевскому с товарищами с подробным описанием всех обстоятельств своего пути из Средней Азии до Астрахани. [169]

Он!

Его величество Надир-Мухаммад-хан, а еще да будет известно светлому разуму князей и дьяков, что меня отправили послом в эту страну ради дружбы и единодушия. Вручили мне заверительную грамоту к Исфендиар-хану, чтобы знал он о положении нашего слуги при проходе и проезде. Я прибыл в Хиву и пробыл там 3 месяца. Затем Исфендиар-хан отправил меня вместе с одним туркменом, едущим в качестве посла к калмыкам. Через 21 день пути пришли 47 калмыков и ограбили у нас все вещи, которые мы везли для падишаха, драгоценные камни и прочее, взяли царских лошадей с пожитками, а также захватили 2-х слуг. Меня бог спас от убиения по счастью падишаха. Из всего имущества осталась у нас одна царская лошадь. Все наши спутники разсеялись в разные стороны. Затем, вместе с 2 слугами, мы достигли кочевий Лавзан-тайши. 54 дня пробыли мы среди калмыков, приняли они нас хорошо. Потом Лавзан, подарив верблюда, 14 лошадей и 21 барана, отпустили нас в путь. Через 17 дней мы достигли Хашт-Тархана. Все случившееся сообщили князьям и дьякам, а они, изложив подробно событие, послали падишаху и падишаху стало также известно. А еще вышел указ от падишаха: если посол имеет фирман падишаха, пусть едет к нам, а имущество что пропало, то пропало. Так как у меня ничего не было, не мог явиться к падишаху. Царскую лошадь отдал князю, другую лошадь, купленную за 40 руб., мулле [?] Ходже. Затем вернулся в свой вилайет и доложил о происшедших событиях своему падишаху. Снова они послали меня с драгоценностями и вещами и 5 лошадьми и еще приказали Паленг-Тушу аталыку с 50000 людей отправиться к калмыкам. А затем нас отпустили в путь в эту сторону. Я прибыл в Хиву и пробыл там 3 1/2 месяца. Абул-Гази преградил дорогу. Не пропускали проезжать послов и купцов Исфендиар-хана. Затем отправили гонцом Назар-Мелика. И грамоту, которую высочайшее величество послало князьям Хашт-Тархана, вручив Назар-Мелику, отправили с лошадью, посланною падишахом князю. Боярин в корабле … После этого я пробыл еще в Хиве 8 месяцев. Пришел отряд туркмен со стороны Мангышлака, чтобы повидать хана. Его величество, дав им 3 … отправил нас с ними. 42 дня мы пробыли среди них. Всякие несправедливости и притеснения чинили они нам. Через 42 дня получено было известие, что в Сырташ пришел [корабль]. Снова мы дали 900 … туркменам, чтобы они свезли нас на корабль. Взяли 50 баранов в дорожные припасы и прибыли в Сырташ. Приехав доложили боярину: имущество принадлежит падишаху, погрузи на корабль. 5 дней спорили … (В рукописи оборвано.) Наконец своих детей и братьев поместили вместе с слугами купцов. Часть имущества была погружена, как вдруг пришло около 300 туркмен и ограбили вещи и лошадей. До утра 14 наших слуг и несколько ловчих рассеялись во все стороны. Затем 16 дней пробыли на корабле и спустя это время он нас к этому боярину [170] не привез, так как указа нет. После того, взяв падишахский ялик, вместе с 2 слугами, дали одному туркмену 15 руб. — "довези нас до большого корабля". После 4 суток быстрой езды добрались до большого корабля. За 6 дней до нас корабль ограбили. Немногие сев в лодки уехали. Оттуда приехали мы к дому … Наш слуга вместе с одним … взял одежду … После этого встретились 2 туркмена; мы должны были дать им 3 рубля золотом, чтобы они провели нас пустынной дорогой в Хашт-Тархан. На следующее утро прибыли в Сырташ 2 падишахских корабля. Мы дали им в подарок 2 рубля золотом, сказав, что это пожаловано падишахом. 4 дня были в пути. Пришел караван. Караванщики принесли известие: Исфендиар-хан взял в узы из за вас 10 туркмен, другая же часть туркмен … и все туркмены покушались на нашу жизнь. По счастью падишаха были мы на царском корабле. Пришел боярин и сказал: "Указа нет, я вас не повезу; если бы вы были купцами, я бы свез". Боясь за жизнь, для благополучного исхода, дали мы боярину грамоту в том, что мы купцы. Оттуда приехали в Хашт-Тархан, вознесли хвалу богу и не знали, что осталось из падишахского имущества. Поэтому не могли доложить князю о своих делах. Теперь, когда мы разследовали, что часть осталась, благодарим бога, что фирман, посланный падишахом со списком вещей, находится у нас в руках. Если пожелают, фирман и список вещей им пошлем, а они обрадуют падишаха. Еще мой падишах приказал: "Возвращайся из Хашт-Тархана".

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа ., лл. 304, 307. Подлинник на таджикском языке, см. стр. 426 — 428. Перевода XVII в. не сохранилось. Датируется на основании сведений, имеющихся в нижеприводимом документе № 56.

56. 1642 г. ранее февраля 16. — Отписка астраханских воевод кн. Никиты Ивановича Одоевского с товарищами ц. Михаилу Федоровичу с извещением о прибытии в Астрахань балхинского посла Ходжа-Ибрахима от хана Надир-Мухаммеда.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Никитка Одоевской, Никитка Мезецкой, Олешка Дуров, Первушка Неронов челом бьет. В прошлом, государь, во 149-м году августа в 11 день по твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу посылали мы холопи твои из Астарахани за море на Караганскую пристань на твоих государевых на дву бусах астараханских посадцких и верховых городов торговых людей и иноземцов с товары, а для бережанья послали мы холопи твои на тех твоих государевых бусах астараханского сотника стрелецкого Петра Лутовинина, а с ним 60 человек стрельцов, а в наказной, государь, памяти, какову мы холопи твои дали сотнику Петру, написано: как тезики бухарцы и юргенцы приедут с товары своими на Караганское пристанище и ему Петру, велели мы холопи твои твоим государевым торговым людем сь юргенцы и з бухарцы торговати [171] на Караганском пристанище повольными торги, а которые тезики бухарцы и юргенцы с товары своими на Караганском пристанище не исторгуютца, а похотят ехати в твою государеву отчину в Астарахань, и тех тезиков велели мы холопи твои с товары их сажать на твои государевы бусы и ехати с ними || в Астарахань, а будет, государь, придут из Юргенчь х Караганской пристани бухарского Имам-кулия царя и балхинского Недыр-Магаметя царя и юргенского Исфиндияра царя к тебе государю послы или посланники или купчины и похотят ехати с Караганские пристани на твоих государевых бусах с ним Петром вместе, и мы холопи твои велели ему Петру бухарского Имам-кулия царя и юргенского Исфиндияра царя послов и посланников и купчин с людьми их на твои государевы бусы посадить, а балхинскому послу и посланнику велели мы холопи твои говорить, что наперед сего с тобою великим государем царем и великим князем Михаилом Федоровичем всеа Русии у балхинских царей ссылки не бывало и о том мы холопи твои писали к тебе государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, а что о том твой государев указ к нам холопем твоим будет и о том им ведомо учиним. И в нынешнем, государь, во 150-м году ноября в 17 день приехал с Караганские пристани на твоих государевых бусах астараханской сотник стрелецкой Петр Лутовинин, а в роспросе нам холопем твоим сказал, как де он Петр приехал на твоих государевых бусах на Караганскую пристань на Сарташ и к нему де Петру привез на Караганскую пристань к бусам трухменской Сейди-Бахчи балхинского Недыр-Магаметя царя посла Хоже-Ибреима, || а сказывал де ему Петру тот балхинской посол Хоже-Ибреим, послал де его балхинской Недырь-Магаметь царь к тебе великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии с листом и з дарами и говорил ему, чтоб он Петр взял ево на твои государевы бусы и отвез с собою в Астарахань, а только де ево Хоже-Ибреима он Петр не возьмет и ево де на пристани трукменские люди хотят убить. И после де, государь, того на другой день приезжал на пристань за ним || Хоже-Ибреимом трухменской Пекер-бек со многими трухменскими людьми и хотели ево на пристани изымав убить и он де от них утек к ним на бусу и говорил ему Петру, чтоб ево взял в Астарахань на бусах в торговых людех и дал де ему Петру Хоже-Ибреим на себя запись, что ему приехав в Астарахань послом не называтца, и посадя он Петр того Хоже-Ибреима на твою государеву бусу привез в Астарахань. Да ноября, государь, в 19 день присылал в сьезжую избу к нам холопем твоим Хоже-Ибреим людей своих Заита Ярмагаметева да Вадула Бекмаметева и говорили нам холопем твоим, что он Хоже-Ибреим послан к тебе великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии к Москве от балхинского Недырь-Магаметя царя в послех, а торговым человеком он назвался и запись на себя сотнику стрелецкому Петру дал, что послом || не называтца, потому что ево трухменцы хотели убить, а сотник Петр на бусу ево посадить не хотел. И мы холопи твои сотнику Петру Лутовинину за то, что он Петр [172] балхинского посла Хоже-Ибреима без твоего государева указу посадил на бусу и назвал ево торговым человеком и взял на него запись, что ему послом не называтца, велели учинити наказанье бить кнутом, а балхинскому послу Хоже-Ибреиму велели мы холопи твои жити в Астарахани до твоево государева царева и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу. И ноября же, государь, в 20 день в твоей государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте за приписью дияка Григорья Львова писано к нам холопем твоим, будет юргенского и бухарского царей послы и гонцы и купчины учнут приезжать в Астарахань и нам холопем твоим тех послов и гонцов и купчин принимати велено по прежнему твоему государеву указу и балхинского, государь, посла, которого будет балхинской Недыр-Магаметь царь пришлет в твою государеву отчину в Астарахань, и нам холопем твоим по тому же балхинского посла велено в Астарахани принять для того, чтоб твоим || царского величества послом и посланником и торговым людем, которые вь Юргенчи и в Бухары ездят, в тамошных местех от них тесноты не было. И по твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу посылали мы холопи твои к балхинскому послу Хоже-Ибреиму голову стрелецкого Олферья Кудрявцева, а велели ему говорить, есть ли с ним к тебе великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии от балхинского Недыр-Магаметя царя грамоты и дары. И голова стрелецкой Олферей Кудрявцев пришед к нам холопем твоим сказал, что балхинского царя посол Хоже-Ибреим приказывал к нам холопем твоим, что к тебе великому государю от балхинского царя грамоты и дары с ним есть, и прислал к нам холопем твоим в сьезжую избу людей своих Заита Ярмагаметева да Вадула Бекмаметева, а с ними прислал роспись за царевою печатью, что послал к тебе великому государю балхинской царь с ним даров да письмо, где ево и в которых местех какие люди грабили, да роспись что у него Хоже-Ибреима после грабежу осталось даров, что послано к тебе государю, и говорили нам холопем твоим балхинского посла люди || чтоб подлинную роспись даром за царевою печатью отдать ему Хоже-Ибреиму, а с послом де Хоже-Ибреимом царевых 6 человек да ево посольских людей 10 человек. И мы холопи твои письмо и роспись, что прислал балхинской посол, велели перевесть и роспись даром за печатью балхинского царя отослали к послу Хоже-Ибреиму и велели мы холопи твои того балхинского посла и царевых и ево посольских людей поставити в новом каменном городе на посадцких дворех, а в приставех велели у него быти сотнику стрелецкому Филипу Красенскому, а твоего государева жалованья поденного денежного корму и питья || велели давати примерясь кь юргенским и к бухарским послом, как наперед сего давано, послу по 2 алт. по 3 д. да питья по 4 чарки вина по полведра меду, царевым людем 6-ти человеком по алтыну, питья по 2 чарки вина человеку, да всем вопче 2 ведра без трети пива, людем ево 10-ти человеком по 3 д., питья по чарке вина человеку, да всем вопче по ведру меду. [173]

И балхинской посол Хоже-Ибреим себе и царевым и своим людем твое государево жалованье питье емлет, а кормовых денег не взял, и мы холопи твои х балхинскому послу Хоже-Ибреиму посылали пристава Филипа Красенского, а велели ему говорить, для чего он твоего государева жалованья кормовых денег не емлет, и балхинской посол Хоже-Ибреим приказывал к нам холопем твоим с Филипом Красенским, что ему твоего государева жалованья кормовых денег мало, а мы холопи твои твоего государева жалованья кормовых денег без твоего государева указу прибавить ему не смели, потому что юргенским и бухарским послом кормовых денег дают по тому ж, и велели мы холопи твои тому балхинскому послу Хоже-Ибреиму побыти в Астарахани до весны для того, что по твоему государеву указу послов и купчин и всяких иноземцов велено отпускати из Астарахани вверх водяным путем, а подлинное, государь, письмо, каково к нам холопем твоим прислал в сьезжую избу балхинской посол Хоже-Ибреим и с росписей переводы, послали к тебе к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии к Москве под сею отпискою.

На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии.

150-го февраля в 16 день с астороханским сыном боярским с Ываном Гороховым.

Помета: Государю чтена. А в Казанском дворце такова ж. Письмо перевести, а о послех выписать в доклад.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа … лл. 26 — 33.

57. 1642 г. после сентября 2. — Ярлык хивинского хана Исфендиара ц. Михаилу Федоровичу с просьбой возвратить 3-х задержанных в Астрахани ясырей, принадлежавших хивинцу Нур-Мухаммаду.

Он — бог препрославленный и всевышний! Михаил Федорович [т]. (Опускается восточный титул с обычными сравнениями царя с восточными государями Джемшидом и Фиридоном.) Несомненно искренний проситель, благожелатель, Нур-Мухаммад, с древних времен, из рода в род, является одним из слуг этого престола и молитвенников высокого порога. Приехав для торговли вместе со своим отцом, несколько лет пробыл в области Хаджи-Тархана, а после смерти своего отца пожелал вернуться на родину. Хаджи-тарханские князья удержали 3-х купленых им пленников и не дали их увезти с собой. Союз дружбы и обязанности единодушия таковы, чтобы отдано было распоряжение князьям Хаджи-Тархана относительно тех 3-х пленников не задерживать и не чинить им препятствий. Позволить, чтобы вместе с знатным Амин-Бехадуром счастливо и спокойно, [174-175-176] отправляясь в ту сторону, увезли с собой упомянутых пленников. Да будут долгими дни правления и блеска и пышности.

На обороте внизу документа оттиснута черным миндалевидная печать с именем: Исфендиар-хан. (В переводе XVIIвека значится: Исфендияра царя.

На этом же переводе имеется следующая помета:

Государь пожаловал, велел про тех ясырей в Асторохани сыскати, есть ли таковы ясыри, о чем бьет челом, и не крещены ли и в каких людех живут, и будет есть не крещены и ево государева дела до них нет, а взяты будет у Нар-Маметя без вины при нем государе и никаково до них дела никому нет, и их отдать юргенскому послу. — МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа, лл. 231 — 232.

Подано письмо в Москве царевичу Алексею Михайловичу послом Амин-Бехадуром — 26 марта 1643 г.)

МД. Хив. грам. № 16, л. 2. Подлинник на персидском языке, см. стр., 429. Настоящий ярлык, полученный самим послом, повидимому, уже после прибытия его в Москву, датируется на основании времени его приезда в этот город — см. табл. "Хив. посол.", п. 20.

58. 1643 г. января 6. — Посольское письмо хивинского посла Амин-Бехадура ц. Михаилу Федоровичу об освобождении от пошлин товаров, привезенных в Астрахань купчиной Шейх-Бабой.

А. — Перевод с челобитной юрьгенского Исфендеяра царя посла Эминь-Багатыря, какову он подал государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, как государь шол на празник на богоявленьев день на Иордань в нынешнем во 151-м году генваря в 6 день.

Великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии самодержцу и многих государств государю и обладателю вашему царскому величеству бьет челом обчей ваш холоп Исфендеяра царя посол Эминь-Багатырь. Преж государь сего, как я опщей ваш холоп к вам великому государю к вашему царскому величеству послан не был, и в то время государь мой Исфендея рово || царево величество послал было к вам государю в Астарахань наскоро в гонцах о торговых людех Назер-Мелика, и тот было государя моего гонец Назер-Мелик привез с собою в дорогу на харчь немного товаров, и астараханские, государь, князья взяли с того его товару пошлины, и тот, государь, государя моего гонец приехав назадь бил челом государю моему цареву величеству, и как государь мой учал меня холопа своего посылать к вашему государскому к благосчасному порогу и приказал мне холопу своему: как де ты будешь у царского величества у благосчасново порогу и ты ему государю побей челом, что де меж нами и меж нашими предки искони бе с ним || с царским величеством таков обычей не бывал, что с торговых людей пошлины имать и ныне де мы по тому ж сь их царского величества руских торговых людей пошлин и всяких наших доходов имать не велим, а приходят к нам руские люди почасту; и как ты у царского величества будешь и ты ему великому государю побей челом, чтоб он искони вечного обычая переставити не велел и чтоб о том государь велел астараханским князьям повеленье свое послать, так мне общему вашему холопу царево величество приказывал. Да как || государь мой царь учал меня общего холопа к вашему царскому величеству посылать, и со мною вместе послал было в купчинах человека своего Ших-Бабу и грамоту свою купчинную ему дал, а велел ему, будет дело наше совершитца в Астарахани и ты из Астарахани приедь назад, а будет в Астарахани не совершитца и ты поедь в Казань. И его государь из Астарахани в Казань не отпустили, а от меня || государь тот купчина Ших-Баба остался в Асторохани, и ныне, государь, тот ваш холоп Ших-Баба купчина писал ко мне холопу вашему грамотку, что де астороханские князья взяли у него пошлин 240 руб., и ныне де он ко государю моему цареву величеству с торговыми людьми послал о том челобитную и чтоб о том деле и вашему царскому величеству было ведомо. А ко мне де преж сего царево величество приказывал как сь его с царева гонца с Назар-Мелика пошлины взяли и мне о том велено бить челом вашему царскому величеству, и как я ныне вашему царскому величеству об нем не стану бити челом, что с него с царева купчины пошлины взяли, и мне б от царя в опале не быть, так ко мне в грамотке ево написано. И ныне я общей ваш холоп вам государю бью челом, || пожалуй государь, вели те пошлины поворотить, а ваша великого государя вашего царского величества с государем моим Исфен-деяровым царевым величеством советная дружба и любовь ведомо на все на 4 стороны. Потом вам государю бью челом, воля ваша великого государя вашего царского величества.

Помета: 151-го апреля в 7 день государь сее выписки слушав тех взятых пошлин из своей государевы казны отдавати не велел. (См. связанный с этим посольским письмом ярлык бухарского хана Надир-Мухаммеда ц. Михаилу Федоровичу от марта 1643 г. с просьбой об отпуске в Бухару отправленного в Московское государство бывшим хивинским ханом Исфендиаром посла Амина, и о возвращении купчине Шейх-Бабе взятой с него в Астрахани таможенной пошлины. — Напечатано в Сб. кн. Хилкова, Пбг. 1879, стр. 493 — 494. Датируется здесь мартом на основании известия, что он был доставлен гонцом Шейх-Бабою, как известно прибывшим а Москву одновременно с послом Козей-Ногаем; ярлык же, привезенный последним, имеет в тексте дату марта 1643 г.; та же дата устанавливается путем сопоставления его с ярлыком хив. хана Сеида — см. ниже, № 61.)

Б. — Великому падишаху хану и великому бию Михаилу Федоровичу, вашему величеству падишаху всея Руси и многих стран великому повелителю, мы посол его величества Асфандиар-хана ваш общий раб Эмин-Багадур челом бьючи докладываем, что до посылки меня вашего общего раба к услугам вашего великого падишахова величества моим господином был послан в Хаджи-Тархан для торговых людей спешный гонец некий Назар-Мелик. Этот гонец для путевых расходов взял было с собой немного товара, хаджи-тарханские князья взыскали с него пошлину. Он гонец подал нашему господину его ханскому величеству прошение; наш господин его ханское величество, посылая меня своего холопа к священным услугам вашего великого падишахова величества, приказали было нам вашему холопу по моем прибытии во владения падишахова величества бить челом о том, что такового обычая между великим падишахом и нашими отцами и дедами с древних времен не было; ежегодно к нам приезжает много русских людей, и в настоящее время мы, придерживаясь обычаев наших отцов и дедов, с прибывающих к нам русских купцов взимать налог и пошлину не позволяем; ты по прибытии туда подай великому падишаху челобитную о том, что мы от себя не вводили ничего несуществовав-шего с давних времен, и приказали нам вашему общему рабу бить челом и просить вашего ярлыка [об этом] хаджи-тарханским князьям. Посылая нас вашего общего раба к услугам вашего великого падишахова величества со мной с вашим общим рабом послали некоего Шейх-Баба-Оглы в качестве купчины, снабдив его торговым ярлыком, и приказано было вернуться из Хаджи-Тархана, если дела будут завершены в Хаджи-Тархане, из Казани, если будет завершено в Казани. В Казань его не отпустили, он ваш раб купчина Шейх-Баба остался в Хаджи-Тархане; теперь он ваш раб купчина Шейх-Баба нам вашему рабу прислал из Хаджи-Тархана письмо и написал о том, что хаджи-тарханские князья взяли с него 240 руб. наличных денег за пошлину, что написав письмо через купца, отправившегося из Кабаклы, послал прошение ханскому величеству; теперь и вас ставлю в известность, что вам надлежит обратиться к падишахову величеству с прошением, что ханским величеством вам был дан фирман бить челом великому падишахову величеству по поводу взысканной с гонца Назар-Мелика пошлины; теперь взимают пошлину с хаканских купчин, и дальше в своем письме пишет он мне, что если вы не будете за это бить челом, то не заслужили бы гнева ханского величества. Мы ваш общий раб бьем челом, просим учинить повеление о возвращении этих пошлин; известна и всюду ваша люби-тельная дружба существующая между вами великим падишаховым величеством и нашим господином Асфандиар-ханом. Бьем челом. Повеление принадлежит вам, великому падишаху.

МД. А) Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 августа … , лл. 217-221 и 256. Б) Там же л. 216. Подлинник на литературном хивинско-узбекском языке, см. стр. 429-431.

59. 1643 г. марта 26. — Челобитная хивинского посла Амин-Бехадура ц. Михаилу Федоровичу об устранении злоупотреблений, чинимых начальниками государевых бус, отправляемых на Караганскую пристань для торговли.

Великому падишаху хану и великому бию, падишаху и правителю всея Руси, его величеству Михаилу Федоровичу посол высокопоставленного его величества Асфендиар-хана ваш общий раб Эмин-Багадур бьем челом и заявляем, что наш господин, его величество хан, приказали мне своему рабу бить челом вам могущественному падишахову величеству о том, что торговые люди нашего Ургенча, собравшись, били челом нашему господину ханскому величеству, что в страну нашу, падишах, в Ургенчский вилайет с каждым годом приезжают из русской земли из Хаджи-Тархана по 40 по 50 русских купцов, вы милостиво им не запрещаете [этого], они если хотят то ведут торговлю в Ургенче, если хотят то проезжают через наш Ургенчский вилайет в Бухару, если хотят то едут в Балх и пребывают там по 2, по 3 года; ни при проезде туда и ни при обратном проезде не заставляете проверять их вьюков и не заставляете распрашивать о том, что продали и что купили, и при их отъезде в свою страну вы их сопровождаете своими людьми. А наши ургенчские купцы, если соберутся поехать в Хаджи-Тархан, отсюда до берегов моря 30 — 35 дневной путь, и до прибытия до моря имеется много трат и расходов с каждого вьюка, и по прибытии нашем к морю русские купцы, переправившиеся на кораблях бьют челом начальнику корабля о том, чтобы не брать ургенчских купцов на корабль с тем, чтобы они по неволе продали бы [свои товары] по дешевке; по этой причине начальник корабля ургенчских купцов не берет на корабль, заявляя, что если хотите, то ведите торговлю здесь, если [не] хотите, то везите [ваши товары] обратно; если же везти обратно, то [среди них] имеются несчастные бедные люди, которым приходится [платить] наемную плату по 20 — 30 руб. с вьюка; если же захотят продавать там, то не называют даже половину стоимости, что ложится большим бременем на наших людей. После того как об этом били челом, наш господин, его ханское величество, держал совет с биями, которые сказали что это простое дело: если они наших купцов не отпускают в Хаджи-Тархан, то и мы русских купцов не допустим [дальше Карагана. "Нет", сказал наш господин, его ханское величество: "этот ваш совет не приемлем, потому что знаком взаимной любви между падишахами является [178] взаимный приезд их купцов; во вторых … когда вы попадаете на корабль, то оплачиваете ли провозную плату?" Ответили, что оплачивают. — "Платите ли вы тамгу за ваши товары, отправляемые отсюда?" Сказали, что платят. "Если там закупаете товары так же платите ли вы за них тамгу?" Ответили, да пла[тим]. Затем сказал наш господин, его ханское величество, что об этом деле конечно не было доведено до благородного сведения его падишахова величества. Теперь мы нашего посла Эмин-Багадура посылаем к услугам великого падишаха, хана и великого бия его величества Михаила Федоровича бить челом и довести до сведения его высочайшего падишахова величества; есть надежда, что его величество падишах учинит приказ о безпрепятственном проезде нашим купцам до Хаджи-Тархана, и прикажут начальникам кораблей принимать пожелавших людей на корабли и довезти до Хаджи-Тархана, так же и при обратном отъезде довезти их. В надежде на вашу великий падишах справедливость приказано было нам их рабу бить челом, и непременно довести об этом деле до сведения его величества падишаха; по приказаниям нашего господина, его величества хана, бьем челом перед вами высочайший падишах о том, чтобы вы милостивейше указали бы хаджи-тарханcким князьям, чтобы они сделали распоряжения начальникам кораблей беспрепятственно сажать на корабли ургенчских купцов, пожелавших поехать в Хаджи-Тархан, взимая соответствующую плату; по прибытии в Хаджи-Тархан взимали бы надлежащую пошлину, а так же доставили бы обратно, взимая плату за доставку. По приказаниям нашего господина бьем челом. Достопочтенное повеление принадлежит вам, высочайшему падишахову величеству. (На переводе XVII в. имеется следующая помета: Государь пожаловал, велел юргенских торговых людей на суды ис провозу сажать и в Асторохань отпущать и торговать велеть, а пошлины с них имать по уставной грамоте.)

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. августа ..., лл. 251. Подлинник на литературном хивинско-узбекском языке, см. стр. 429 — 430. Датируется на основании опущенного в настоящем издании перевода XVII в., в начале которого имеется точное указание на время подачи челобитной — 26 марта 1643 г., в те поры как государь царевичь [Алексей Михайлович] шел за вербою. — Там же, лл. 253 — 255, 222-224.

60. 1643 г. марта … — Ярлык бухарского хана Надир-Мухаммеда ц. Михаилу Федоровичу о вступлении своем на престол и о желании поддерживать по прежнему дружественные сношения с Московским государством.

Перевод з грамоты, что прислал ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бухарской Надыр-Магамет царь с послом своим с Кузей-Нагаем в нынешнем во 152-м году августа в 25 день. [179]

Прославляем имя непорочного бога!

Похвала вседержителю богу и творцу, царем царю, безначальному, нерожденному, во единстве веруем сотворение и власть его || от востока и до запада и небо и землю сотворил и все, яже в нем, устроил, паче всех учинил на земли человеки и дал власть начальному праотцу нашему Адаму; потом и до ныне от господа милость и дар даетца комуждо по делом его, овому царство и власть на земли, овому будет жизнь вечная; прославляем истинного бога, что сотворил нас в мусульманском законе,|| потом воздаем достойную хвалу пророку своему Магамъметю. По сем же в нынешнее время учинил господь раба своего над Бухарским царством меня царем. Да что писали вы великий государь царь Михайло Федоровичь всеа Русии к нам грамоту свою с Онисимом Грибовым и та ваша грамота пришла к нам в доброе наше время, бог дал мне в то время Бухары и иные городы: Нясф, и Каш, и Хисар, и Загаян, и Миян-Калат, и Самархан, и Зяйряк, и всю сторону Бухарскую и Балхинское царство и городы Андюху, и Шибурган, и Меймяню, и Серипул, и Хуррыджанан, и Сан, и Чарек, и Кягмярз, и Двайнек, и Кундуз, и Талыкан, и Уры, и Яглан, и Вяргек, и Сарай, и Рестак, и Кешам и всю Бедекшанскую землю, и || Хаш, и Ахситяк, и Андиген, и всю Ташкентцкую и Тюркистанскую и Туранскую землю и Юргенское царство и иные многие земли и государства бог мне дал. А о чем вы писали к нам и то мы все выслушали, да ведомо нам было, что искони у претков прародителей наших с претки вашими Росийского государства с великими государи ссылка и дружба была и торговые люди с торгами хаживали без урыву и мы желали тоже, чтоб меж нами потому же ссылка и дружба была и торговые б люди меж нами ходили с торговым промыслом без урыву, а вы, великий государь, в грамоте своей к нам писали о том же и нам напамятовали. Да в той же своей грамоте писали вы к нам, которые есть в Бухарех и в ыных наших городех руские люди полоненики, а от работы отжились и которые не отжились, живут в неволе, чтоб нам учинити им свободу и отпустить бы их на Русь, и нам про то ведомо, что в вашем государстве божиею волею из нагайских мурз и из иных улусов многие мусюльманского закону || люди есть, мы мусюльманы и они нагайцы мусюльманы ж, а мурзы нагайские кочевали поблиску претков наших и меж ими дружба и любовь бывала, и мы ныне у вас просим, которые есть в вашем государстве нагайского ясырю, чтоб вам также их велеть сыскав отпущать в наше госу-дарьство, а как вы то душе своей полезное дело учините, и мы також в своем государстве руских полоняников всех сыскав освободим для молитвы бед||ных и для ссылки. А с сею нашею грамотою к вам послали Кюзей-Нагая, потому что он наш верной человек и чтоб меж нами на обе стороны торговые люди ходили с торгом без урыву здорово и безстрашно лутчи прежнего. Писана грамота в Бухарех 151-го в марте месяце. [180]

А в грамоте свернута простая бумашка, а на ней в печати написано: Надыр-Магаммет царь Тин-Мамет царев сын.

Помета: Государю чтено.

МД. Бух. ст-цы 1644 г. августа 24 — 1645 г. мая ..., лл. 64 — 71. Напечатан в Сборнике кн. Хилкова, СПб., 1879, стр. 491 — 493.

61. 1643 г. марта ... — Ярлык хивинского хана Сеида ц. Михаилу Федоровичу о возвращении пошлин, неправильно взятых с товаров хивинского купчины Шейх-Бабы.

Возможному (Так в рукописи.) и много войско имеющу, честнейшему, величайшему Месеина закону великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руссии ото многа много челом биет. Да вечные памяти отец наш Исфендеяр царь приказал нас после своего живота бухарскому Надыр-Магамметю царю. Да искони предки прародители ваши с нашими, предки были в ссылке и в дружбе, и ныне мы у вас просим того ж, что ссылка была попрежнему ж. Да как был посол отца моего у вас государя Еминь да купчина Ших-Баба да сын его Ших-Маметь, и в Астарахани взяли на нем купчине пошлин 240 руб., а прежь сего николи || с купчин пошлин на обе стороны не имывали, и мы у вас ныне просим, чтоб вам те взятые деньги велеть отдать ему ж Ших-Бабе, и посла Еминя велеть с ним же отпустить вместе, чтоб на обе стороны было без прицепки. Да послал к вам в поминках камочку золотную да бабр.

МД. Хив. гром. № 17. Копия нач. XIX в. Датируется на основании статейного списка посольства Савина Горохова и Анисима Грибова, в извлечении напечатанного в Журн. Мин. Нар. Просв., 1884, июль, и путем сопоставления с предыдущим документом № 60.

62. 1643-г. мая 25. — Грамота ц. Михаила Федоровича балхинскому хану Надир-Мухаммеду с извещением: 1) о милостивом приеме присланного из Балха посла, 2) о согласии на установление дружественных сношений между Москвою и Балхом и 3) об исполнении всех пожеланий, выраженных в грамоте балхинского хана.

Бога единого, безначального, невидимого, неописаного, страшного и неприступного, превыше небес пребывающего, владущего силами небесными и единым безсмертным словом сыном своим видимая и невидимая сотворшаго, и самодержавным и божественным духом вся оживляющего на небеси и на земли всяческая устрояющаго, и утешения благая всем человеком подающаго, того единого в троицы славимаго и во единстве поклоняемаго бога нашего милостию от великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Руссии самодержца [п. т.] || [181] Балхинские земли начальнику Надыр-Магметю царю. Присылал ты к нашему царскому величеству посла своего Ходже-Ибреима с грамотою, и мы великий государь послу вашему Ходже-Ибреиму велели видети наши царские очи и грамоту вашу у него приняли и велели перевесть, и выслушали любительно. А в грамоте вашей к нашему царскому величеству писано, что послал ты к нашему царскому величеству в послех верного своего человека Ходже-Ибреима вспомня прежних великих государей о добре ссылку и свою дружбу и любовь подкрепити, и чтоб меж нашего царского величества и тебя Надыр-Магметя царя дружба прибавлялася, и путь бы очистить за одно с обе стороны … Далее следует изложение ярлыка балхинского хана Надир-Мухаммеда от июля — августа 1640 г., начиная словами: калмаков с пути б збить … и до слов: для того мы о том к вам и пишем ., см. выше, стр. 152 — 153. А что в нашей царского величества стороне годно, и посол ваш Ходже-Ибраим учнет покупати, и вашему б царскому величеству велети то купить без заказу и без запрещенья. Да в росписи в вашей, какову вы прислали к нашему царскому величеству, поминкам своим написано, что вы Надыр-Магмет царь нам великому государю чините ведомо. Далее следует изложение просьбы балхинского хана Надир-Мухаммеда, приведенной выше, см. стр. 154. А сколь давно и в котором году купчина ваш Шах-Усеин с сыном с Ходже-Усеином в наше Московское государство и в которой город и с какими товары посланы и где Шах-Усеинова сына Ходжу-Усейна Мурат-бай татарин убил, того в вашей грамоте не написано; а посол ваш Ходже-Ибраим нашего царского величества приказным людем сказал, как де вы Надыр-Магмет царь людем Шах … с Ходже-Усеином … ское государство … два … в купчи … розными … и в иных наших … понизовые городы, а велел им тот товар продать и купить про свой царев обиход иные товары какие годятца, и едучи де они с теми товары жили в Юргенчах год, а после того приехали в нашу царского величества отчину в Асторохань и жили в Астарахани 15 лет и в Казань и в Кизылбаши торговать ездили, и после 15-ти лет Шах-Усеин меж наших царского величества городов Саратова и Казани умер, а товар ваш что у него было остался сыну ево Ходже-Усеину, и Ходже-Усеин де с тем товаром поехал торговать с Мурат-баем татарином … в Сибири того Ходже-Усеина с Мурат-баем убили; а только мы вели … поволим на калмыков послать рать свою войною и нашему б царскому величеству приказам к вам Надыр царю с послом вашим с Ходже-Ибраимом; а как посол вашь Ходже-Ибраим к вам будет, и вы Надыр-Магмет || царь перед посылкою ратных своих людей опять к нашему царскому величеству пошлете вскоре. Да ты ж Надыр-Магмет царь прислал к нашему царскому величеству и к сыну нашему к царевичу князю Алексею Михайловичу с послом своим с Ходже-Ибреимом поминки, и мы великий государь наше царское величество для вашие дружбы и любви поминки ваши велели приняти и пожаловали посла вашего, велели ему давати нашего жалованья корм против прежнего обычая. А с ним послом были ваши товары, да с ним же [182] был торговой человек Апсемет со многими товары, и с того торговаго человека с его товаров довелось было взяти в нашу царского величества казну на Москве опричь ваших товаров многие пошлины, и мы великий государь наше царское величество для вашие Надыр-Магметевы царевы дружбы и любви с тех ваших и торгового человека Аджи-Псеметевых товаров наших царского величества пошлин имати не велели, и вам бы Надыр-Магметю царю от нас великого государя то было в любовь; а что в вашей грамоте писано, чтоб меж нашего Российского государства и вашие стороны с обе стороны путь отчистить, калмыков || с пути сбить, и мы великий государь послали … Далее следует изложение соответственного царского повеленья астраханским воеводам, приведенного более полно в грамоте ц. Михаила Федоровича от того же года хивинскому хану Сеиду, см. ниже стр. 183. А что в вашей грамоте писано, чтоб нашему царскому величеству к вам Надыр-Магметю царю дружбу свою и любовь исполнити, вашие земли татарина Ходже-Усеинова убойца Мурат-бая и животы ево и людей велеть сыскать и отдати послу вашему Ходже-Ибраиму, и то дело старое и Сибирь место великое … сыскать никоторыми мерами … и не почему, велели … сыскивать, и как про то сыщется и что по сыску объявится, мы великий государь о том тебе ведомо учинить велим, вперед … также и про ясырь, || что осталося после убитого Ходжи-Усеина в Астарахани и в Казани, мы великий государь велели сыскивать и сколько того ясырю по сыску объявитца, и мы великий государь тот ясырь послу вашему отдать велели; а что в вашей же грамоте писано, что в нашей царского величества стороне вам годно, и посол ваш Ходже-Ибреим учнет покупати, и нашему б царскому величеству велети то купить без заказу и без запрещения, и мы великий государь послу вашему в нашем в Московском государстве велели торговать повольною торговлею и ни в чем никакого заказу и запрещенья ему учинить не велели; и торговал он во всем по своей воле и пожаловав его . вам Надыр-Магметю царю с нами великим государем с нашим царским величеством быти в дружбе и в любви и в ссылке, и торговые б люди ходили на обе стороны со всякими товары и торговали повольною торговлею. Писан годарствия нашего во дворе в царствующем граде Москве лета от создания миру 7151-го майя 25-го дня.

Белая грамота писана по-татарски на александрейской на меньшой бумаге, богословье и государево имя по "владимерского" писано золотом, печать государственная большая на красном воску под кустодиею под гладкою, подпись диячья на загибке.

МД. Балх. грам. 1643 г. мая 25, № 2, лл. 1 — 5. Копия нач. XIX в.

63. 1643 г. мая 25. — Грамота ц. Михаила Федоровича хивинскому хану Сеиду об удовлетворении всех пожеланий, высказанных в грамоте отца его хана Исфендиара, присланной с послом Амин-Бехадуром, [183] и с пожеланием продолжения прежних дружественных отношений между Москвою и Хивой.

Божиею милостию от великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца [п. т.] Юргенские земли начальнику Сеиту царю наше царское слово. Присылал к нашему царскому величеству отец ваш Исфендеяр царь посла своего Эминь-Багатыря з грамоты, и мы великий государь послу его Эминь-Багатырю велели видити наши царские очи и грамоты у него приняли || и велели перевесть и выслушали любительно. А в грамотах к нашему царскому величеству отец твой Исфендеяр царь писал, что искони наши царского величества предки сь его предки ссылалися, послов и купчин степью и морем посылали, и в той ссылке на обе стороны || ... (Следующий лист утрачен.) к нашему царскому величеству от него Исфендеяра царя послы, и астараханские воеводы людей их называли торговыми людьми и сажали в тюрьму, и сидели они в тюрьме 10 || ден, а прошали у них пошлин, а наперед сего при наших царского величества и при его Исфендеяра царя предках послы хаживали, а никоторого им слова и бесчестья || ... (Следующий лист утрачен.) вьюков верблюжьих и нашему б царскому величеству нашим царского величества приказным людем по городом пропущати их безо всякого задержанья по их воле, и прислал к нам великому государю и к сыну нашему к царевичю князю Алексею Михайловичю отец ваш Исфендеяр царь с послом своим сь Еминь-Багатырем поминки, и мы || великий государь для его дружбы и любви поминки его велели приняти и пожалова[ли] посла его, велели ему давати наше государево жалованье корм против прежнего обычая и торг ему велели дать повольной, а с ним послом были отца вашего Исфендеяра царя товары, и с тех товаров довелося было взя[ти] в нашу царского величества казну астараханских пошлин 701 руб. 27 алт. 2 д. || и наше царское величество для его Исфендеяровы царевы дружбы и любви с тех его товаров наших царского величества астороханских и по городом никаких наших пошлин имати не велели, и вам бы Сеиту царю от нас великого государя то было в любовь. А что в грамоте отца вашего писано, чтоб нашему царскому величеству с своей стороны послать на калмыков ратных людей войною летом казанскую и сибирскую рать, а зимою б велеть на них ходить астараханским || ратным людем, и мы великий государь велели послати в Астарахань к нашим царского величества боярину и воеводам наше царского величества повеленье, а велели того розсмотрити накрепко, нет ли от калмыков нашим царского величества торговым людем, которые из нашего государства в вашу сторону и с вашие стороны в наше государство || ходят, какова утесненья и убытков, а розсмотря велели им о том к нашему царскому величеству отписати, а как отпишут, и мы великий государь наше царское величество учиним о том вперед по розсмотренью. И для дружбы и любви отца вашего послу его [184-185] Эминь-Багатырю в нашем Росийском государстве ясырю и соколов купить поволили и по городом ево велели пропускати везде безо всякого задержанья и зацепки и наш царского величества указ к нашим царского величества бояром и воеводам в Асторохань о том послан. А что в грамоте отца вашего писано, что астараханские воеводы посольских его людей называли торговыми людьми и сажали в тюрьму, и мы великий государь велели про то сыскати нашим царского величества астораханским новым боярину и воеводам, а как сыщут и наш царского величества указ о том будет по сыску; а вперед мы великий государь послом || и посольским и торговым юргенским людем в нашей отчине в Астарахани и по всем нашим царского величества городом велели учинити заказ крепкой с великим запрещеньем, людем вашим никому никакова безчестья чинить не велели. А что в грамоте ж отца вашего писано, что у торгового ево человека у Нур-Маметя взяли астараханские воеводы купленых 3-х ясырей, и мы великий государь наше царское величество про то по тому же велели сыскати и по сыску послу вашему велели отдать, будет так, и пожаловав мы великий государь посла Эминь-Богатыря нашим царским жалованьем велели есмя отпустити к вам не задержав || в свое государство назад. И у него астараханские воеводы взяли купленных 3-х ясырей, и тех бы Нур-Ма [метя] ... (Следующий лист утрачен.) || а с ним послали есмя к вам для дружбы и любви наших царского величества поминков 2 сорока соболей добрых, и вам бы Сеиту царю || те наши царского величества любительные поминки приняти в любовь и вперед с нами великим государем с нашим царским величеством быти в дружбе и в любви и в ссылке и торговые б люди на обе стороны ходили со всякими товары и торговали повольною торговлею. Писан в государствия нашего дворе в царствующем граде Москве лета от создания миру 7151-го мая 25 дня.

Белая грамота писана по-татарски на александрейской на меньшой бумаге вся чернилы, печать государственная большая на красном воску под кустодиею под гладкою, подпись диячья на загибке.

МД. Хив. ст.-цы 1643 г. мая 25, лл. 1 — 12. В рукописи листы перебиты, а часть утрачено.

64. 1643 г. ранее декабря 3. — Ярлык бухарского султана Абдалазиза-Бехадура торговому человеку Ходжа-Ибрахиму о покупке разных русских товаров для ханского обихода.

А. — Перевод с фарсовского письма. В начале у письма написано: господь бог свят, а под тем написано: слово наше Абдулазиза-Багатыря царя.

В торговых наших людех досужему торговому нашему человеку Ходжи-Ибраиму объявляю, чтоб быть тебе на нашу государскую милость и жалованье надежну. Которые узорочные руские товары на наш обиход годны, и тебе б те товары купить, а только не ку || плены и тебе б однолично теми товары промыслить.

А товаром роспись: погребцов, розным делом деланых часов, телятин розных цветов, розных же цветов сукон, тимов розных же цветов, добрых пансырей да добрых рыбьева зубу гораздо б шадровит был, немецких добрых полос сабельных.

А вверху в печати написано: Абдулазиз царь. (В отписке астраханских воевод ц. Михаилу Федоровичу, полученной в Москве 26 сент. 1644 г. этот Абдалазиз-хан называется царевичем: ... и декабря в 3 день [1643 г.] принес к вам холопем твоим в съежзую избу Анисим Грибов бухарского царевича Абдулазиза грамотку фарсовским письмом с печатью, которую грамотку бухарской царевич Абдулазиз писал к Хоже-Абреиму к торговому человеку.)

Б. — Он — преславный!

Абул-Гази-Абдалазиз-Бехадур-хан слово наше: лучший и благороднейший из купцов, обладатель проницательности, Ходжа-Ибрагим, купец, отмечен безграничной шахской милостью для того, чтобы он приложил старание и усердие в нахождении и приобретении товаров и материй, согласно написанному списку, если они окажутся пригодными для высочайшаго двора.

Список: сукно всех цветов, русская кожа всех цветов, часы всех родов, ларчики украшенные, мечи украшенные, зубов, панцыри лучшие, шелк цветной.

Посредине документа на свободном поле среди текста оттиснута черным миндалевидная печать с именем: Абдулазиз-ибн-Мухаммед-хан.

МД. — А) Бух. ст-цы 1644 г. августа 24 — 1645 г. мая ..., лл. 97 — 98. — Б) Там же. Подлинник на таджикско-персидском языке, см. стр. 431 — 432. Датируется на основании сведений, заключающихся в отписке астраханских воевод ц. Михаилу Федоровичу, полученной в Москве 26 сентября 1644 г. — МД. Бух. ст — цы 1644 г. августа 24 — 1645 г. мая ..., л. 95.

65. 1644 г. не ранее мая 8. — Ярлык хивинскою султана Касим-Мухаммеда астраханским воеводам кн. Борису Александровичу Репнину с товарищами о поддержании прежних дружественных торговых сношений.

Перевод с фарсовского и с турского письма, которое боярину и воеводам князю Борису Александровичю Репнину да окольничему Федору Федоровичю Волконскому, дияком Гаврилу Левонтьеву, Дмитрею Протопопову в съезжей избе подал юргенского Касим-Магаметь царевича гонец Кутуш июня в 19 день нынешнего 152-го году.

Благодатным, советным, дружественным, бесчисленно добродетельным астараханским 4-м князем. Аки милостивый государь Кысров [?] Абыл-Газы-Мегаметь-Багатырь царевичь слово мое то есть. Ведомо [186] учинилось как преж сего бывало при прежних государех, как жив был Исфендияр царь, и торговые люди езживали для своих промыслов и для прибыли приезжали и отъезжали, а ныне при мне бы свыше прежнего была доброта и в покое бы приезжали и отъезжали ни за какими мерами не опасаясь и от степных, ото всяких кочевных людей не боясь. И о том честного Кутуша-Богатыря гонцом и послом послали, и с них пошлин бы не имать. Честного деда моего царя честного посла Хоже-Ибреима и благодатного Эминя-Абыза отпустить и всех торговых людей куда похотят отпустить безо всякого мотчанья. Писано лета 1054 году … ревель авеля, (Ребиуль-эввель 1054 г. гиджры соответствует, по европейскому летосчислению, времени с 8 мая по 6 июня 1644 г. Весь 1054 г. = времени с 10 марта 1644 г. по 26 февраля 1645 г.) а по-руски … марта месяца.

В лице у листа печать напечатана чернилы, а в печати написано … Касим царевичь.

У переводу толмачили Ондрей Софонов да Овдоким арменин.

Пометы: 152-го июня в 24 день боярин князь Борис Александровичь Репнин да окольничей князь Федор Федоровичь Волконской с юргенсково гонца по царевичеве грамоте пошлин с товаров имать не велели. Подлинной лист юргенского царевича послан к государю к Москве.

ИАИ Акад. Наук СССР., Астраханские акты, акт 1644 г. июня 19 — 24. Копия середины XIX в.

66. 1644 г. ранее июля 30. — Челобитная прибывшего в Астрахань хивинского гонца Кутуш-Бехадура ц. Михаилу Федоровичу об отправке из Астрахани в Яицкий городок водою посылаемых им к хивинскому султану с вестями султановых людей, и докладная выписка по этой челобитной.

I. — Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом иноземец хивинского царевича Касим-Магаметев гонец Кутушко-Батырь. В нынешнем, государь, во 152-м году прислан, государь, я ис Хивы от царевича для твоего государева дела в Астарахань, что в Хиве де был до сево Испиндияр царь, а ныне посадил бухарской Надыр-Мамет царь в Хиве внука своего Касим-Мамет салтана, потому что не стало в Хиве Испендияра царя, и велено владенье дать ему в Хиве и в Юргенче и чтоб был из Астарахани против прежнево приезд и отъезд и торги, как было преж сево при Испендияре царе безо всякого опасения и свыше того. И я иноземец приволокся степью, а верблюды и лошади покинул в Яитц-ком городке, и ныне, государь, посылаю из Астарахани в Хиву к царевичю людей ево Дорюча Салманова с товарыщи 5-ти человек, чтоб было ведомо царевичу твой государев указ и про мой приезд, что ты, государь, пожаловал ево царевича велел быть по прежнему своему государеву указу [187] торгам отъезду и приезду повольно безо всякого опасенья, а по твоему государеву указу мне велено ехать из Астарахани до пристанища на бусах с торговыми людьми. Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии пожалуй меня иноземца, вели тех людей до Яитцкого городка отвести в судех для твоего государева скорого дела, чтоб корован поспешил к моему приезду на пристанище, а с ними государь посылаю ис царевичевы казны покупки 120 юфтей кож красных, 600 блюд 3 половинки сукон, и вели государь дать свою царскую проезжую грамоту. Царь государь смилуйся, пожалуй.

II. — А о чем государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом хивинского царевича Касим-Магаметев гонец Кутуш-Батырь: в нынешнем во 152-м году июня в 11 день писал в Астарахань к боярину воеводам ко князю Борису Александровичю Репнину да к окольничему ко князю Федору Федоровичю Волконскому к дияком к Гаврилу Левонтьеву и Дмитрею Протопопову из Яицкого острожка голова стрелецкой [Иван] Глебов; майя де в 30 день пришол степью от юргенского царя от Касим-Магаметя гонец, а с ним людей его 16 человек да 8 верблюдов да 5 лошадей, а сказал де ему тот юргенской гонец ... || пристали, и он де Иван того гонца отпустил из Яицкого острожка в Астарахань вь ясаульном в стругу с сотником стрелецким сь Якимом Близнецовым, да людей с ним отпустил 12 человек, да товару 10 тай больших и малых, а лошади их и верблюды остались в Яицком острожке или куды отпущены, того в отписке не написано, и сотник стрелецкой Яким Близнецов сь юргенским гонцом приехал в Астарахань июня в 11 день, а людей з гонцом приехало 8 человек. И по приказу боярина и воевод князя Бориса Александровича Репнина с товарыщи юргенской гонец с людьми поставлен в новом каменном городе на подворье, а государева жалованья поденного корму и питья велено давать гонцу по 8 д. да по 3 чарки вина по 2 крушки меду по 2 крушки пива, а людем 8-ми человеком корму по 3 д. да питья по чарке вина человеку на день против прежних юргенских гонцов. И июня ж в 19 день перед боярином и воеводы перед князем Борисом Александровичем Репниным с товарыщи в съежей избе юргенской гонец Кутуш подал боярину и воеводам и дияком || от юргенского от Касим-Магаметя царевича лист фарсовским письмом с царевичевою печатью, и говорил речь: в нынешем де во 152-м году бухарской Надыр-Магаметь царь посадил вь Юргенчи сына Касим-Магаметя царевича и юргенской де Касим-Магаметь царевич прислал его Кутуша царского величества отчину в Астарахань к ним царского величества к боярину и воеводам и к дияком для того, чтоб де с ним юргенским Касим-Магаметь царевичем быть совету и царского величества и их юргенским торговым людем на бусах для своего торгового промыслу с торгом ездить на обе стороны было повольно, да с ним же де з гонцом прислал юргенской Касим-Магам-беть царевич ис своей казны товаров, а опроче де царевичевых товаров у него гонца своих и торговых людей товаров никаких нет; и бил челом [188] государю юргенской гонец, чтоб его государь пожаловал своих государевых таможенных пошлин с царевичевых товаров имать не велел. || А в листу юргенского царевича написано: как де преж сего бывало при прежних государех, как жив был Исфендияр царь, и торговые де люди езживали для своих промыслов и для прибыли приезжали и отъезжали, а ныне б де при нем свыше прежнего была доброта и вперед бы приезжали и отъезжали ни за какими мерами не опасаясь и от степных ото всяких кочев-ных людей не боясь, и о том де честного Кутуша-Батыря гонцом и послом послали, и с него пошлин бы не имать, и юргенских бы послов и торговых людей куды не похотят отпустить безо всякого мотчанья, и по той царевичеве грамоте на гонце его с товаров таможенных пошлин имать не велено. А в прошлых годех до 149-го году на Яике острожка не было, и с Яику степью из Астарахани на Яик юргенских послов и гонцов и людей их отпуску степью не бывало, что в тех годех подле Яика реки по обе стороны кочевали государевы непослушники калмыцкие тайши и алты-ульские мурзы и татаровя с улусы своими и живали городками воровские казаки, и проезду от них в Астарахань из Бухар из Юргенчь никаким людем быть было нельзе. А в прошлых же годех во 130-м и во 131-м и во 138-м и во 142-м и во 143-м и во 144-м и во 147-м и во 148-м и во 150-м юргенских и бухарских царей послы и посланники и купчины и гонцы по кормовым выпискам за дьячьими пометами в Астарахани в приезде бывали и к государю к Москве и от государя с Москвы в Бухарскую и Юргенскую землю езживали, а степью в Астарахань о приезде их и из Астарахани об отпускех их степью, о тех в выписках имянно не написано. А в наказных памятях, каковы даютца детем боярским, которых посылают из Астарахани на бусах на Караганское и на Кабаклытцкое пристанище с торговыми людьми по государеву указу пишетца изстари: как через море принесет бог на бусе на пристанище, и детем боярским с пристанища тотчас велено послати от пристани в Бухары хабарщиков человек дву или трех, а приехав им в городы сказати горододержавцом, что по государеву указу присланы из Астарахани на Караганское пристанище бусы, а на них торговые люди верховых городов и астараханские жильцы со многими русскими товары для торгу, и они б бухарцы и юргенцы с корованы своими шли на Караганское пристанище напротив со многими ж товары, а как они придут с товары, им велено дать торг повольной, а шли бы к пристани с товары своими не замотчав, чтоб государевым людем за их мотчаньем протори и проести не было. А будет которым мочно с товары своими ехать в Астарахань степью, и они б в государеву отчину в Астарахань с товары своими ехали степью, а в Астарахани по государеву указу боярин и воеводы и дьяки велят им торг дать повольной во всем и тесноты им и насильства и обиды ни от кого никоторые не будет ни в чем. И ныне государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом хивинского царевича Касим-Магаметев гонец Кутуш-Батырь, что он посылает из Астарахани в Хиву [189] к царевичю людей ево царевичевых Дорюча Салманова с товарыщи 5-ти человек, чтоб было ведомо царевичю, что по государеву указу из Астарахани торговые люди на бусах к пристанищу с товары будут, и государь бы ево пожаловал велел из Астарахани тех царевичевых людей до Яицкого городка отвести в судех для своего государева скорого дела чтоб корован поспешил к его гонцову приезду на пристанище, а с теми де людьми посылает он ис царевичевы казны покупки 120 юфтей кож крас-ных, 600 блюд, 3 половинки сукон, и велел бы ему дать свою государеву проезжую грамоту.

Помета: 152 года июля в 30 ... для коровану 5-ти человек и грамоту проезжую дать.

ИАИ Акад. Наук СССР. Астраханские акты, акт 1644 г. июля 30, на 3 сст-ах. Печатается частью по неполному и ветхому подлиннику, частью же по сохранившейся копии середины XIX в.

67. 1644 г. ранее августа 31. — Отписка астраханских воевод кн. Бориса Александровича Репнина с товарищами ц. Михаилу Федоровичу с просьбой дать указания, следует ли взыскать торговую пошлину с отпущенного из Москвы и прибывшего в Астрахань хивинского посла Амин-Бехадура ввиду решительного его отказа уплатить таковую и возможных по этому поводу дипломатических осложнений, с приложением выписок из делопроизводства астраханской таможни по аналогичным случаям.

I. — Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Бориско Репнин, Федька Волконской, Гаврилко Левонтьев, Митька Протопопов челом бьют. В прошлом, государь, во 150-м году майя в 5 день в твоей государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте за приписью твоего государева думного дияка Григория Львова писано в Асторохань к боярину и воеводам ко князю Никите Ивановичю Одоевскому с товарыщи, в прошлом же государь во 150-м году февраля в 16 день писали они к тебе, государю, к Москве с астороханцом с Ываном Гороховым, что в прошлом же во 150-м году ноября в 17 день приехали в Асторохань с Караганского пристанища, на твоих государевых бусах, юргенского Исфендияра царя посол Эминь-Багатырь да Исфендияра же царя купчина Бебут и прислали в сьезжую избу тот посол и купчина с людьми своими 2 листа да 3 росписи писаны фарсовским письмом и те листы и росписи переведены, а по переводу один лист писан к тебе государю от Ис[фендияра царя] да роспись даром . || своих к тебе государю и к сыну твоему государеву к государю нашему благоверному царевичю ко князю Алексею Михайловичю, а другая роспись царевым и посольским людем, а третья роспись сколько с послом послано царева товару, а печати царевы у тех росписей нет. А по осмотру таможенного головы Микифора Онтипина у юргенского посла [190] у Эминь-Багатыря всякого товару, которой называет царевым товаром, на 7000 на 900 на 50 руб., а твоих государевых таможенных пошлин доведетца с того товару взяти 701 руб. 27 алт. 2 д. И по той твоей государеве грамоте юргенского Исфендияра царя у посла у Эминь-Багатыря и у купчины твои государевы пошлины с товаров велено взяти по таможенным книгам и по уставной грамоте по тому же, как емлют твои государевы пошлины с ыных с таких товаров, потому что у товарных их росписей царевы печати нет и верить тому нечему, что они те товары называют царевыми товары, а лишних бы пошлин с тех товаров мимо прежнего обычая имати не велеть и отпустити б юргенского посла к тебе к государю к Москве водяным путем по прежнему твоему государеву указу, как их отпускивали наперед сего. И в нынешнем, государь, во 152-м году октября в 23 день || юргенского Исфендияра царя посол Эминь-Багатырь от тебя государя с Москвы в Асторохань приехал, а таможенных пошлин в Асторохани не плачивал же. Да в прошлом же государь во 150-м году ноября в 20 день в другой твоей государеве цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте за приписью твоего государева думного дияка Григорья Львова писано в Асторохань к боярину и воеводам ко князю Никите Ивановичю Одоевскому с товарыщи, будет юргенские и бухарские послы и гонцы и купчины учнут приезжати в Асторохань и тех послов и гонцов и купчин велено приимать по прежнему твоему государеву указу и балхинского посла, которого будет пришлет балхинской Надырь-Магаметь царь, потому же велено принять для того, чтоб твоего царского величества послом и посланником и торговым людем, которые в Юргенчь и в Бухары ездят, в тамошних местех от них тесноты не было; а таможенные пошлины сь юргенцов из бухарцов со всяких товаров велено имати по твоему государеву указу и по уставным грамотам вправду, как указано и имано в прошлых годех. И мы холопи твои посылали к юргенскому послу к Еминь-Багатырю сына боярского Ивана Суслова, которой у него приставлен, да толмача, а велели ему говорити, чтоб он прислал в твою государеву сьезжую избу с товаров, которые привез он из-за моря в прошлом во 150-м году, твои государевы таможенные пошлины 701 руб. 27 алт. 2 д. И сын боярской Иван Суслов да толмач || Мишка Гарасимов пришед [к на]м холопем твоим в твою государеву сьезжую избу сказали: ходили де они по нашему холопей твоих приказу к юргенскому послу к Еминь-Багатырю и говорили, чтоб он с товаров своих, которые он привез из-за моря в прошлом во 150-м году, твои государевы таможенные пошлины платил, и юргенской де посол говорил, как де он был на Москве и тебе государю бил челом и подавал 6 челобитен о своих делах, и как де ему был отпуск с Москвы, и ему де говорил твой государев печатник думной дьяк Федор Федоровичь Лихачев, а толмачил переводчик Прокофей Враской, о чем де он юргенской посол тебе государю бил челом, и ты де, государь, ево во всем в том пожаловал; да он же де посол говорил, как де и Асторохань стала и с юргенских де послов [191] и с царевых товаров твоих государевых таможенных пошлин не имывано, а у него де ево посольских товаров нет, а все де товары у него царевы, а в твоих де государевых таможенных пошлинах ты, государь, волен, а ему де с царевых таваров пошлин не плачивать. И маия, государь, во 18 день посылали мы холопи твои кь юргенскому послу вдругоряд того же сына боярского Ивана Суслова да подьячего да толмача, а велели ему, говорити, чтоб твои государевы таможенные пошлины прислал, а только будет тех твоих государевых таможенных пошлин в твою государеву сьезжую избу не пришлет, и те пошлины велим править на людех ево. И юргенской де, государь, посол || Еминь-Багатырь говорил им, холоп де он юргенского царя, а товары де он привез с собою царевы ж, а ево де товаров ничево нет; и те де царевы товары ныне на бухарском дворе и в тех де царевых товарех ты государь волен, а люди де, которые перед ним стоят, царевы ж, а ево де людей нет, а ему де твоих государевых таможенных пошлин платить нечем да и прежде сего сь юргенских и з бухарских послов и купчин твоих государевых пошлин не имавано, а только де ныне им почнетца, что на нем твои государевы таможенные пошлины доправить, и в том де ты, государь, волен. И мы холопи твои выслушав юргенского посла Эминь-Багатыря роспросных речей велели выписати ис таможенных книг из выписок прошлых лет, с которых юргенского и бухарского царей с послов и с купчин царевых товаров пошлины иманы или с них пошлин не имано, и с тое выписки список послали к тебе ко государю под сею отпискою за моею холопа твоего Гаврилковою приписью, а юргенскому послу велели побыть в Асторохани до твоего государева указу, а таможенных пошлин править на нем и на царевых людех до твоего государева указу не велели, штоб тем меж вами великим государем и юргенским царем ссоры не учинить. И о том нам холопем своим как укажешь. || II. — Список с выписок, каковы сысканы в Асторохани. В выписочном столпу о таможенных пошлинах за пометою дьяка Ивана Федорова прошлого 144-го году написано: в прошлом во 142-м году приехал из-за моря в Асторохань с Караганской пристани бухарец Хозе-Такулы от бухарского Иман-гулыя царя в купчинах сь ево товары и подав воеводам князю Алексею Никитичю Трубецкому с товарыщи лист татарским письмом, а в переводе того листа написано: послал он Иман-гулы царь купчину своево Хозя-Такулыя в Асторохань и в Казань и к Москве и в иные городы, а велел ему покупать про свой обиход товары, какие сойдетца, и сь ево б товаров, что на него тот купчина купит или что продаст, пошлин и с людей головщины не имать, а по росписи таможенного головы Василия Босова с товарыщи довелось взяти бухарского царя на купчине на Хозе-Такулые таможенных пошлин с 4000 с 800 з 90 с одного рубля взяти, будет он не учнет товары в Асторохани торговать, 171 руб. 6 алт., и тот бухарского царя купчина Хозе-Такулы из Асторохани с товаром до Казани и до Ярославля отпущен, || а в таможенных пошлинах была взята по нем порушная запись, что ему о тех таможенных пошлинах привести в Асторохань государеву грамоту; [192] и в прошлом же во 142-м году приехали в Асторохань бухарского Иман-гулыя царя купчина Хозя-кулы и воеводам князю Олексею Никитичю Трубецкому с товарыщи подал государеву грамоту за приписью дияка Ивана Переносова, а в той государеве грамоте написано: государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии бухарского Иман-гулыя царя купчину пожаловал с товаров Иман-гулыя царя, которые купчина ево купит и которые продаст в Асторохани и в верховых городех, [пошлины] имати не велел, потому что о том купчине о товарех своих бухарской царь к государю писал да и потому, что и з шаховых товаров пошлины не емлют же и та порушная запись, которая была взята Иман-гулыя царя по купчине, велено выдать. Да и в прошлом же во 142-м году приехали в Асторохань из Юргечь на государевых бусах от юргенского Исфендияра царя купчины Назар да Пакул с товары, и об тех купчинах и о товарех Исфендияр царь в Асторохань к воеводам ко князю Алексею Нититичю Трубецкому с товарыщи писал, а по росписи таможенного головы Василия Босова с товарыщи, по их оценке, Исфендияра царя у купчин у Назара да у Пакулыя товаров на 2000 на 18 руб., а таможенных пошлин доведетца взяти и з бус-ным провозом 161 руб. 4 алт.; || и по приговору воевод князя Олексея Трубецкого с товарыщи и по выписке за пометою дьяка Федора Степанова таможенные пошлины Исфендияра царя на купчинах с товаров 161 руб. 4 алт. не взято, потому что Исфендияр царь о тех своих купчинах и о товарех в Асторохань писал; и из Асторохани бухарского Иман-гулыя царя купчина Хозя-Такулы и Исфендияра царя купчины ж за море на Караганскую пристань на бусах отпущены. Да в прошлом во 143-м году августа в 28 день приехал в Асторохань из-за моря с Караганские пристани для торгу бухарского Иман-гулыя царя купчина Бебут, а воеводам князю Олексею Трубецкому с товарыщи подал лист татарское письмо и с того листа в переводе написано в Асторохань к воеводам, что отпустил он Иман-гулы царь в Асторохань с своими товары человека своего Бекбет-Багатыря для покупки, что про него годно, и ему б в торгу дати повольность и в приезде и в отъезде его не держать и пошлин бы с него не имать, а как тот его купчина и торговые люди к нему назад приедут и он большого своего посла в Асторохань пришлет; и по росписи таможенного головы Дмитрея Протопопова за ево рукою бухарского царя купчины у Бебута товару цена 3788 || руб., а довелося с того товару на нем астороханских таможенных пошлин взяти 303 руб. 2 д.; и по приговору окольничего и воевод Федора Васильевича Волынского с товарыщи бухарского Иман-гулыя царя купчины Бебута Иман-гулыя царя с товаров, которые прислал он в Асторохань с ними Бекбутом, государевых таможенных пошлин 303 руб. 2 д. не взято, потому … Далее следует ссылка на только-что приведенные случаи. Да во 146-м году у юргенского у Шефри-салтанова посла у Барбусуна Шуралиева товару по цене было на 500 на 40 на 3 руб. и довелось на нем с того товару всяких астороханских таможенных пошлин взяти 46 руб. 5 алт. з деньгою и тех пошлин на нем по памяти за приписью дьяка [193] Михаила Неверова не взято же. Во 147-м году юргенского Исфендияра царя у гонца у Незер-Малика товару по цене было на 700 на 50 руб. и довелось с того товару астороханских таможенных пошлин взяти 70 руб. 24 алт. 4 д. и по памяти за приписью дьяка Степана Уготцкого тех пошлин на нем не взято. Во 149-м году юргенского Исфендияра царя у гонца у Апуна с то[вару] по цене с 400 з 20 руб. [таможенных всяких пошлин взято 35 руб. 28 алт. 2 д., юргенского Исфендияра царя з гонца с Незер-Малика с товаров, что он называл царевыми товары, взято таможенных всяких пошлин 172 руб. 33 алт. з деньгою. Во 150-м году юргенского Исфендияра царя с купчины с Ших-Бабы с товаров таможенных всяких пошлин взято 237 руб. || 5 алт. 3 д. И в нынешнем во 152-м году сентября в 23 день в государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте за приписью думного дьяка Григория Львова написано: бил челом государю юргенского царя посол Эминь-Багатырь … Далее следует изложение челобитных посла Амин-Бехадура от 6 января и 26 марта 1643 г., см выше стр. 174 — 178. И по той государеве грамоте, как юргенской посол Эминь-Багатырь в Асторохань приедет, велено сыскать, || будет наперед сего юргенского царя з гонцов и с купчин государевых пошлин не имывано и ныне б тому юргенскому послу Эминь-Багатырю и купчине Ших-Бабе взятые пошлины, что взяты с царевых товаров, велено отдати. И по государеве грамоте и по выпискам с прежних приговоров юргенскому послу Эминь-Багатырю государевы таможенные пошлины, которые в прошлом во 149-м году юргенского Исфендияра царя с товаров на юргенском гонце Незер-Малике взяты 172 руб. 32 алт. з деньгою, да юргенскому же купчине Ших-Бабе таможенные же пошлины, которые на нем взяты в прошлом во 148-м году 237 руб. 5 алт. 3 д., выданы по тому в прошлом во [142-м] году приезжал || в Асторохань бухарского Иман-гулыя царя купчина Хозе-Такулы сь его И[ман-гулыя] царя с товары [и] по государеве грамоте [бухар]ского Иман-гулыя царя с товаров на [нем] на Хозе-Такулые имать не велено да [и потому], что и с кизылбашского с Шах-Суфиевых купчин с товаров государевых пошлин в Астарахани не емлют, да и потому им таможенные пошлины [выданы], што в прошлых годех и юргенского Исфендияра царя на купчинах на Назаре да на Апакулые при воеводах при князе Алексее Трубецком с товарыщи в Астрохани таможенной пошлины не взято ж.

На обороте: Диак Гаврило Левонтьев.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии.

152-го августа в 31 день с астараханским пятидесятником стрелецким с Сенькою Сажиным.

МД. Хив. ст-цы 1641 г. ноября 17 — 1644 г. авгиста лл. 343 — 355

<<<НАЗАД          В НАЧАЛО         ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ>>>

Материал предоставлен автором журнала Антикварная англофобия
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня  

© 2006-2009. Права на сайт принадлежат kungrad.com.
При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
Администратор